ОБЩЕСТВО

На чём стоит Москва. Какие улицы построили на царских угодьях, а какие — на отходах

Безостановочная застройка Москвы стирает природные ландшафты, и лишь названия некоторых улиц позволяют представить, что здесь было в старые добрые времена.

 

Овраги и леса

Одним из самых древних в столице является улица Остоженка (ВАО), названная так еще в XVII веке, на заре династии Романовых. Эта дорога пролегала сквозь урочище Остожье – здесь, в пойме Москвы-реки, на лугах, постоянно стояли стога сена. Кстати, именно Остоженке первой в СССР вернули дореволюционное историческое название – произошло это в 1986 году, после того как улица 51 год называлась Метростроевской.

Остоженка

Напольный проезд (ВАО) когда-то шел со стороны Москвы к старо- и новогиреевским полям. Теперь здесь царствует типовая застройка, разбавленная несимпатичным пустырем.

А вот был ли на месте Лесной улицы (ЦАО) лес, доподлинно неизвестно. Зато в начале XIX века здесь находился крупнейший в городе рынок стройматериалов (леса), который и дал свое название этой узкой, лишенной растительности дороге.

 

Поля, которые мы застроили

В быту мы в основном имеем дело с твердыми бытовыми отходами. Между тем основная масса отходов – жидкая. И два названия на карте Москвы напоминают нам об этом: улицы Нижние поля и Верхние поля (ЮВАО) когда-то проходили сквозь Люблинские поля фильтрации, они же аэрации, они же почему-то орошения – последний термин возник в качестве косметического, дабы не смущать жителей близлежащих районов.

Верхние поля

Люблинские, равно как и совсем недавно включенные в состав Москвы Люберецкие поля стали очистными сооружениями еще в первых годах XX века. После предварительной грубой очистки на специально обработанную почву поступали жидкие отходы, потом очищенная таким образом вода поступала в коллектор и сбрасывалась в реку. В полную мощь поля работали до 1960-х годов, когда основную нагрузку по очистке взяли на себя более экономичные станции аэрации – Курьяновская и Люберецкая. Люблинские поля почти полностью застроены, а в ближайшие годы застроят и Люберецкие.

 

Поле, русское поле…

Сейчас в это сложно поверить, но когда-то на территории Москвы существовали привольные поля и луга. А сейчас в густозаселенных кварталах нет-нет да и мелькнет напоминающее об этом название.

Улица Кашенкин луг (СВАО) некогда шла вдоль привольного луга на берегу речки Каменки. Вариант «Кашенка», по одной версии, был вторым названием речки, по другой – результат ошибки какого-то писаря.

Кашенкин Луг

Проезд Девичьего поля назван в память о просторном участке для гуляний близ Новодевичьего монастыря.

Притаившаяся в глубине Сокольников улица Ширяево поле (ВАО) напоминает нам об охотничьих угодьях, на которых, по преданию, разбился Ширяй, любимый сокол царя Алексея Михайловича.

Ну а улица Воронцово поле (ЦАО) восходит своим названием к князьям Воронцовым-Вельяминовым, владевшим этой местностью в XVI-XVII вв.

 

Память о чистой Москве

Вряд ли можно придумать что-нибудь более нелепое, чем сельское хозяйство в современной Москве – здесь даже яблочки с Мичуринского проспекта страшно пробовать. И только в названиях нет-нет да и проскочит что-то из экологически чистых времен.

Вишневая улица (СЗАО) получила свое название после опроса местных жителей – до включения района в состав Москвы она банально называлась Октябрьской. Так и тянется дорога с ягодным названием вдоль серой промзоны…

Вишневая улица

Архаикой веет от названия Яблонного переулка (ЦАО) – сейчас это прилагательное почти не употребляется. Но и в 1924 году, когда Сергиево-Яковлевский переулок получил свое нынешнее название, о яблоневых садах здесь оставалось только воспоминание.

Еще дальше от своих растительных корней Ореховый бульвар (ЮАО). Он просто повторяет название района Орехово-Борисово, возникшего на месте подмосковного села Орехово, где в какие-то незапамятные времена действительно была ореховая роща.