ОБЩЕСТВО

Русских немцев в Германии не считают за людей

Обыкновенный фашизм: с выходцами из СССР и поныне обращаются, словно на дворе 1941 год

Когда в 1990-х пал «железный занавес» и ФРГ объявила программу по переселению этнических немцев, из нашей страны они уезжали миллионами. Причин тому было множество - бытовые трудности в том числе. Но главным советские немцы считали возвращение на Родину, к корням. То, чего не могли сделать их сосланные в Поволжье и азиатские республики предки. Люди думали, что едут домой, они не знали, что в Германии их будут считать русскими и никогда не примут за своих.

В августе 1990 года вместе с другими репатриантами ступила на немецкую землю семья Гизбрехт: родители и сын, 16-летний Евгений. Парень выучился, получил рабочую специальность, женился, родилась дочь Маша. В 2008 году они переехали в Швейцарию. Зарабатывал Евгений весьма достойно и мог позволить себе недешевое хобби: собирал монеты из драгметаллов. Коллекция получилась солидной, оценивалась примерно в 200 тысяч евро.

В 2013-м Гизбрехтам пришлось вернуться в Германию: закон не позволял находиться в Швейцарии дольше. Осели в городе Падерборн. Тут и началась эта дикая история, поверить в которую совершенно невозможно. Но я видела подтверждающие ее документы.

...и Лидия с ней же два года назад в Курской области...и Лидия с ней же два года назад в Курской области

 

Воровство в интересах следствия

Супруга Евгения Лида не могла после переезда в ФРГ устроиться на работу. И заявила о своем праве на выплату: договор с частной страховой компанией содержал, в том числе, пункт о страховке в случае потери работы. В течение семи месяцев деньги исправно поступали на счет. И вдруг перестали: Лидию обвинили в том, что она получала пособие сразу в Германии и Швейцарии. Это в принципе невозможно, но никого это не волновало. Выписали штраф в тысячу евро. Супруги его оспорили. На них подали в суд за мошенничество с социальными выплатами. Доказательства сторона обвинения предъявить не смогла. Российский паспорт Лидии Гизбрехт судья Кенер скомкал и швырнул на пол. А затем приказал обыскать женщину: якобы она спрятала в надежное место банковскую выписку, подтверждающую ее вину. Три мужика-полицейских начали прилюдно щупать Лидию. Евгений не выдержал и кинулся на помощь любимой жене. Его скрутили, бросили в клетку, а супругу увезли домой, где без ордера и без понятых устроили обыск - по сути, разгромили всю квартиру. А главное, изъяли «в интересах следствия» коллекцию монет. Больше Евгений ее не видел.

Так выглядела детская комната после обыскаТак выглядела детская комната после обыска

 

Но гражданином быть обязан

После этого случая Лидия заявила мужу, что жить в Германии она ни за что не останется. Семья переехала в Россию, в Курскую область: там проживают родители женщины. Евгению хватило накопленных денег на покупку приличного дома с участком. Но, на беду, у главы семейства только гражданство ФРГ. И паспорт СССР - страны, которой уже 25 лет нет на карте мира. Бесконечные походы в УФМС и попытки оформить российское гражданство не увенчались успехом. Мужчину постоянно футболили, посылая за очередным документом, которого якобы не хватает. Он вынужден был летать в Германию, чтобы каждые три месяца продлевать визу. Приходил снова, но оказывалось, что теперь необходима другая бумажка. И так два года. Гизбрехт даже в прокуратуру обращался, ее сотрудники обнаружили нарушения в действиях чиновников, но дело с мертвой точки не сдвинулось.

- Наверное, денег хотели, а я не стал давать, - размышляет теперь Евгений.

Отчаявшись решить вопрос с документами, в декабре 2015-го супруги вернулись в Германию. Лучше бы они этого не делали.

 

Заткнись, русская шваль!

По возвращении Лидия снова получила уведомление о штрафе за мошенничество. Хотя никакого постановления суд в 2013-м не вынес. По крайней мере, на руки обвиняемой его не выдавали. Супруги вступили в официальную переписку с властями. Правда, судебные органы заявляют, что никаких писем не получали, хотя у Гизбрехтов есть все чеки с почты.

21 августа Евгений попрощался с семьей и уехал: работу он нашел в Австрии, домой приезжал только на выходные. Через десять минут позвонила жена и сказала, что у двери стоят двое в штатском. Говорят, из полиции, требуют открыть дверь. В противном случае грозят ее выломать. Евгений рванул обратно. Возле подъезда стояли полицейские машины. Стражи порядка объяснили мужчине: наверху - их коллеги, они пришли арестовать Лидию за «сопротивление власти, незаконное хранение и применение огнестрельного оружия». Выяснять, откуда взялась эта бредовая формулировка, было некогда. Вместе с полицейскими Евгений поднялся к квартире. На шум выглянула соседка, но мужчина в форме гаркнул, чтобы она не высовывалась. Настойчивые требования Евгения предъявить удостоверения и ордер закончились тем, что его повалили и начали бить - в заранее надетых мягких кожаных перчатках, дабы не оставлять следов. Один из полицейских стал душить мужчину, и Евгений потерял сознание. Очнулся в наручниках. Его стащили по лестнице, словно мешок с картошкой, бросили в машину. Адски болело колено, и мужчина застонал.

