ОБЩЕСТВО

Индустрия смерти: кто и как зарабатывает на терактах

Терроризм в его нынешнем виде зародился не на Востоке

 

Признак цивилизации

В современном мире понятие террора практически неразрывно связано с определением «исламский». В зависимости от градуса политкорректности авторы могут добавлять определения «радикальный», «салафитский» или «ваххабитский». Однако принципиально ситуацию это не меняет. С 1985 года практически все крупнейшие по числу жертв теракты были совершены исламскими террористами. История последних 30 лет знает лишь несколько исключений, в том числе двойной теракт Андерса Брейвика, взрыв в Оклахома-Сити за авторством Тимоти Маквея, да газовая атака в Токийском метро, организованная фанатиками «Аум Синрикё» (секта, запрещенная в РФ).

На самом деле, идея взрывать простых граждан, чтобы заставить власти пойти на политические уступки, – чисто европейская. Такой шантаж может работать только в высокоразвитом обществе. Напугать Чингисхана, Ивана Грозного или Генриха VIII – было в принципе невозможно: они сами являлись олицетворением террора. Не сработал бы терроризм и против Бисмарка, Гитлера или Сталина. Другое дело, когда власть находится в руках политиков, имеющих обязательства перед избирателями: каждый удар по безопасности рядовых членов общества отзывается электоральными коликами у руководства.

 

Взрыв вместо пули

Первоначально взрыв в людном месте планировали с целью не заставить власть задуматься, а нанести первым лицам конкретный вред. При этом бомба выступала мощным аналогом кинжала и пули. «Зарезать их не получится, но можно взорвать», – примерно так рассуждал 5 ноября 1605 года один английский дворянин, подбираясь к бочкам с порохом в подвале британского парламента.

Участники Порохового заговора. Фото с сайта blogger.com

Добрый католик и решительный джентльмен Гай Фокс после ареста был подвергнут пыткам, выдал сообщников и приговорен к повешению, потрошению и четвертованию. Однако в самом начале казни спрыгнул с эшафота с петлей на шее, и тем самым избежал самой неприятной части процедуры.

Этот подход без каких-либо изменений дожил до последней трети XIX века. В трех из шести покушений на российского императора Александра II применялась взрывчатка.

В начале XX века европейцы экспортировали бомбизм в Турцию. Сомнительная честь выпала бельгийскому анархисту Шарлю-Эдуару Йори. В 1905 году мужчина был нанят для убийства султана Абдул-Хамида II. Изучив варианты, бельгиец решил взорвать «клиента», когда тот будет выходить из мечети Йылдыз после пятничной молитвы. Йори не стал мелочиться: купил повозку, загрузил в нее 80 килограммов мелинита, приправил 20 килограммами гвоздей и болтов, снабдил бомбу часовым механизмом.

Шарль-Эдуар Йори. Фото с сайта haberturk.com

Турецкого правителя спасла случайность: покидая мечеть, он разговорился с главным богословом страны. Прогремевший взрыв унес жизни 26 человек, еще 58 получили ранения. Взрывная волна и поражающие элементы, кроме людей, перебили еще около 20 лошадей, буквально залив площадь кровью. Если верить турецким источникам, заказчики покушения также планировали уничтожить всё вокруг.

Сам по себе взрыв у мечети Йылдыз ничем не отличается от подрыва Зимнего дворца в феврале 1880 года или Порохового заговора Гая Фокса. Однако планировавшаяся серия взрывов уже вполне тянет на масштабную террористическую атаку в современном понимании этого термина.

Справка: Шарль Йори был схвачен турецкими спецслужбами и отдан под суд. Однако в дело вмешалось правительство Бельгии, под нажимом Брюсселя Йори был сначала избавлен от суда военным трибуналом, а затем и вовсе выслан на родину. Так что двойные стандарты в отношении террористов появились давно и отнюдь не на Ближнем Востоке.

 

Динамит и прокламация

Подъем революционного движения перед Первой мировой войной сильнее всего тряхнул империи, имевшие наибольшие внутренние противоречия, – Россию и Австро-Венгрию. Наши революционеры забрасывали чиновников и правоохранителей взрывными устройствами практически в промышленных масштабах. По некоторым оценкам, с 1901 по 1911 годы в результате терактов и налетов в России было убито и ранено 17 000 человек. На кровавом поприще отметились практически все передовые партии того времени. Единственной левой силой, не принявшей участие в террористической вакханалии, оказались социал-демократы.

Самые известные убийства той эпохи – Петра Аркадьевича Столыпина и эрцгерцога Франца-Фердинанда – были совершены стрелками. Однако за несколько часов до гибели наследника Австро-Венгерского престола в его машину бросили самодельную гранату. Самые же опасные покушения на российского премьер-министра были совершены с применением взрывных устройств.

