ОБЩЕСТВО

Как Петр I создал из России страну-казарму

«Построив» армию, император фактически создал уголовный кодекс

Источник: runivers.ru

Источник: runivers.ru

Если бы День Российской армии определяли историки, а не политики, – велики шансы, что праздник пришелся бы на один из апрельских дней. 23 апреля 1715 года вступил в действие «Артикул воинский» – первый российский военно-уголовный кодекс, включавший в себя, помимо прочего, текст воинской присяги.

Годом позже – 10 апреля 1716-го – был принят «Устав воинский», включавший «Артикул» в качестве одного из приложений. По мнению некоторых исследователей, именно после принятия «Устава» стало можно говорить о существовании в России полноценной регулярной армии.

 

Универсальный солдат XVIII века

 

Справедливости ради стоит отметить, что «Устав воинский» был далеко не первым нормативным документом по подготовке и управлению войсками. Еще в 1647 году было издано «Учение и хитрость строения пехотных людей». Руководство переводилось с немецких источников и ко времени Петра I серьезно устарело.

Дело в том, что на вторую половину XVII столетия пришлась очередная революция военного дела: в европейских армиях стали распространяться ружья с кремниевыми замками французского (батарейного) типа. Они были легче своих фитильных предшественников, не требовали опоры на сошку при стрельбе и позволяли вести огонь с большей скоростью и точностью. Еще одной важной новацией стали багинеты – ножи и кинжалы с тонкими ручками, вставлявшиеся в ствол оружия. Благодаря им ружья можно было использовать не только для стрельбы, но и как эффективное холодное оружие.

В начале XVIII века идея получила дальнейшее развитие: багинеты стали заменять штыками, которые не закрывали канал ствола, а потому позволяли произвести выстрел непосредственно перед началом рукопашной схватки.

Появление на поле боя универсальной пехоты, сочетавшей высокую огневую мощь и способность драться врукопашную, оказало большое влияние на тактику. Полководцы стали отказываться от неповоротливых глубокоэшелонированных построений и переходить к четырех–шестишеренговым. В армиях сокращалось количество пикинеров, возрастала роль кавалерии и мобильной артиллерии.

Новая тактика предъявляла новые требования к качеству подготовки войск: выучка солдат, дисциплина кавалерии и тактическая грамотность командиров стали играть ключевую роль в достижении победы. Понятно, что в этих условиях «Учение и хитрость», выпущенные еще до завершения Тридцатилетней войны, перестали иметь ценность для подготовки войск.

 

Ружье с кремниевым замком батарейного типа и багинет. Источник: zbroya.info

Ружье с кремниевым замком батарейного типа и багинет. Источник: zbroya.info

 

Шведы: учителя и экзаменаторы

 

Естественно, царь-реформатор, понимавший толк в европейских новациях, постарался ликвидировать это отставание. Генерал Адам Вейде был отправлен в Венгрию, знакомиться с организацией сухопутных армий. По итогам этой стажировки в 1698 году Петру на стол лег проект военно-дисциплинарного устава.

В последующие годы над составление аналогичных документов работали ближайшие помощники царя – Яков Брюс и граф Борис Шереметьев. В 1701 году было издано «Краткое положение о учении конного драгунского строя» - первое российское руководство по подготовке кавалеристов, а в 1708-м – принято «Учреждение к бою в настоящем времени», документ, ставший базой для военного устава 1716-го года.

Разработка новых руководств происходила отнюдь не в атмосфере кабинетных споров: Россия при Петре I непрерывно воевала – сначала против Османской империи, а затем против Швеции, обладательницы лучшей армии того времени.

Нашей стране сильно повезло: разгромив русскую армию под стенами Нарвы, Карл XII принялся гонять своих кузенов по Польше и Саксонии, чем позволил Петру провести работу над ошибками.

Первый русский император не принадлежал к числу любителей изобретать велосипеды, а потому без зазрения совести копипастил лучшее, что только мог найти в Европе. Неудивительно, что военная часть петровского устава в конце концов оказалась списана с шведских и немецких военных артикулов, в том числе с новошведской редакции артикула Густава Адольфа. При этом дело отнюдь не ограничивалось переводами и переписыванием зарубежных книжек. В условиях Северной войны армия и флот Карла XII жестко спрашивали за каждый невыученный урок. Победы у Лесной, под Полтавой и у Гангута – стали квалификационными экзаменами русской армии и ее командования.

 

Устав ушел, а казарма осталась

В окончательной редакции петровский устав состоял из четырех частей. Первая – собственно руководство по организации войск, состояла из 68 глав и была завершена позже других частей в 1716 году. Вторая – «Артикул воинский» - насчитывала 209 статей. Третья – «Краткое изображение процессов или судебных тяжб» – процессуальный сборник. Четвертая и последняя – «О экзерциции (или учении)» – сборник должностных инструкций и указаний по подготовке личного состава. Примечательно, что и при подготовке небоевых частей устава Петр остался верен себе. «Артикул воинский» был списан со шведских источников, третья и четвертая части опирались на саксонские и французские документы.

Значение петровского устава вышло далеко за рамки армии, для которой он создавался. В военном отношении труд императора устарел к 50-м годам XVIII века и был заменен уставом Петра Шувалова 1755 года. «Артикул воинский», напротив, еще при жизни Петра распространился на гражданские ведомства и применялся параллельно с судебником 1649 года вплоть до издания «Свода законов Российской империи» в 1832 году.

Огромный упор в «Артикуле» был сделан на подавление и уничтожение личности преступника. Законодатель старался не просто наказать за проступок, а запугать тех, кто был потенциально способен повторить его. Отсюда в статьях обилие жестоких членовредительских казней и позорящих наказаний. Даже самоубийство рассматривалось как намерение сбежать со службы и фактически приравнивалось к измене. Выжившего после суицида самоубийцу полагалось казнить.

Петровский «Артикул» ввел в российское право большое количество гражданских казней, наказаний, связанных с лишением имущества и социального статуса. Эти меры позволяли карать покойных преступников и их семьи. От гнева первого российского императора было трудно спрятаться даже в гробу. Петровский кодекс оказался более жестоким, чем уложение XVII века.

При этом надо понимать, что Петр I строил страну-казарму в силу исторической необходимости. Созданное им законодательство позволяло превратить общество в подобие военного лагеря, мобилизовав все силы на решение задач, поставленных монархом. Однако выйдя за пределы армейской сферы, «Артикул» усугубил милитаризацию российского общества, поставив во главу угла не вопрос о частной собственности и правах граждан, а служение государству.

Так наказывали при Петре I. Источник: jopahenka.ru

Так наказывали при Петре I. Источник: jopahenka.ru