ОБЩЕСТВО

Любовь в Афинах

СТАСЯ КОМАРОВА: нравилась многим, но не сводила глаз с пловца Коморникова

СТАСЯ КОМАРОВА: нравилась многим, но не сводила глаз с пловца Коморникова

Атмосфера в Олимпийской деревне интиму вполне способствовала. Солнце, тепло и скука - ни тебе кинотеатров, ни дискотек, ни библиотеки. Вот наши и начали в свободное время влюбляться. Причем многим это даже пошло на пользу и помогло завоевать медали…

18-летняя пловчиха Станислава Комарова прибыла в олимпийскую деревню невеселой и меланхоличной. Один из тренеров нашей команды, глядя на девушку, развел руками и невесело улыбнулся спецкорам «ЭГ»:
- Стася фантастически талантлива. Седьмым чувством она понимает, как плыть, ее руки-ноги движутся, словно на шарнирах, интуитивно выбирая лучшую амплитуду. Такое мало кому дано! Жаль только, характер у девушки сложный, противоречивый, непредсказуемый. Может замкнуться в себе и провалить заплыв. А на кураже способна стартовать так, что все отдыхают! Молодая она еще, это ж ее только первая Олимпиада. Как бы не оконфузилась…
Было видно, что у тренера кошки скребут на душе.

«Серебряный» секс

Но вскоре Комарова выкинула такой фортель, который наставникам даже не снился. Ее и прежде изредка видели в компании симпатичного пловца Дмитрия Коморникова. Но в Олимпийской деревне они дали волю своим страстям! Ребята почти не расставались, целовались на улице, не стесняясь окружающих. А о том, что после тренировок они порой спят в одной постели, было хорошо известно их ближайшим соседям.
Стасе потом рассказали, как отлично все было слышно в корпусах Олимпийской деревни - как в наших пятиэтажках. Она начала оправдываться: «Что вы, никакого интима не случилось…» Мол, это были не мы.
Тренеры, глядя на сразу повеселевшую Стасю, отложили принятие воспитательных мер до окончания соревнований. Выступила Комарова успешно завоевала серебряную медаль, ставшую в итоге единственной наградой нашей сборной по плаванию. И благодарные тренеры решили закрыть глаза на нарушение режима.

На чужую Караваеву рот не разевай

Гандболисты вообще были особенно горазды до красивых девушек. Эдуард Кокшаров начал встречаться с прыгуньей на батуте Ириной Караваевой. Ребята ходили в шумные компании друзей-спортсменов, гоняли вместе чаи, травили анекдоты, гуляли. Жалели, что нет здесь дискотеки, и в душе надеялись наверстать упущенное после возвращения с Олимпиады.
О Караваевой, кстати, вздыхали многие. Эдику завидовали: эффектная блондинка Ира считается одной из самых сексапильных в Олимпийской деревне. Однажды она даже сфотографировалась топлесс для спортивно-эротического журнала. Но девушку там обманули - не заплатили обещанного гонорара.
Сниматься для нас Караваева на всякий случай отказалась:
- Опасаюсь сглазить удачу.
Жаль, Караваевой это не помогло: во время упражнений на батуте она упала и осталась без медали.

ЮЛЯ И ДЕНИС: чувствовали себя вместе абсолютно счастливыми

ЮЛЯ И ДЕНИС: чувствовали себя вместе абсолютно счастливыми

Гандболист подгреб к гребчихе

Гандболист Денис Кривошлыков и гребчиха Юля Калиновская предпочитали встречаться на нейтральной территории. Спецкоры «ЭГ» застали парочку на веранде коттеджа, где жили велосипедисты. Влюбленные старались скрывать свои отношения от всех. Денис вначале вообще гнал пургу про то, что знаком с Юлей еще с детства. То ли родители дружили, то ли сами они в детском саду чуть ли не на соседних горшках сидели… Хотя Кривошлыков - коренной москвич, а Юля - из Астрахани. Обрадовавшись несерьезности их отношений, один из спецкоров «ЭГ» тут же подкатил к Юле и предложил где-нибудь посидеть. Тут уж Кривошлыков не стал таиться - полуобняв, увел девушку от греха подальше.
Возможно, благодаря тому, что Юля начала ходить на матчи гандболистов, Денис заиграл увереннее, чем в дебютных поединках, забрасывал важнейшие мячи. Так что и ему новый роман пошел на пользу.

Кривилева вернулась к мужу

Российская толкательница ядра Светлана Кривилева стала на Олимпиаде лишь четвертой. Но за употребление запрещенных препаратов была дисквалифицирована обладательница золотой медали Ирина Коржаненко, и теперь Светлана получит «бронзу».
Завершив выступления, Света в Олимпийской деревне заскучала: «Там нечем заняться, в столовую или в компьютерный зал идти очень долго…» И рванула к мужу, жившему за свой счет в отеле на морском побережье в Лутраки. Парень жутко маялся: в Олимпийскую деревню к жене его не пускали, на стадион без аккредитации - тоже. Он уже был готов запить горькую. Кривилева, видно, это почувствовала и поехала к мужу. В Олимпийской деревне она больше не появилась. С мужем они купались, целовались и загорали вплоть до отъезда из Греции.