ОБЩЕСТВО

Дочь-наркоманка упекла мать за решётку

62-летняя женщина больше четырех месяцев сидит в СИЗО, а следствие даже не ведется

- Нет, вы представляете? Мать всю жизнь все для нее делала, а она с ней как?! Разве так можно! – раздался взволнованный голос в телефонной трубке. Женщина на том конце провода сбивчиво пыталась разъяснить мне суть дела: ее давнюю подругу Наталью оговорила дочь. Просто за то, что любящая мать пыталась удержать родную кровиночку от страшной зависимости.

В конце мая СМИ облетело сообщение: «Мать похитила дочь, мешавшую ей продать квартиру. Злоумышленница и ее подельники арестованы». В статьях, написанных словно под копирку, давалась версия следствия: Наталья Янкович наняла Михаила Буданова и Павла Бударина, дабы те похитили ее дочь Христину и насильно удерживали в наркоклинике. Якобы та мешала Наталье продать 150-метровую квартиру на столичной Фрунзенской набережной, оцененную в 60 миллионов рублей. 33-летнюю женщину побоями и угрозами затащили в машину и увезли в больницу. Только с помощью друзей ей удалось на следующий день вырваться на свободу. Трем подозреваемым предъявлено обвинение в похищении человека группой лиц по предварительно сговору.

...и всё время рядом с внучкой......и всё время рядом с внучкой...

 

Лечиться передумала

О жизни семьи Янкович мне рассказала подруга Натальи, та, что позвонила в редакцию. А о подробностях дела адвокаты подозреваемых. С их слов рисуется совсем другая картина.

Представьте: приличная московская семья, мама Наташа и дочь Христина – необычное имя досталось девочке от папы-югослава (семью он давно оставил). Живут не тужат в собственной квартире в центре. Одно омрачает эту идиллию: Христина с 15 лет пристрастилась к наркотикам. Мама, как могла, боролась с пагубной привычкой дочери. Тем более что десять лет назад на свет появилась внученька Иванка. Но терпеть загулы наркоманской компании становилось все тяжелее. К тому же все это происходило на глазах у маленькой девочки.

Наталья Янкович не оставляла попытки уговорить дочь лечь в клинику. Готова была оплатить лечение в частной лечебнице: боялась, что если дочь поставят на учет в наркодиспансере, то лишат родительских прав на Иванку.

В один, как теперь понятно, не прекрасный день Христина согласилась пройти курс лечения. Из частной клиники доктора Исаева «Не зависимость» приехали два волонтера - Михаил и Павел. Отвезли женщину в медучреждение, оформили, как положено, документы – Христина добровольно подписала согласие и осталась. Через пару дней к ней примчались друзья: мол, чего ты тут забыла? Давай-ка домой, а с матерью твоей мы разберемся. Если пациент не желает проходить курс лечения, врачи не имеют права его удерживать. И Христина уехала, но не домой, а к подруге. Полтора месяца от нее не было ни слуху, ни духу. Не то, что матерью, дочкой не интересовалась. Наталья пыталась дозвониться, поговорить, - тщетно.

...девочка занималась конным спортом, побеждала в конкурсах чтецов, отлично училась. Да и отдыхать ездила только с бабушкой...девочка занималась конным спортом, побеждала в конкурсах чтецов, отлично училась. Да и отдыхать ездила только с бабушкой

 

Гниет в изоляторе

Через полтора месяца в квартиру Янкович ворвались сотрудники полиции, провели обыск, а Наталью Александровну взяли под стражу. В тот же день арестовали Михаила Буданова и Павла Бударина – волонтеров из наркологической клиники. Выяснилось, что заявление на мать с обвинением в похищении написала Христина, сразу по выходу из больницы.

Вскоре в Интернете появилось объявление о продаже квартиры. Адвокаты подозреваемых под видом покупателей позвонили по указанному номеру. Трубку взяла Христина. Но как только «клиент» потребовал, чтобы сделка проходила с владелицей, а не по доверенности, заявила: мол, хозяйка за границей, и нажала отбой. Объявление исчезло на следующий день. Потом друзья обнаружили, что машина Натальи Александровны не хранится на стоянке, ее видят то тут, то там. Христина при этом ездит на своей. Ходят слухи, у нее есть близкий друг на Петровке 38, он, говорят, на авто и катался.

После ареста подозреваемых в наркологической клинике произвели обыск. Все бумаги, касающиеся Христины Янкович, изъяли, не отметив в протоколе. По словам адвоката Валерия Ангелова, в деле полно нестыковок и процессуальных несоответствий. Но на запросы и жалобы защитников следствие не отвечает, а следственные мероприятия не проводятся. 62-летняя Наталья Александровна, инвалид второй группы, все это время сидит в СИЗО.

- Она в «шестерке», это крайне тяжелый изолятор, - поясняет Валерий Ангелов. - Рассчитан он на 750 человек, а находятся более 1,5 тысяч. Спят по очереди на полу. Окна не открываются, вентиляции нет. Люди, вина которых еще не доказана в суде, попросту гниют. А Христина живет себе в огромной квартире в центре. Продолжает баловаться наркотиками на глазах малолетней дочери.

Снимки дочери-красотки мама выкладывала в «Фейсбук», подписывая «моя звезда» и «моя любовь». Несмотря ни на что, обожала Христину, потому и боролась за неё

Снимки дочери-красотки мама выкладывала в «Фейсбук», подписывая «моя звезда» и «моя любовь». Несмотря ни на что, обожала Христину, потому и боролась за неё

 

Сиди или умри

- 26 сентября суд продлил Наталье срок содержания под стражей до шести месяцев. Расследование не ведется, сплошная волокита, - возмущен адвокат Тимофей Гриднев. - Неделю назад Янкович перевезли на Петровку, 38 якобы для производства следственных действий. Но за десять дней к ней никто даже не зашел! Обвинение построено исключительно на показаниях дочери-наркоманки, и пожилой человек, инвалид арестован. Вопиющий случай!

- Состояние здоровья - не повод отпустить под подписку о невыезде?

- Теоретически такая возможность существует, но практически полностью отсутствует в нашей правоприменительной практике. Освободить человека по состоянию здоровья из-под стражи можно, если врач СИЗО даст заключение, что он находиться под стражей не может.

- То есть, при смерти?

- Даже в таких случаях редко выпускают. Есть же больница в СИЗО. Мы предлагали на суде домашний арест, освобождение под залог. Но следователь твердит свое: нам нужно время для следственных действий. Даже судья удивился, мол, вы, господин следователь, и в прошлый раз те же следственные действия указывали. Знаете, я кому ни расскажу эту историю, никто не верит – как арестовали?! Она, правда, сидит?! Да, вот такая правда: пожилая мать жестоко поплатилась за заботу о дочери-наркоманке.