- Заткнись, русская шваль, а то отправим тебя по частям твоему любимому Путину! - рявкнули на него.

В полицейском участке Гизбрехта еще раз обозвали русской свиньей, обыскали, раздев догола, предъявили какую-то писульку об аресте супруги без подписи судьи и вытолкали взашей.

Дома мужчина обнаружил полный разгром, даже детский рюкзак вывернули. Плачущую дочь нашел у соседей: девятилетняя Маша рассказала, что маму затолкали в машину и увезли. Чувствуя мучительную боль в ноге, Евгений отправился к врачу. Тот оказал первую помощь, но писать в справке, что травма появилась в результате избиения полицейскими, наотрез отказался: мол, у него семья, а с полицией шутки плохи.

Коллекция ценных монет осталась только на фотографияхКоллекция ценных монет осталась только на фотографиях

 

Гнилая страна

Лидия позвонила в тот же вечер: ее увезли в одну из самых жестоких тюрем Германии - Hafthaus Ummeln. Воспользоваться телефоном дали один раз. Женщина отказалась подписывать любые бумаги без адвоката. Но защитника к ней до сих пор не пустили. Не дают обратиться в наше консульство, заявляя, что на русское гражданство им плевать. Не разрешают писать письма на русском языке. Что будет дальше, непонятно. Евгений бьется с чиновниками, пытаясь получить хоть какие-то официальные бумаги и понять, что грозит Лидии, но тщетно.

- Плевать, что меня избили. Главное - вытащить жену из-за решетки и свалить из этой страны навсегда! - переживает он.

Евгений передал нам сканы писем его супруги, которые она писала в первые дни заключения. Публикуем выдержки из них.

22.08

«Я все утро проревела. Сейчас более-менее успокоилась. Надеюсь, что все закончится хорошо. Как только выйду, запаковываю вещи и сваливаю из этой гнилой страны».

23.08

«Разбудили нас в 6.15 утра. Спала плохо. Настроение никакое. Хорошо, что хоть не одна, поболтать можно на русском. То, что мы сегодня поговорили, оказался первый и последний звонок. Следующие письма мне надо писать на немецком, иначе они отправлять письма на русском не будут.

P.S. А сегодня я осталась в комнате одна. Мысли прут со всех сторон».

25.08

«Тут много наркоманов. Даже и не знаешь, чего от них ожидать. Как на мине замедленного действия. Сегодня подселили болгарку, она тут тоже из-за денег. Беременная, на шестом месяце… Прошло уже четыре дня. Для меня это почти вечность. Ждать я могу. Но не знаю, насколько меня хватит. Представляешь, тут сидит русачка, у нее денежный долг в 3600 евро, она должна год отсидеть. За день у нее уходит 10 евро».

26.08

«Я сегодня во время прогулки слышала, что ты звонил. А юстиц (сотрудники тюрьмы. - А. П.) трубку, как всегда, кинули. Как у тебя там коленка? Долго еще с костылями бегать? Я так переживаю! Хочу домой, хочу к тебе и Машке и про все это забыть, как страшный сон».

.

«Русские - это не народ в общепринятом смысле слова, а сброд, обнаруживающий ярко выраженные животные черты. Это можно с полным основанием отнести как к гражданскому населению, так и к армии».

Йозеф ГЕББЕЛЬС, министр народного просвещения и пропаганды Третьего рейха.

 

Комментарий специалиста

Александр ХАМИНСКИЙ, глава Республиканского юридического общества:

- Люди, уехавшие с паспортами СССР, после 1991 года автоматически утратили советское гражданство, поскольку страна перестала существовать. Если они хотели получить гражданство вновь созданных на территории бывшего СССР государств, им нужно было приехать туда и обменять советский паспорт на российский, белорусский, казахский и т.д. Теперь получать гражданство любой из бывших советских республик они должны на общих основаниях - как иностранные граждане.

Со дня получения вида на жительство и до дня обращения с заявлениями о приеме в гражданство РФ иностранец должен прожить на территории России непрерывно в течение пяти лет. Срок проживания считается непрерывным, если человек выезжал за пределы страны не более чем на три месяца в течение года.

Но в некоторых случаях применяется упрощенная схема получения российского паспорта. К ситуации Евгения Гизбрехта применимы два пункта из ч.2 ст.14 ФЗ «О гражданстве Российской Федерации», где сказано, что можно обратиться за российским гражданством без соблюдения условия о сроке проживания, если иностранное лицо:

а) родилось на территории РСФСР и имело гражданство бывшего СССР;

б) состоит в браке с гражданином Российской Федерации не менее трех лет.