«Бестолковый» город. Историк рассказал о несостыковках в легенде об основании Петербурга

В последние годы большую популярность приобрели так называемые альтернативные историки. Один из таких нестандартных исследователей - Игорь Шкурин прошелся по правлению ПЕТРА I.

Он утверждает, дескать, великий царь вовсе не основал Санкт-Петербург, а нашел уже готовый город. Куда и перенес столицу из Москвы в 1712 году. Да и не царь это был вовсе, а совсем другой человек... Насколько это убедительная версия, судить вам, дорогие читатели.*

 

Город не для жизни

Нестыковок с появлением на свет божий Санкт-Петербурга действительно много. В своей работе «Петербург бестолковый» модный российский историк Игорь Шкурин довольно четко объясняет изначальную непредназначенность города для жизни.

Уже к моменту закладки Петербург не имел ни одного плюса: ни как город, ни как крепость, ни как порт. Его военно-стратегическое положение было просто самоубийственным - граница со Швецией находилась на расстоянии одного дневного перехода вражеской армии. В 1788 году во время очередного «обострения международной обстановки» этим едва не воспользовался Густав III, а много лет спустя ситуация повторилась и стала причиной советско-финской войны.

Ничтожным было значение Питера и как базы военно-морского флота. Во-первых, зимой акватория замерзает, а, во-вторых, запереть флот в Финском заливе не представляет труда. Уже во времена Петра это делали шведы; в Крымскую войну успешно осуществили англичане; в Первую и во Вторую мировые - немцы.

Гавань имеет еще одно малоприятное качество - высокую опресненность воды, из-за которой дерево в ней сгнивает катастрофически быстро.

Неудачное расположение на пятачке, зажатом среди моря, озер и болот, дает потенциальному противнику возможность блокировать город не только с моря, но и с суши, что опять же более всего продемонстрировали немцы.

Фото: wikipedia.org

Историки новой волны считают, что в древности вместо ПЕТРА на этом коне сидел Александр МАКЕДОНСКИЙ или Георгий ПОБЕДОНОСЕЦ. Наезднику просто поменяли голову, как и дракона переделали на змею. Великолепный хвост оставили, а вместо тела припаяли какой-то рваный гофрированный носок. Фото: wikipedia.org

А вот «грозить шведу» или кому-либо еще отсюда весьма неудобно: в радиусе сорока километров от Питера нет условий для сосредоточения и развертывания сколь-нибудь крупных армейских соединений. Именно поэтому со шведами сражались за тысячу километров оттуда, в степях Украины.

И наконец, как пресловутое «окно» в Европу и первый российский порт Петербург не функционировал вообще - не успели еще забить первую сваю, когда русские войска отбили у шведов Ригу и вся торговля с Западом пошла через Прибалтику.

 

Проблемы с доставкой

Да и как просто населенному пункту ему грош цена: живущий на всем привозном, не способный прокормить себя ни сельским хозяйством, ни рыболовством; с никудышным климатом.

Школьные учебники упорно убеждают, что город строился для торговли. Но ни одно торговое судно не могло доставлять товары непосредственно в Петербург или из него. То же самое касается и военных судов. Может быть, поэтому и никогда не было никаких крепостных стен у Петербурга в отличие от любого другого приличного города того времени. Корабли доходили до Кронштадта, где происходила перегрузка на всякие лодочки, которые могли бы пройти до столицы. В итоге доставка товаров из Лондона до Кронштадта стоила столько же, сколько доставка от Кронштадта до Васильевского острова.

Санкт-Петербург стал портом только весной 1885 года, когда состоялось открытие путиловского Морского канала.

Почему же столицей огромной страны был назначен именно этот странный город, находящийся у черта на куличках?

Кронштадт на гравюре XIX века выглядит великолепно и законченно. А вот из документов о его «рождении» есть только генеральные планы реконструкций. Фото: wikipedia.org

Кронштадт на гравюре XIX века выглядит великолепно и законченно. А вот из документов о его «рождении» есть только генеральные планы реконструкций

 

Мягкий переворот

Для правильного ответа на вопрос Игорь Шкурин предлагает для начала посмотреть в правильном направлении, то есть с моря на сушу, как это делали в ту эпоху, когда цивилизация распространялась исключительно водным путем (в нашем случае она шла от Балтийского моря в сторону Москвы). Мол, тогда всё встанет на свои места. По утверждениям историка, мы увидим следующую картину: некий капитан бомбардирской роты был направлен для захвата плацдарма. Потом из него для народа нарисовали эксцентричного «царя-основателя». Да-да. Появление Петербурга становится логичным, только если принять как данность, что в 1697 году, во время вояжа с Великим посольством по Европе, Петра I подменили.

