ОБЩЕСТВО

Кому была нужна блокада Ленинграда

Финны отказались обстреливать город, так как не имели осадной артиллерии

Город-герой в 75-ю годовщину трагедии получил подарок. С его лица вытерли позорный плевок - памятную доску в честь финского маршала Карла МАННЕРГЕЙМА, «соавтора» идеи блокады Ленинграда. 

Доску сняли тайком, без той помпы, с которой она устанавливалась. Но это еще не победа ленинградцев. Карл «переехал» недалеко, в Царскосельский музей Первой мировой войны. Экскурсоводы там будут объяснять девочкам и мальчикам, что он герой России, настоящей России, а не той «империи зла», чем был СССР, против которого маршал боролся.

Перенос доски похож на временное отступление нынешней чиновничьей аристократии, которая возомнила себя наследницей монархии. Маршала еще вынут, как козырь в борьбе цивилизованной Европы с тоталитарным СТАЛИНЫМ и коммунистическим наследием.

Все эти события в который раз возбудили споры о причинах блокады и о том, могла ли Советская власть ее предотвратить.

 

Фашист не виноват?

Один из главных доводов антисоветчиков таков: Гитлер не собирался брать и уничтожать Ленинград, а живодер Сталин обрек жителей на мучительную смерть.

Профессор Ленинградского госуниверситета, участник Великой Отечественной войны, историк Михаил Фролов уверен в ином.

- 16 сентября 1941 года, то есть шла вторая неделя блокады, Гитлер заявил немецкому послу в Париже Отто Аветцу: «Ядовитое гнездо Петербург, из которого так долго «бьет ключом» яд в Балтийское море, должен исчезнуть с лица земли, - цитирует Фролов. - Город уже блокирован; остается только обстреливать его артиллерией и бомбить, пока водопровод, центры энергии и все, что необходимо для жизнедеятельности населения, не будет уничтожено. Азиаты и большевики должны быть изгнаны из Европы». Заметьте: даже слово «Ленинград» было ненавистно Гитлеру.

 

Брать или не брать

В записке от 21 сентября 1941 года отдел обороны Верховного главнокомандования вермахта (ОКВ) предложил варианты решения «ленинградской проблемы» и обрисовал негативные последствия.

Первый. «Немцы занимают город и поступают с ним так же, как с другими занятыми русскими городами». Но «тогда надо брать на себя ответственность за снабжение населения». Как известно, гитлеровцы, бывало, подкармливали тех, в чьих домах квартировали. А кормить более двух миллионов ленинградцев нацисты не собирались.

Второй. «Город блокируем, окружаем колючей проволокой под током, простреливаем из пулеметов». Тогда «наиболее слабые из двух миллионов человек погибнут от голода... Возникает опасность эпидемии, которая распространится на наш фронт. Кроме того, под вопросом, будут ли наши солдаты способны стрелять в прорывающихся женщин и детей».

Третий. Город взять, эвакуировать беременных женщин, стариков и детей, остальных жителей обязать работать на нужды германской армии. Однако в плену у немцев уже полтора миллиона российских военнопленных, а большинство этих волков, сколько ни корми, все в лес смотрят. На своей территории почти миллион мужчин, многие из которых служили или служат в Советской армии, поставленные у станков - это армия потенциальных диверсантов, которую нужно кормить и охранять.

Четвертый. «После продвижения вперед танков и осуществления блокады города отойти снова за Неву и район севернее этого участка передать Финляндии». Но и тут «но»: «...Финляндия неофициально заявила, что она хотела бы, чтобы ее граница проходила по Неве, исключая Ленинград. Как политическое решение - хорошее. Но вопрос о населении Ленинграда должны решать мы».

Противотанковый ров у моста под Ленинградом женщины рыли для защиты подступов к городу от германо-финских войск. Июль, 1941 г.

Противотанковый ров у моста под Ленинградом женщины рыли для защиты подступов к городу от германо-финских войск. Июль, 1941 г.

 

Взять измором

И вот итог:

- Мы заявляем перед миром, - пишут эксперты ОКВ, - что Сталин защищает Ленинград как крепость. Таким образом, мы вынуждены обращаться с городом, его населением как с военным объектом.

То есть решено обстреливать с воздуха и земли, перекрыть снабжение и вынудить капитулировать. А чтобы успокоить мировое общественное мнение, предложено «разрешить Рузвельту после капитуляции Ленинграда обеспечить население продовольствием, за исключением военнопленных, или перевезти его в Америку под наблюдением Красного Креста на нейтральных судах». В комментарии говорится: «Разумеется, предложение не может быть принято, но его нужно использовать в целях пропаганды».

И вот теперь всю эту пропагандистскую баланду наши прозападные историки подают на блюдечке царского фарфора, не упоминая о том, что фюрер был уверен в скорой капитуляции Ленинграда, если поставки продовольствия в город будут блокированы. Знаете, на чем зиждилась эта уверенность?

Агентура доносила, что большинство ленинградцев - бывшие крестьяне, пострадавшие от коллективизации, а другая часть - от репрессий. Поэтому, дескать, почти все жители ненавидят НКВД, в котором, как и среди политруков, якобы много евреев, и Советскую власть. Нужно лишь призвать их на свою сторону, а затем дать в руки оружие. Разбрасываемые листовки так и гласили: «Бей жида-политрука, рожа просит кирпича».

