ОБЩЕСТВО

Дочь обвинила отца в краже кубка графа фон Бюнау

66-летний Михаил АГАФОНОВ всю жизнь собирал старинные иконы. Страсть к коллекционированию он унаследовал от отца - сотрудника КГБ Сергея АГАФОНОВА. В первые послевоенные годы тот жил в Потсдаме в доме графа Генриха фон БЮНАУ и вывез оттуда в качестве трофеев фамильные ценности. Из-за них недавно началась судебная тяжба: дочь Агафонова Екатерина ГУРНИК обвинила отца в краже имущества на 8 миллионов рублей.

- Мой отец, Сергей Агафонов, до 1959 года работал под руководством первого председателя КГБ Ивана Серова, - вспоминает Михаил Агафонов. - В 1945 году тот был уполномоченным НКВД по группе Советских оккупационных войск в Германии. Когда они уезжали из Потсдама, то из дома графа фон Бюнау отец взял люстру, картину голландского художника Мейндерта Хоббемы, серебряные канделябры и именной кубок с надписью: «Командиру полка Генриху Бюнау от офицерского корпуса». Я потом узнал, что этот вояка погиб в 1943 году в России. Вещей отец привез много. Одно время мы даже ели вилками со свастикой.

 

- И где эти богатства хранились?

- Наша семья жила в высотке на Котельнической набережной - 75 квадратных метров, вид на Кремль. После школы я окончил Высшую школу милиции МВД СССР и пошел работать в ГАИ. Параллельно с работой стал коллекционировать иконы. Со временем собрал большую коллекцию. Продавал я что-то редко. Только нужда и болезнь второй супруги заставили меня продать некоторые вещи. И вот тут я столкнулся с коварством первой жены и неблагодарностью старшей дочери Екатерины.

Квартиру на Котельнической, в которой я до сих пор прописан, подарил дочери, оформив дарственную. Предлагал сначала продать: сосед давал миллион долларов, но родные не захотели. Продал машину и им деньги переслал. Отдал даже сберкнижку, на которую поступали пенсионные отчисления, чтобы бывшая супруга могла платить «коммуналку». Сам ушел жить во вторую квартиру в Химках, часть которой я после развода выкупил у собственной дочери. Она, кстати, разозлилась: «Мать бросил, такой-сякой». Обидно. Я ей дал все самое лучшее. Катя училась в школе с французским уклоном, год в Италии жила, получила два образования - юриста-международника и переводчицы. Муж у нее не бедный - совладелец ресторана на Поварской.

Михаил АГАФОНОВ унаследовал трофеи отца, служившего в оккупированной Германии

Михаил АГАФОНОВ унаследовал трофеи отца, служившего в оккупированной Германии

 

Зашел и заплакал

- Наверное, ревнует к вашей второй супруге…

- Я влюбился в сотрудницу юридической фирмы. У нас растет 13-летняя дочь. Катя не приняла ни вторую супругу, ни свою младшую сестру.

- Как вы дошли до того, что дочь обвинила вас в краже имущества?

- После увольнения из органов я работал в компании «Росгосстрах» начальником отдела. Получал хорошие деньги. Проблемы начались, когда меня уволили. В 2013 году бывшая жена поменяла замок квартиры на Котельнической, и спустя какое-то время до меня дошли слухи, что моя коллекция распродается. В том числе картина Хоббемы «Пейзаж с мельницей». Его картин в России всего две.

- И вы решили забрать иконы и трофеи отца?

- В 2016 году заболела жена, и я объяснил бывшей: «должны сделать операцию, а у меня денег нет. Отдай мне серебряный оклад и икону Михаила Архангела». Жена послала меня на три буквы. Тогда я вызвал работников конторы по вскрытию замков, показал паспорт с пропиской, и они взломали замок. Зашел и заплакал. Голые стены, нет даже ковров. 15 икон, дворцовая позолоченная ваза, картина - исчезло все. И только в спальне за дверью я увидел пару икон, да еще кубок и канделябры немецкого графа.

Картина Мейндерта ХОББЕМЫ «Пейзаж с ветряной мельницей», 1691 г.

Картина Мейндерта ХОББЕМЫ «Пейзаж с ветряной мельницей», 1691 г.

- Несложно догадаться, куда вы отправились искать пропажу.

- Приезжаю к дочери и в домофон говорю: «Мне плохо, можно подняться?» Дочь говорит: «Уезжай, делать тебе у меня нечего». А вечером звонок из милиции: «Вы квартиру ограбили!» В отделении я спросил: «На каком основании меня обвиняют в краже собственной коллекции?» Оказалось, жена и дочь принесли бумагу, где оценили пару взятых мною вещей в 8 миллионов рублей. Я тогда участкового спросил: «Вы узнаете, где остальные вещи?» А он говорит: «Сказали, вы их раньше забрали».

Через пару дней бывшая супруга подала заявление, что я хочу ее отравить ртутью. Но в итоге мне дали бумагу, что состава преступления в моем деянии нет. И вдруг через неделю звонят и говорят: «Против вас возбуждено дело по статье «Самоуправство».

К тому же жена и дочь подали в суд заявление о выселении меня из квартиры, чтобы ее продать. Я в свою очередь подал на них в суд заявление о взыскании алиментов на мое содержание.

Екатерина с мужем Егором не могут воспитать в дочери любовь к родителям на собственном примере

Екатерина с мужем Егором не могут воспитать в дочери любовь к родителям на собственном примере

 

Комментарий специалиста

- Бывшая супруга и дочь не вправе обвинять родственника в присвоении имущества, так как он - прямой наследник имущества отца и вступил в наследство, - объясняет адвокат Сергей Елисеев. - Дочери перейдут предметы старины только после смерти отца. Обвинить в самоуправстве Михаила Сергеевича также нельзя. Он имел право пользоваться любым имуществом в квартире до тех пор, пока не установлен порядок пользования им договором или через суд. Михаил Сергеевич же в свою очередь должен доказать, что это его имущество и он им пользовался. Предъявить претензии к дочери по факту, что она забрала картину, можно только в рамках уголовного расследования.