ОБЩЕСТВО

Кремлёвский бал – бедненько, но со вкусом

Если бы Владимир Гиляровский увидел, кто пришел в Дом Пашкова на праздничный вечер «Москва и москвичи XXI века» он бы зарыдал в голос от ужаса и восторга.

Вечер «Москва и москвичи XXI века» в Доме Пашкова, том самом с балкона которого Воланд и Азазелло наблюдали закат над столицей, балом отметили день рождения самого московского из всех писателей – Владимира Гиляровского.  Организаторы мероприятия заранее анонсировали программу мероприятия в приглашении: «Весь вечер в бальном зале Вас будет окружать Кремлевский Церемониальный бал, лауреат «Национальной премии в области протокола, имиджа и этикета»».

 

Гиляровский, хотя и был глубоко чужд любому протоколу, явно понимал в нем лучше, чем все собравшиеся. Будь он свидетелем этого бала в свою честь, непременно осчастливил бы читателя каким-нибудь уморительным очерком об очевидной несуразности происходившего.

Вообще, 95 процентов нынешних балов, стараются попасть в определение – бедненько, но со вкусом. Причем, упор делается на вторую часть. Однако, это глубокое заблуждение.

 

Бедненько, но со вкусом может быть на деревенских танцах, но не на балу. Тем более на балу в доме Пашкова. На балу априори не должно быть бедненько. Только богато, а лучше очень богато. Иначе и затевать не стоит.

Откуда вообще у правнуков, победивших царизм рабочих и крестьян, эта тяга к аристократическим забавам, ко всем этим фальшивым белогвардейским ценностям?

 

Особенно обидно, когда в подобные игры вмешивают армию.

На бал пригласили будущих офицеров. Их форма одежды придала торжеству еще большее несоответствие слову бал. Чеховская формула про «все в человеке должно быть прекрасно» трещала здесь по швам.

 

Надеть белые перчатки с нынешней повседневной формой  китайско-израильского образца – это, как лаковые туфли со спортивным костюмом, просто убого.  И бедных курсантов, которых заставили это сделать отцы – командиры, стоит только пожалеть. Валентин Юдашкин и высшее армейское начальство в свое время не оставили им другого выбора. Ведь армия и чувство прекрасного невероятно далеки друг от друга. Так же далек от двух этих противоположностей  и Юдашкин. В итоге, вместо бала, каким его видела Наташа Ростова, мы получили жуткую туземщину, которую  снисходительно называют смешением французского с нижегородским.

 

Запивали весь этот карнавал, разумеется, российским шампанским. А чем же еще? Это еще один яркий пример стилевого ерша, отлично прижившегося в нашей повседневности. Хотя одним своим существованием напиток под этим именем невероятно оскорбляет два великих значения слов, из которого складывается его нелепейшее название.