ОБЩЕСТВО

Испанские суды рассматривают серию исков местных мужей против русских жен

Во всех случаях речь идет об ограничении общения женщин с детьми.

Волна судов против российских матерей пройдет в Испании. Адвокат Олег Губарев рассказал РИА Новости подробности нескольких таких дел. «Нас очень беспокоит, что это сейчас превратится в какую-то тенденцию. Надо понять, почему это происходит», – говорит он. Возможно, имеет место организованная кампания.

Гражданка России Ирина Платова, которую муж выгнал из дома, живет в приюте для бездомных и может видеть своего 11-месячного ребенка лишь два часа в день в присутствии соцработника. Впереди суд, который решит, с кем останется ребенок.

Еще минимум три таких суда состоятся в ближайшее время: русские матери и испанские отцы делят детей. Во всех случаях мужья требуют предельно ограничить общение женщин с их собственными детьми.

Еще одно громкое дело против россиянки имеет несколько иной окрас – испанские власти обвиняли нашу соотечественницу в том, что она заставила свою 13-летнюю дочь заниматься проституцией. Позже прокуратура сняла обвинения ввиду отсутствия факта проституции (задержанный мужчина ранее привлекался за педофилию), но суд отказался прекратить дело.

Олег Губарев предупреждает живущих в Испании или планирующих сюда переехать женщин о серьезных рисках, связанных с ювенальной юстицией на Пиренеях.

Ранее наиболее проблемными для россиянок считались северные страны, где на рубеже первого и второго десятилетий XXI века прошла целая волна подобных судов. Особенно известным стало «дело Антона Салонена», которого финский дипломат после похищения нелегально вывез от матери из России к отцу в Финляндию. В 2015 году детский омбудсмен Павел Астахов сообщил, что за последние три года в Норвегии из семей, где хотя бы один из супругов россиянин, были изъяты 55 детей, в Финляндии — 74 ребенка.

В России по 77-й статье Семейного кодекса («Отобрание ребенка при непосредственной угрозе жизни ребенка или его здоровью») в 2016 году было изъято около 3500 детей. «В реальности детей, которые увезены из семей государственными органами, намного больше, но они все оформлены либо по акту о безнадзорности, либо по "добровольно-принудительному" заявлению родителей о размещении детей в приют или детский дом», – констатирует Елена Альшанская, президент фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам».