ОБЩЕСТВО

Что на самом деле поссорило православных христиан с католиками

Всего один роковой выстрел сделал невозможным объединение христиан.

6 апреля 1453 года османский султан Мехмед II повелел выстрелить по Константинополю из большой пушки. В отличие от легендарного залпа «Авроры», этот выстрел не был холостым, но точно так же разделил историю мира на «до» и «после».

 

Прививка со смертельным исходом

Войска Мехмеда пришли под Константинополь  как завоеватели, призванные навсегда обезопасить западную границу Османской империи. На тот момент султану только-только исполнился 21 год, но он уже был опытным полководцем. 

ДЛЯ СПРАВКИ: В 12 лет «Магомед Великий», как еще называют султана, нанес поражение польско-сербским крестоносцам при Варне. Правда, есть подозрения, что реально османскими войсками управляли опытные приближенные Мехмеда. Но во время описываемых событий молодой падишах был абсолютно самостоятельной фигурой.

Положение Константинополя выглядело безнадёжным. К городу с населением в 50 тысяч человек и с армией, в которой числилось не более девяти тысяч ратников, подошло закаленное в боях 100-тысячное войско. Вокруг была турецкая, османская территория – то есть экономическая блокада осуществлялась самым естественным образом.

И действительно, 53-дневная осада завершилась триумфом османов: 29 мая защитники Константинополя капитулировали. Мехмед II, к его чести, пытался предотвратить избиение горожан, однако мало в этом преуспел. Зато ему удалось спасти христианские святыни: османы долго страдали от набегов крестоносцев и совершенно не собирались ввязываться в религиозную войну. Более того, победители первым делом гарантировали безусловную неприкосновенность духовным лицам, а также полную свободу отправления православных обрядов. Прививка Константинополем помогла: Турция и по сей день остается одной из

очень немногих мусульманских стран, где веротерпимость существует не только на словах, но и на деле. К сожалению, мир ожесточается – и очень может быть, что очередная «исламская весна» покончит с этим пережитком просвещения.

 

Восток - Запад

В Европе, пожалуй, нет городов, которые за последнюю тысячу лет никто не завоевывал. Но взятие Константинополя стало роковым моментом, разделившим Европу на Восток и Запад. После этого примирение православия и католичества стало принципиально невозможным.

Вступление Мехмеда II в Константинополь. Картина Жана-Жозефа Бенжамен-Констана

Почему османы так долго тянули, что им мешало взять беззащитный, по сути, город намного раньше? Все дело в том, что Константинополь находился под неофициальной, но очень мощной защитой европейских – в первую очередь итальянских – союзников. Более того, император Константин XI Палеолог был сторонником недавно заключенной Флорентийской унии – последней на данный момент серьезной попытки положить конец расколу в христианстве на условиях равноправия Запада и Востока. Высока вероятность того, что, если бы представители католических государств помогли отразить нападение Мехмеда, в наши дни христианство было бы единой религией – конечно, с неизбежными протестантскими маргиналиями.

Однако обещать – не значит жениться. Венецианцы опоздали с помощью, генуэзцы выбрали нейтралитет, остальные европейские страны (германские княжества, Франция) подумывали об отправке ополчения, но как-то не собрались. Восточная Европа помочь не могла: Польша была слишком слаба, Балканы находились под властью или протекторатом Турции, Россия еще только собиралась разорвать отношения с Ордой.

Более того, сразу после захвата Константинополя ближайшие союзники павшей империи – Венеция и Генуя – заключили дружеские договоры с Мехмедом. Кровь защитников Константинополя легла между Западом и Востоком.

ДЛЯ СПРАВКИ: Константинополю повезло с переименованиями. Основан он был как Византий. В 330 году Константин I перенес сюда столицу Римской империи и назвал город Новым Римом. После его смерти закрепилось наименование Константинополь, то есть «город Константина». А в конце XV века, вскоре после завоевания, османы начали называть совершенно непроизносимый для них Константинополь упрощенно – Константиние. А потом и вовсе придумали слово Исламбол («наполненный исламом»). Постепенно эта форма изменилась на Istanbul - Стамбул в русскоязычной традиции. Окончательное переименование состоялось в 1930 году.

 

Новый Рим, наполненный исламом

С падением Константинополя окончательно закончилось Средневековье – и вступило в полные права Возрождение. В Западную Европу бежали многие византийские ученые – и именно они принесли туда дух античности, пробившийся через тысячелетие католических запретов. А обезглавленное православие было вынуждено искать новую столицу – каковую и нашло в 1589 году в Третьем Риме, Москве. Формально Константинопольский («Вселенский») патриарх до сих пор первый среди православных иерархов, фактически же это гражданин мусульманской Турции, живущий по ее законам.

Современный Стамбул. Фото с сайта ruskline.ru

И по сей день есть в России люди, для которых «второй Рим», древний Константинополь – символ всех чаяний, которые бредят Олеговым щитом на вратах Царьграда. «Москва и град Петров, и Константинов град – / Вот Царства Русского заветные границы…» – писал впавший к старости в славянофильство Федор Тютчев. «Константинополь должен быть наш, завоеван нами, русскими, у турок, и остаться нашим навеки» – вторил ему Федор Достоевский. Недавняя размолвка России с Турцией всколыхнула было эти настроения в обществе, однако после скорого примирения надежда на реванш за события 1453 года вновь угасла. Надолго ли?