ОБЩЕСТВО

Загробная роскошь мексиканских наркобаронов

Мексиканские наркобароны, похоже, решили опровергнуть старую истину: «Богатство в могилу не заберешь». Эти мафиози все чаще пытаются окружить себя роскошью до гробовой доски - в буквальном смысле.

Кладбище Jardin de Humaya в городе Синаола на северо-западе Мексики (бастион пойманного недавно Хоакима Гусмана по кличке Коротышка) поражает воображение роскошными мавзолеями, стоимость которых доходит до $300 тыс. Двухэтажные сооружения, больше напоминающие часовни или дорогие виллы, встречают посетителей камерами наблюдения по периметру, сигнализацией и пуленепробиваемыми стеклами. А тех, кто попадает внутрь, встречает роскошное убранство с мраморными колоннами, лепниной, виражами и гипсовыми ангелами. Поднявшись на второй этаж, скорбящие оказываются в гостиной с комфортабельными креслами, мини-баром, кондиционером и видеомагнитофоном с фильмом о покойном.

 

Любопытно, что на сооружениях отсутствуют таблички с именами усопших. Висят только фотографии. Большинство - мужчины в возрасте 20 - 30 лет. На некоторых мавзолеях, впрочем, фото отсутствует - они только ждут своих будущих «хозяев», которых настигнет роковая пуля. Ночью на величественных сооружениях включается подсветка. Светящиеся на крыше кресты видны издалека.

 

Эксперты объясняют, что подобные люксовые мавзолеи - одно из проявлений так называемой наркокультуры, расцветшей в Мексике в последнее десятилетие. Наркобароны - новые народные герои, которые воспеваются в исполняемых марьячи (мексиканскими музыкантами) балладах, фильмах и сериалах. Власти пытаются бороться с этим явлением, запрещая подобную музыку, но к успеху это не приводит. В провинциальных тавернах до сих пор можно заказать песню о подвигах Коротышки. В Мексике, которая по уровню развития сильно отстает от западных стран, торговля наркотиками остается мощным социальным лифтом, который возносит своих пассажиров в роскошь и богатство. Даже после смерти.