КСТАТИ: По совпадению в 1698 году в Бастилии появляется таинственный молодой узник, известный всему миру под именем «Железная маска».

Произошла совершенно банальная для того времени и особенно для России с ее недавними Лжедмитриями операция с подменой монарха.

Провернула ее хозяйничавшая тогда на Балтике Ольденбургская династия. Потом выходцы из нее, вследствие многочисленных межродственных браков, совершенно официально правили Россией до 1917 года под фамилией Романовы.

Целью подмены была «внутрисемейная» война Дании, Саксонии и Речи Посполитой с возомнившим о себе слишком многое родственником - шведским королем Карлом XII. Россия в лице Петра примкнула к этому Северному союзу и отобрала для саксонского курфюрста Августа II у Швеции Лифляндию. Впоследствии русские цари многократно гоняли свою армию ради подобных европейских разборок.

В состав Великого герцогства Ольденбургского входила столица богатейшего Ганзейского союза - Любек. Игорь Шкурин считает, что Петербург по сути своей тоже один из множества ганзейских городов на Балтийском море, расположение которых было заточено под удобство водных сообщений. Все города-порты на Балтике выполняли свои функции: Копенгаген кормился с контроля Датских проливов, Стокгольм - с железных рудников на материке, Рига - с ресурсов, стекавшихся со всего бассейна Западной Двины.

 

Русский или нерусский

Петербург был нужен Ольденбургам - Романовым как раз для обеспечения корабельным лесом и строительства новых кораблей, чем, собственно, и занимался Петр. А также для создания и контроля прямых водных путей из Балтики в бассейн Волги, что тоже было сделано. Петр начал строительство водных систем Березинской, Вышневолоцкой, Тихвинской, Мариинской.

Именно поэтому островное положение Петербурга для Ольденбургов было не недостатком, а совершенно необходимым условием, чтобы они могли путешествовать на кораблях прямо от дома в Любеке во дворец в Копенгагене и оттуда в Петербург.

Объясняется и другая странность. При отсутствии дорог осуществлять управление государством из затерянного в болотах Питера было практически невозможно. Да и ни один здравомыслящий государь не оставил бы без присмотра бояр-заговорщиков и войска. Но если взглянуть с другой стороны, то Санкт-Петербург - это идеальный форпост, как раз для защиты от Москвы в случае, если бы против Петра началась смута. При этом была бы организована целая европейская операция по защите Божьего помазанника от взбесившихся, диких московских бояр. И еще неизвестно, кого бы в этом случае поддержал народ.

В XIX веке о Петербурге говорили как о «самом нерусском из всех русских» городов, а на деле оказалось все наоборот. Петербург - самый русский из всех нерусских городов.

 

Не построили, а достроили

Однако загадки Питера на этом не кончаются. Едва ли не с самого момента основания о Петербурге стала складываться легенда как о призрачном городе, о его «нереальности» и несвязанности с историей страны. В 1845 году в статье «Петербург и Москва» Виссарион Белинский писал: «О Петербурге привыкли думать как о городе, построенном даже не на болоте, а чуть ли не в воздухе». Петербург похож на сказочный град Китеж. Только он не скрылся под водой, а появился буквально из-под воды.

До наших дней не дошло никакой более-менее вменяемой проектно-сметной документации о его строительстве. При этом на картах и гравюрах начала XVIII века Санкт-Петербург уже предстает перед нами практически во всей своей красе.

Некоторые из изображенных на офортах Зубова, Монферана, Фальконе, Шуберта здания, согласно официальной истории, должны быть построены после смерти автора, но написаны явно с натуры. Исторический подлог всплывает в любом, где ни копни, месте.

Действительно непонятно, как за пару десятилетий в топях на Неве при суровых зимах, мошкаре, сырости, отсутствии дорог, заводов и строительной техники появляется самый северный в мире, на то время, город. Мегаполис с современной планировкой, с проспектами, каких раньше никто не строил, канализацией, каналами с гранитной облицовкой, массивными каменными конструкциями и колоннами, как в Баальбеке, Парфеноне, Гизе и других памятниках античности.