Первая мировая и установившиеся в конце 20-х – начале 30-х годов значительно пригасили «взрывную волну». Новый подъем бомбовый терроризм пережил лишь после Второй мировой.

 

Просто Ильич

К 60-м годам США и СССР убедились, что лобовое столкновение ни к чему хорошему не приведет. Корейская война и Карибский кризис многому научили стратегов и в Москве, и Вашингтоне. Изменился и общественно-политический ландшафт: 60-е стали временем новой революционной активности. Молодежь не хотела жить по-старому, а политики не могли предложить ничего принципиально нового. Коммунизм стремительно превращался в новую религию радикалов, которой, естественно, стали пользоваться спецслужбы обеих сторон.

Ярчайшим представителем той эпохи стал Ильич Рамирес Санчес, более известный под прозвищем Карлос Шакал. Сын венесуэльского марксиста и ревностной католички, он некоторое время учился в СССР, затем примкнул «Народному фронту освобождения Палестины». Позже работал на итальянские «Красные бригады», «Красную армию Японии» и Организацию освобождения Палестины. При этом террорист пользовался поддержкой КГБ СССР и Штази (разведывательной службы ГДР); последняя щедро снабжала его деньгами, оружием и помощниками.

Карлос, начав подрывать машины, одними взрывами он не ограничивался: Шакалу доводилось стрелять из гранатомета по взлетающему самолету, бросать гранату в толпу зевак, отстреливать политиков и бизнесменов. В 1975 году он захватил штаб-квартиру ОПЕК, взяв в заложники 80 человек, в том числе 11 министров. Венесуэлец ураганил до середины 80-х, после чего попытался залечь на дно. Однако конец биполярного мира не оставил ему шансов на спокойную старость. В 1994 году власти Судана выдали террориста Франции, где его приговорили к трем пожизненным срокам.

Ильич до сих пор жив. Фото с сайта runrun.es

Впрочем, идейными отморозками пользовались не только спецслужбы соцлагеря. По некоторым данным, ЦРУ приложило и руку, и доллар к созданию «Красных бригад». Бессмысленная жестокость и убийства множества умеренных левых, центристов и профсоюзных лидеров сорвали «исторический компромисс» между Итальянской коммунистической и Христианско-демократической партиями. Левые идеи были дискредитированы, Италия осталась в НАТО – чего, вероятно, и добивалась американская разведка.

В 90-е международный терроризм окончательно сменил вывески, став исламским. В Палестине на передний край борьбы с Израилем выдвинулись исламистские ХАМАС и «Хезболла», по всему миру раскинула филиалы «Аль-Каида» (организация, запрещенная в России). Однако присутствие Запада никуда не делось.

В 2013 году стало известно, что на территории Турции задержаны 12 боевиков «Джебхат ан-Нусры» (также запрещена в РФ), которые перевозили канистру с двумя килограммами зарина. Позже эксперты предположили, что нервно-паралитический газ был изготовлен кустарным способом по устаревшей европейской технологии. Также обозреватели обращали внимание на голливудский уровень пропагандистских фильмов «Исламского государства» (еще одна террористическая организация, запрещенная в РФ). Сценарии, монтаж и спецэффекты этих лент явно делались профессионалами не арабского разлива.

 

Значит, это кому-нибудь нужно?

По мнению некоторых исследователей, экстремисты с помощью серийных взрывов и множества ложных угроз способны парализовать транспортные системы целых государств, тем самым обрушив их экономики. Частично этот эффект уже наблюдался во время терактов в Брюсселе в марте 2016 года, когда власти остановили движение всего общественного транспорта в стране.

Улицы Брюсселя после терактов. Фото с сайта bbc.com

Другие эксперты опасаются, что фанатики доберутся до биологического оружия. Этот вариант тем более вероятен, что варить иприт и зарин джихадисты уже научились. По некоторым прогнозам, следующая генерация терроризма будет экологической.

Однако, пожалуй, самую главную опасность, связанную с терроризмом, обозначила канадская журналистка Наоми Кляйн. Данные, собранные в ее книге «Доктрина шока: расцвет капитализма катастроф» показывают, что в 2000-х борьба с терроризмом превратилась в самостоятельную отрасль. Сотни компаний, многомиллиардные прибыли и прямые связи с военно-политическими кругами ведущих стран мира – вот что такое сегодня индустрия безопасности. Пожалуй, только сфера развлечений да наркотрафик могут похвастаться аналогичными оборотами и прибылями.

Объективно в террористической угрозе заинтересованы и различные политические режимы. В одних случаях фанатики дают удобные предлоги для вторжения в неугодные страны, в других – помогают поднимать обмякшие рейтинги национальных лидеров. «Вовремя» происходящие взрывы позволяют властям не отвечать на неудобные вопросы, переключая внимание общества на боль сограждан.