ОБЩЕСТВО

Здания-легенды Москвы, которые вы уже никогда не увидите

Башня чернокнижника Брюса

Сухарева башня, пересечение проспекта Мира и Садового кольца

Сухарева башня, пересечение проспекта Мира и Садового кольца

Сухарева (иногда ее называют Сухаревская) башня, выстроенная по образцу европейский ратуш, стояла на нынешнем перекрестке Садового кольца, Сретенки и проспекта Мира. Построена была по приказу Петра I на линии городских валов.

Башня была вторым по высоте строением Москвы (64 метра) после колокольни Ивана Великого (81 метр). И первым научным центром Российской империи.

Именно в Сухаревой башне располагалась Школа математических и навигационных наук, заведовал которой Яков Брюс - сподвижник Петра I и выдающийся российский ученый, чьи научные исследование сопоставимы по значению с деятельностью Михаила Ломоносова.

Москвичи невзлюбили «алхимика» Якова. Считалось, что в Сухаревой башне он хранит свою «черную книгу» и вылетает по ночам оттуда на «железной птице». Говорили, что он «знал, сколько звезд на небе и сколько раз колесо повернется, пока до Киева повозка доедет». Книгу свою черную Брюс якобы замуровал в стенах башни, чтобы после смерти его никому секреты не достались.

Брюс умер в 1735 году. Сухарева башня снесена в 1934-м при расширении Садового кольца. Она была выстроена из натурального камня и по воспоминаниям современников отличалась поразительной красотой. Часы Сухаревой башни можно и сейчас увидеть - они установлены на башне Передних ворот в Коломенском.

 

Дом висельников

Особняк князя Оболенского

Особняк князя Оболенского

«Черная книга» Брюса породила серию мифов. Молва с ней связывает один из самых известных и красивых Домов с привидениями Москвы (он же «Дом висельников») - особняк князя Оболенского, который располагался по адресу ул. Арбат, д 14.

В XVIII веке здесь стоял дом деда Александра Суворова, в котором родился и вырос великий полководец. Позже на месте родового гнезда Суворовых был построен особняк Оболенских.

В XIX веке элегантное здание стало «символом» Арбата. Его часто рисовали и фотографировали для открыток. А благодаря его хозяину – князю Михаилу Оболенскому, библиофилу, историку, архивисту и коллекционеру древних рукописей – особняк превратился в центр притяжения передовой талантливой молодежи.

Ближе ко второй половине столетия дом сдавался в аренду. В нем жили и крупный магнат фон Мекк и князь Лев Голицын. А в начале XX века подвалы заселили нищие и бомжи.

Именно этот период – ориентировочно 1912 год – москвоведы считают началом «дурной славы». Дом стали обходить стороной.

Появились фантастические слухи о книге Брюса и неком князе Хилкове, который «занимался чернокнижием и стал первым висельником» дома. Якобы он утратил «книгу Брюса» и удавился от горечи.

Потом там повесился полковник, от которого сбежала жена. А потом – целая семья с пятью детьми (о мотивах коллективного самоубийства народная молва молчит).

Сам особняк погиб во время фашистских бомбардировок Москвы. Сейчас на том месте располагается кургузый двухэтажный домик, занятый под досужий развлекательный центр. Никакого мемориального упоминания о славных делах и людях, посещавших и обитавших в доме по улице Арбат, 14 нет.  

 

Звезда пленительного счастья

Дом Анненковых, ориентировочно ул. Кузнецкий мост 5/5

Дом Анненковых, ориентировочно ул. Кузнецкий мост 5/5

История обителей дома Анненковых (сам дом находился на пересечении Кузнецкого моста и Петровки), их любовь, преданность и верность была очень красиво показана в советском фильме «Звезда пленительного счастья». Более того – она вдохновила великого Александра Дюма на роман «Учитель фехтования». Одно из первых произведений писателя, в Росси оно было очень популярно, хоть и запрещено к публикации лично императором Николаем I.

Дом Анненковых – спроектированный предположительно В. Баженовым - принадлежал одной их самых богатых и известных своими неимоверными причудами женщин рубежа XVII-XIX вв., Анне Анненковой. Самое безобидное - перед тем, как что-то на нее надеть, специально обученные горничные нагревали деталь одежды (вплоть до нижнего белья) своим телом.

Особняк был невероятных размеров, там обитало порядка 150 человек нахлебников и прислуги. Но особое место занимал хозяйский гардероб, насчитывающий более 5 тысяч платьев.

Собственно говоря, именно благодаря любви Анны Анненковой к нарядам и случилась история любви ее сына Ивана Анненкова и приказчицы модного парижского дома Полины Гебль (говоря современным языком – Полина работала директором элитного «бутика от кутюр»). Любовь была быстрой, пылкой и взаимной. Результатом стала первая внебрачная дочь Анненкова и Гебль. Иван дважды делал предложение Полине. Та отказывалась – полагая, что Анна Анненкова не примет этот брак.

Все изменилось в 1825 году. Иван Анненков за участие в восстании декабристов был сослан на каторгу. Полина 3 года добивалась разрешения поехать за ним. Гебль не имела официального статуса жены, что значительно усложняло ситуацию.

В результате она написала императору очень откровенное письмо. Полина пишет, что пусть она просто гражданская жена Анненкова, но она родила от него ребенка и готова пожертвовать всем ради любимого человека.

Разрешение выдали (хотя дочь не пустили). Полина поехала за своим Иваном, они наконец повенчались, пережили 15 лет каторги, родили еще 17 детей и прожили вместе без малого 50 лет. Хотя в дом, в котором они познакомились, больше не вернулись.

Анна Ивановна разорилась и умерла в нищете. А громадный особняк в 1837 году был продан коммерсантам Михалковым, его начали сдавать в найм, и там закипела светская и культурная жизнь. Знаменитейшее в Москве кафе «Трамбле», кинотеатр «Мефистофель», шикарный ресторан «Яр» и даже фотоателье – все это успешно работало в доме Анненковых.

Дом пережил революцию и войну. Но в 1948 году при расширении Петровки был снесен.