Никто в Европе еще и не помышлял о такой планировке, а тут? Пусть сейчас строители со своей современной техникой и знаниями построят в такие же сроки хоть что-то подобное.

Странно и то, что большие каменные здания стоят не просто на берегу, они стоят у кромки воды. Зная о наводнениях, архитекторы строят дома с полуподвалами прямо на неукрепленных берегах.

- Не строят, а достраивают то, что уже было, - делает предположение специалист по истории Петербурга Захар Сергеев. - Сегодня питерские археологи наталкиваются на фундаменты колоссальных сооружений, о которых в градостроительных планах ничего не написано, но почему-то огульно приписывают их Петру I.

Написанная с натуры князем Григорием ГАГАРИНЫМ в 1830 году акварель показывает нам Александрийский столп, который, по официальным данным, появился там лишь в 1834 году

Написанная с натуры князем Григорием ГАГАРИНЫМ в 1830 году акварель показывает нам Александрийский столп, который, по официальным данным, появился там лишь в 1834 году

 

Античное наследство

Все больше исследователей приходят к выводу, что город был построен задолго до Петра, и, скорее всего, он находился под водой. Лишь когда Балтика стала мелеть и обнажился древний допотопный город, его решили присвоить.

- На месте Питера когда-то стоял античный мегаполис, накрытый потопом при изменении наклона земной оси, - уверен историк Андрей Голубев. - Этим объясняется огромное количество идеально сохраненных в Питере артефактов. От стел и сфинксов до античных изваяний.

Как один из примеров Голубев приводит совершенно одинаковые статуи в Петергофе и в Афинах.

- Разницы нет никакой абсолютно. За исключением сохранности, что неудивительно - в Питере землетрясений не бывает. Очевидно, что это не заимствование, не просто один стиль, а это полная идентичность, что возможно только в одном случае. Статуи отлиты в одни и те же формы, - считает исследователь. - Именно отлиты, потому что изготовить инструментом две абсолютно одинаковые статуи невозможно, если только не пользоваться лазерной установкой с компьютерным управлением.

Сверху Петергоф, снизу Древние Афины. Статуи явно отливались в одних и тех же формах

Сверху Петергоф, снизу Древние Афины. Статуи явно отливались в одних и тех же формах. Фото: wikipedia.org

С фортификационными сооружениями та же история. При постройке фортов Кронштадта и облицовке набережных использовано неимоверное количество гранитных блоков идеальной формы. Двухтонные блоки уложены без раствора и напоминают по виду стандартное конвейерное изделие. Изготовление их вручную хоть и возможно, но с повторяющейся точностью, и в массовом порядке такое производство едва ли выполнимо практически.

- Не в пользу ручного труда говорят излишняя точность, тщательность в производстве оборонительных сооружений, - считает краевед Захар Сергеев. - На то время оно того не стоило, да и денег таких не было, а вот при машинном, конвейерном, массовом производстве такая точность получается сама собой и удивления не вызывает. Выходит, все стояло на потоке и сложная обработка гранитных блоков давалась нашим предкам очень легко. Вообще технология кладки, по которой сложены форты Кронштадта, смахивает на Мачу-Пикчу. Но никак не на работу XVIII века. Вы посмотрите: гранитные форты и набережные присутствуют только в одном районе Балтики, и именно в Кронштадте и Петербурге. Форты Кенигсберга кирпичные, впрочем, как и все остальные. Так откуда же взялась эта технология и куда делась?

И под конец апологеты альтернативной истории возникновения Санкт-Петербурга предлагают взглянуть на «Медного всадника», главная странность которого даже не в том, что Петр без штанов сидит на вздыбившемся коне без стремян и седла. И проблема вовсе не в том, что он подозрительно напоминает Георгия Победоносца со змеем, но без копья.

Главный вопрос: почему памятник Петру I сделан без каких-либо морских признаков? Ведь, по легенде, он полез в болото исключительно ради строительства морского порта и флота.

- Очевидно, что памятник поставили совершенно другому человеку и задолго до появления на свет Петра, - уверен искусствовед Алексей Кунгуров. - Именно этим объясняется тот факт, что саму фигуру якобы делал скульптор Этьен Фальконе, а голову - его ученица Мари-Анна Колло. Явная чушь. Кто же голову доверит подмастерью?..

 


 

* Данный текст является изложением личного мнения автора и не отражает позицию редакции EG.RU.