ОБЩЕСТВО

Боль в радость

В цехе ООО «Воронежпромбурвода» в обед Николай СЕЛЕЗНЕВ остался один. Неожиданно деталь вырвалась из тисков. Левая рука дернулась и вслед за рукавицей стала наматываться на огромное сверло. До выключателя станка не дотянуться. Звал на помощь. Но станок неотвратимо затягивал. Оставались считанные секунды. «Ну, думаю, кранты, - вспоминает пострадавший. - Сейчас плечо размелет, а потом и голову. Как представил - откуда только силы взялись! - рванулся и... остался без руки. Зато выжил!»

Евгения ТОМСОН,
фото Владимира ЛАВРОВА

ВРАЧ СЕРГЕЙ ХОДЫКИН: "Станки вас и строгали, и сверлии. Может, хватит - вы же не Буратино!"

ВРАЧ СЕРГЕЙ ХОДЫКИН: "Станки вас и строгали, и сверлии. Может, хватит - вы же не Буратино!"

Когда на крик прибежали коллеги, Николай сидел рядом с работающим станком. На крутящемся сверле билась его истерзанная, окровавленная рука. Станок вырубили. Кровоточащую культю туго перетянули чьим-то ремнем и вызвали «скорую».

Врачи-рукодельники

Оторванную по локоть руку медики положили в полиэтиленовый пакет и опустили его в другой, побольше, наполненный холодной водой. Чтобы кусок плоти находился в холоде, но оставался сухим. Это главное условие благополучного приживления. Однако гарантии врачи не давали. Семь-восемь часов без кровотока для конечности - срок предельный.
Операция продолжалась семь часов. Не только мягкие ткани, но и кости были размолоты, поэтому хирургам пришлось укоротить руку на четыре сантиметра. Соединили сосуды и нервы. Едва Селезнев пришел в себя после наркоза, первым делом нащупал правой рукой пришитую левую и просиял.

Что два пальца оторвать!

РУКА ПРИШИТА: справа - лишний кусок кожи (на память!)

РУКА ПРИШИТА: справа - лишний кусок кожи (на память!)

Однако через неделю рука вдруг похолодела. Оказалось: разрыв артерии. Но не на месте искусственного стыка, а чуть подальше.
Николай снова оказался на операционном столе.
- По-видимому, - говорят врачи, - больной на радостях раньше времени дал руке непосильную нагрузку. Пришлось заменить травмированную артерию на прочную вену из ноги пациента.
На десятые сутки после несчастья мы побывали у Николая в больнице. Все это время от его кровати не отходит его жена Лидия.

ЧЕТЫРЕ САНТИМЕТРА КОСТЕЙ ОТПИЛИЛИ: зато ровные места быстрее срастутся

ЧЕТЫРЕ САНТИМЕТРА КОСТЕЙ ОТПИЛИЛИ: зато ровные места быстрее срастутся

- 19 лет назад, - рассказала она, - Коля уже попадал в станок. Но не в сверлильный, а в строгальный. Тогда он сам домой пришел. Руку держит за спиной. Подумала, что у него там какой-то сюрприз для меня. Оказалось, правда, сюрприз, да только кошмарный. Коле тогда два пальца на той же левой руке отхватило, но он держался молодцом. Я тогда дочку грудью кормила, и муж не хотел, чтобы я волновалась.
Сейчас пришитая рука у Николая Александровича теплая.
- В ней словно гейзеры бьют, - шутит Селезнев. - Врачи советуют обезболивающее пить, а я отказываюсь. Мне эта боль - в радость. Раз рука болит - значит, живая!

Комментарий

СТАНОК-УБИЙЦА: не виноват я, он сам полез!

СТАНОК-УБИЙЦА: не виноват я, он сам полез!

Сергей ХОДЫКИН, микрохирург, лечащий врач Селезнева:
- При таких травмах обычно теряют сознание от болевого шока. Но мой пациент все время находился в сознании. Николай очень сильный человек. Окажись на его месте кто-то не с такой моментальной реакцией и силой воли, наверняка не остался бы в живых.
Василий СТОРОЖЕВ, директор предприятия «Воронежпромбурвод»:
- Николай у нас уже три года. Никогда не пьет. А в тот день нарушил технику безопасности: на сверлильном станке нельзя работать в рукавицах. Мы за него переживаем. Лечение оплатим. Я и еще четыре работника сдали для Николая кровь. Хирурги сказали, что он скоро сможет даже водить машину. Слесарное дело теперь ему будет не по силам, но работу найдем.