Открытое письмо о «нацизме» в творчестве Константина Кинчева

Писатель Герман Садулаев опубликовал на своей странице в фейсбуке открытое письмо, в котором назвал музыканта Константина Кинчева нацистом.

Писателю Садулаеву не понравились строчки в песне "Небо славян". Он обвинил музыканта в нападках на мусульман и представителей народов России, не относящихся к славянам. При этом писатель выбрал очень вольный стиль обращения к немолодому уже рокеру.  «А ты знаешь, Костя, что монголы помнят о том, что мы жили в одном государстве когда-то, но по этой причине считают Россию не историческим врагом, а историческим другом и братом? Только ты считаешь монголов врагами, Костя. Они считают тебя братом. <…> Тебя гнёт ярмо мусульман? В чём это выражается? Россию захватил ИГИЛ? Ты платишь джизью?»  – и далее в таком же духе.

Я бы хотел так же открыто ответить на письмо Германа Садулаева. Вот мой ответ:

Глубокоуважаемый Герман Умаралиевич, я прошу простить меня за то, что обращаюсь к вам на вы и по имени отчеству. Я знаю, что вы сторонник панибратства, но я воспитан иначе и перешагнуть через себя не смогу. Вам, быть может, незнакомо мое имя, как мне до вашего открытого письма было незнакомо ваше, но не сочтите за дерзость, что я – невеликий русский писатель посмел высказать вам свое мнение, которое вы у меня не спрашивали. Я бы не стал этого делать, если бы вы не стали учить жизни уважаемого мной Константина Кинчева, который также не спрашивал вашего мнения и, возможно, как и я, не подозревал о вашем существовании до вашего к нему обращения.

Я со вниманием прочел ваше письмо, адресованное Константину Евгеньевичу, поскольку оно было открытое и в таких случаях читать чужие письма не зазорно. Признаюсь, что написано оно очень интересно. Вы задели меня за живое, заставили думать над вашим текстом и рефлексировать. Все у вас очень складно и аргументировано. Все эти несколько дней я рассуждал – правильно ли я живу, не нацист ли я? Не воспитываю ли я для своей родной страны нацистов? Мои дети знают и любят творчество Кинчева и мы часто слушаем его в машине и подпеваем. Думал я, думал и решил, что все-таки нет!

Я никогда не являлся фанатом Константина Кинчева. Да и вообще ничьим фанатом не являлся. Кинчев для меня один из множества хороших музыкантов и поэтов, которыми богата наша земля. Что касается песни «Небо славян», которую вы изволили раскритиковать в пух и прах, с этой песней у меня особые отношения. И я хочу вам рассказать о небольшом эпизоде своей жизни, после которого эта песня обрела для меня особенный смысл.

Мне довелось как-то оказаться в воинской части и случайно увидеть, как солдаты идут строем и поют песню. Это был не смотр худсамодеятельности и не праздник. Просто обычный день, обычный поход в столовую или куда там еще они ходят строем. Такой уж народ эти солдаты. Везде ходят строем и чтобы не сбиваться с ритма, поют песни. У каждой роты есть своя песня. Их родная – ротная. И вот шли солдаты и пели «Небо славян». Меня это удивило, потому что я думал, что солдаты обычно поют «Катюшу» или «Марусю» или еще какую-то солдатскую классику. Я смотрел в их лица и у меня мурашки бежали по коже. Все такие разные – светленькие, темненькие, русские, татары, чуваши… И всех их объединяет только одно – они готовы умереть за нашу Родину в любой момент.

Это были солдаты так называемых элитных войск. В армии элитность определяется не родословной, как в сельском хозяйстве и не размером состояния родителей, как у студентов. Элитность в армии определяется боевой и физической подготовкой, а также способностью в любое время дня и ночи подняться по тревоге и отправиться в самое пекло, погибнуть, если надо для того, чтобы защитить свою страну.

Вы, конечно, скажете, что злой Путин заставил этих ребят петь такую «нацисткую» песню? Но я видел, что для каждого из них – русского, татарина, чуваша это не просто песня. Это их солдатский гимн. Многие из них побывали уже в горячих точках, некоторые из них сейчас находятся в Сирии, кому-то еще только предстоит отправиться на войну. Это были не срочники, отбывающие повинность, а контрактники, которые сознательно выбрали своей профессией службу Родине. И любой из них готов отдать свою жизнь.