- Уразумев, что этот бред не возымел эффекта, немецкие агитаторы перенесли акцент на любовь жителей к городу. Теперь листовки гласили: «Ленинград погибнет, сдавайтесь. Пока не поздно, сохраните свой Ленинград». Но они вызывали лишь ярость. Только когда дневная норма хлеба для иждивенцев и детей снизилась до 125 граммов, листовки стали писать и некоторые ленинградцы: «Граждане, требуйте хлеба. Долой власть, от которой мы умираем! Сдавайтесь, не бойтесь», - говорит доктор исторических наук Никита Ломагин. - Если бы они возымели действие, то никто с народом бы не справился.

Адольф ГИТЛЕР прибыл в Финляндию поздравить союзника Карла МАННЕРГЕЙМА с 75-летием. 4 июня 1942 г. Фото: Wikipedia.org

Адольф ГИТЛЕР прибыл в Финляндию поздравить союзника Карла МАННЕРГЕЙМА с 75-летием. 4 июня 1942 г. Фото: Wikipedia.org

 

Почему не разбомбили

Есть версия, что Петербург, как европейский город, во многом обязанный красотой и величием чистокровной немке Екатерине II, при которой он стал столицей Российской империи, нужен был фюреру не лежащим в руинах, а именно сдавшимся великой Германии.

Помнило немецкое и финское командование и о невиданном в Европе сопротивлении крохотной Брестской крепости и просто не решалось брать штурмом 2,5-миллионный город. К тому же Ленинград, как сообщала агентура немецкой разведки, по приказу Сталина якобы был весь заминирован. Дворцы, музеи, парки, заводы. Ходили слухи, что Ленинград при приведении этого плана «Д» в действие мог бы погрузиться на дно Финского залива.

- План «Д» действительно прорабатывался и был совершенно секретным, - рассказал в интервью «Радио Свобода» начальник архива управления ФСБ по Петербургу и Ленинградской области Станислав Бернев. - Теперь историки знают, что он был иным. Ни один объект культурного наследия не был заминирован. В условиях дефицита взрывчатки тщательно прорабатывалась возможность вывести из строя две трети предприятий не путем взрыва, а механическим повреждением основных узлов и агрегатов.

Сведения о том, что весь город в одночасье взлетит на воздух, были дезинформацией. Но в 1998 году их как «сенсацию» антисоветчики обрушили на читателей либеральных газет. Только в 2005 году историки опровергли домыслы.

Брать Ленинград штурмом - значит понести колоссальные потери. Немцы это прекрасно понимали, поэтому предпочли удушить защитников блокадой. Финны от предложенной чести взять Ленинград тоже отказались.

- Из ответа, подготовленного в ставке Маннергейма, ясно, что финны не обстреливали с севера Ленинград и отказались входить в него не потому, что не хотели, а потому, что не могли, - считает профессор Фролов. - В отличие от немцев (гитлеровцев остановили в 4 - 7 километрах от города. - Е. К.) они находились на расстоянии 30 - 40 километров от Ленинграда, и у них отсутствовала дальнобойная осадная артиллерия, сравнимая с немецкими «Дорой» и «Большой Бертой». О скромной авиации финнов и говорить нечего.

Но у финнов был флот, пусть и карманный. Еще 4-го и 12 июля и 2 сентября со своих кораблей они обстреливали объекты на арендованном СССР полуострове Ханко. В середине сентября после гибели броненосца «Ильмаринен» финский флот занял позицию не ударного, а «существующего», лишь демонстрирующего свое присутствие.

 

 

Первым делом самолеты

Как следует из вышедшего в России в 2008 году аналитического сборника «Затянувшийся блицкриг. Почему Германия проиграла войну», 11 авторов которого входили в военную элиту рейха, - до 15 сентября задача главного командования ВВС Германии была первой разбомбить Москву, а затем - Ленинград и Горький (Нижний Новгород). Но затем план изменился.

«В период между 22 июля и 4 октября на Москву было совершено около 30 налетов и на Ленинград - 6. На эти удары, в проведении которых не было никакой необходимости, немецкое командование бесполезно израсходовало довольно значительные силы своей авиации». Для продвижения фланговых армий важно было «бомбить транспортные объекты противника. Бомбардировкам подверглись железные дороги в районе Ленинграда, северо-западнее и западнее Москвы, у Орла, Тулы и Брянска, восточнее Киева, в Южной и Западной Украине, у Харькова и в Донецком бассейне, объекты Мурманской железной дороги».

«Хотя продвижение группы армий «Юг» к Днепру, в сторону Крыма и Ростова-на-Дону шло успешно, даже слишком успешно, наступление на Ленинград окончательно застопорилось», - сетуют немецкие генералы. И осуждают командование ВВС: «Насколько правильной была их оценка русской авиации в отношении не только качества, но и прежде всего количества? Большой неожиданностью для нас было, например, появление у русских самолета-штурмовика Ил-2. Эта машина обладала хорошей броневой защитой и потому была трудно уязвима». Еще большей неожиданностью для немцев стала скорость, с которой русские возобновляли утраченные самолеты, модифицировали и готовили пилотов. Явное превосходство немцев в воздухе к середине сентября уже было утрачено.

Недавно историки доказали, что Гитлер окончательно решил не бомбить Петербург уже 15 сентября. Быстрое продвижение немецких войск вглубь России к Москве фактически было бегством от проблемного Ленинграда - первого на их пути многомиллионного промышленного города, который после 30 стратегических налетов с 4 октября по 6 декабря было решено взять измором теперь уже официально.