ОБЩЕСТВО

Немецкие «борцы за нравственность» сбежали из Сибири

Семья противников полового воспитания не вынесла жизни в российской глубинке, однако успела получить 150 тысяч рублей.

Евгений и Луиза Мартенс с их десятью детьми привлекли внимание журналистов в декабре 2016 года, когда изъявили желание переселиться не куда-нибудь, а в Новосибирскую область. Семья, которую тут же окрестили «секс-беженцами», переехала из РФ в Германию в девяностых годах, а теперь захотела обратно, поскольку ребят в немецкой школе заставляли посещать уроки полового просвещения, которые родители считали аморальными. Сообщалось также, что Евгений за свою позицию провел сутки в тюрьме.

Семейство решило поселиться в довольно глухих местах, а именно в Кыштовском районе Новосибирской области, несмотря на то, что там их ждали суровый климат и бытовая неустроенность. Местные жители и просто неравнодушные люди старались помочь беженцам обустроиться, однако те продержались недолго и уже 24 февраля, никого не предупредив, спешно вернулись в Германию. За время пребывания в России они получили порядка 150 тысяч рублей социальных выплат на детей, пишет новосибирский портал vn.ru.

«Дом, где жил Евгений Мартенс с семьей, сейчас стоит пустой. Утром от людей, которые с ними плотно общались, я узнал, что они уехали в Германию, — говорит главный редактор местной газеты "Правда Севера" Ростислав Алиев, который принимал большое участие в жизни беженцев. — Я бы сказал, что это был не отъезд, а бегство».

По словам Алиева, причиной, скорее всего, стали тяжелые условия жизни: разбитый дом, отсутствие элементарных удобств, низкий по сравнению с немецким уровень зарплат и пособий. Кроме того, как выяснилось, возле дома Мартенсов околачивались пьяные подростки, выкрикивавшие нацистские лозунги.
Кроме того, неудачу потерпели коммерческие замыслы главы семейства, который сначала планировал заняться фермерством, а затем — запустить столярное производство.

Односельчане и другие люди, старавшиеся помочь беженцам, не держат на них обиды, но растеряны и не могут понять, почему столь «высокоморальные» люди даже не попрощались. «У меня осталась не обида, не досада, а недоумение... Через знакомых Евгений передал, что позже свяжется со мной и все объяснит», — резюмирует Ростислав Алиев.