Есть ли в этом мире хоть что-то, за что вы, уважаемый Герман Умаралиевич, готовы были бы умереть прямо сейчас? Вы думаете, что эти ребята такие несчастные неудачники, что им жить незачем? Нет. Они очень хотят жить. Они любят жизнь, любят своих жен, детей, родителей. Но они понимают, что ради мира во всем мире, ради счастья и спокойствия их близких кому-то приходится отдавать свою жизнь. «Никто кроме нас!» такой у них девиз. А как вы думаете, легко ли молодому, здоровому и счастливому человеку жить с мыслью, что в любой момент он должен встать по команде и пойти на смерть? Не принять импульсивное решение, а жить с этой мыслью, утверждать себя в этой решимости. Я думаю, что очень непросто. И когда они поют эту песню, они сами для себя повторяют, за что именно они готовы умереть. Это такой тренажер для духа. И низкий поклон Константину Евгеньевичу за то, что он написал эту песню.

Вам не понравились слова про басурман и орду? Вы приняли их на свой счет и обвиняете Кинчева в исламофобии. Но позвольте, наши предки, ненавидели басурман не за то, что у тех иная вера и иной разрез глаз. Они ненавидели их за насилие, которое учиняли басурмане. За грабеж, за убийства, за разорение того, что таким трудом строилось.  Русский солдат может быть мусульманином, но не может быть басурманом. Он не станет грабить и убивать невинных. А если и есть в стаде паршивые овцы, то они недостойны звания русского солдата, даже если у них в руках автомат, а в венах чистейшая славянская кровь.

Вы утверждаете, что орды не существует и никакое семя нас с Кинчевым не точит? Но разве не вгрызается нынешняя орда, именующая себя исламским государством, своими погаными зубами в души молодых студенток, увлекшихся исламом и заблудившихся в его течениях? Разве не подтачивают они нас, организовывая в наших городах свои радикальные ячейки, промывая своим ядом мозги  молодым людям, взрывая поезда и троллейбусы?

Прочитав мое письмо, вы, наверное скажете, что я такой же нацист, как Константин Кинчев. Но посмотрите на мое лицо. Это ли лицо истиного арийца? Во мне намешано столько кровей, что я и сам доподлинно не знаю рецепт этого коктейля. Среди моих предков есть русские, мордовцы, поляки, евреи. Но в моих венах кипит небо славян. И от Чудских берегов до самых дальних окраин Чукотки – все это моя земля. Моя святая Русь. Она такая же моя, как и любого мусульманина, буддиста или марксиста-лениниста, любящего ее такой, какая она есть, не разделяющего ее на территории и этносы.

Когда Рамзан Кадыров заявляет, что вайнахи – самый храбрый, самый непобедимый и самый прекрасный народ, я не вижу в этом никакого нацизма. Это нормально – любить свой народ. Нацизм – это не когда ты превозносишь свой народ. Нацизм – это когда ты принижаешь другие народы.

Вот вы, уважаемый Герман Умаралиевич, такой правильный и благочестивый в своем тексте. Настоящий интеллигент. А читаю я вашу ленту, комментарии ваших друзей и вижу там грязные, пошлые, гнусные оскорбления в адрес Константина Кинчева. И это – ваши друзья. Они ведут себя так на вашей территории. Почему вы беретесь учить жизни Константина Евгеньевича, который вашего мнения не спрашивал и о вашем существовании не знает и не можете при этом призвать к порядку своих друзей, которые вас любят и к мнению вашему прислушиваются? Почему вы просто не удалите эту гнусь со своей ленты? Неужели она не мешает вам чувствовать себя благородным мыслителем с высоко развитой моралью и нравственностью?

Ваш друг язвит по поводу веры Константина Кинчева, к которой тот, «якобы» пришел через героин. И вы, позволяющий себе тыкать великого поэта в 282 статью УК РФ, не можете урезонить своего товарища, разжигающего межрелигиозную рознь. Я тоже, как и Константин Евгеньевич являюсь православным христианином. И так же, как и он, шел к вере очень непростыми тропами. И ваше счастье, что вы не повстречались мне в темном переулке где-нибудь году в 1995. Но сейчас то я - не наркоман, не фашист и не шпана. Зачем тыкать меня в мое прошлое, от которого я ушел и в котором глубоко раскаялся? Может быть, выискивая грязь в жизни других, вы чувствуете себя более чистым?