ОБЩЕСТВО

Воровка

О том, как ухитряются наши соотечественники устраиваться за границей, можно слагать поэмы. Взять хотя бы Швецию. Налоги там немыслимые. Шведы стонут, но платят, потому что уклонение считается страшным преступлением. Но зато там выделяются колоссальные суммы на пособия малоимущим. Ведь Швеция - это королевство победившего социализма. И почему бы к щедрым соскам этой дойной коровы не присосаться выходцам из России?
Возьмем, к примеру, пособие алкоголикам и наркоманам. Только последние шведские бомжи соглашаются, чтобы их считали таковыми. А вот вполне здоровые и работоспособные россияне, уехавшие туда на ПМЖ, на чистом глазу объявляют себя алкашами и получают деньги на лечение и пропитание. Так просвещала меня Тамарка, девушка, с которой я познакомился в Стокгольме.

Путана-поэт

В России она путанила. Там, в Москве, на боевом посту и нашла будущего мужа - шведского бизнесмена.
Дело было так. Швед снял ее возле «Интуриста» на одну ночь. Заплатил сто долларов и увез к себе на квартиру. Клиент Тамарке понравился, и она подошла к своим профессиональным обязанностям не формально, а с душой. Это так понравилось шведу, что на следующее утро он не отпустил ее, а закрыл на ключ в своей квартире, решив оставить еще на одну ночь.
Тамарка проснулась в постели одна. Позавтракала, подергала бронированную дверь, поняла, что ее взяли в плен, и вышла на балкон. Окна квартиры шведа выходили как раз на двор какого-то посольства. Там в саду шел прием. Тамарка хорошо видела гостей, но это только усугубляло ощущение, что она чужая на этом празднике. Тамарке захотелось плакать, но вместо этого она стала писать стихи в своей записной книжке. Получились такие строчки:
Неизвестность и ночь -
Две подруги мои,
Подворотни, подъезды
Укроют меня,
Запах денег и боли,
И где-то любви…
Тело, душу я медленно
Плавлю дотла.
Как у кошки бездомной,
Мой слух обострен.
Кто сегодня захочет
Тепла моего?
Запах денег неужто
Настолько силен?
Даже запах любви
Не осилит его…
За этим занятием ее застал швед, он был потрясен. Явившись к себе в офис, он внезапно подумал, что совершил страшную ошибку, оставив Тамарку в своей квартире. Что проститутка, конечно, обворует его и как-нибудь улизнет из квартиры. Он бросил все и помчался домой, но вместо обворованного жилища обнаружил на балконе прекрасную юную славянку, сочиняющую лирический шедевр.
Сердце шведа было разбито. Он женился на Тамарке и увез ее в Стокгольм. Там она родила ребенка, а через какое-то время, поднаторев в шведском языке и в шведских законах, кинула своего суженого, выбив себе при этом двухкомнатную квартиру и что-то типа наших алиментов. И еще Тамарка без всякого зазрения совести объявила себя алкоголичкой, хотя на самом деле капли в рот не брала. Алкоголя, я имею в виду. Кроме того, она получила государственное и муниципальное пособие на ребенка, а также дополнительно на престарелую мать, которую она вывезла в Стокгольм из Вологодской области. На круг, по российским понятиям, выходило очень прилично. Особенно если учесть, что за ее квартиру, медицинскую страховку, коммунальные услуги и телефон платили службы социальной помощи.

Дают - бери

Тамарка жила по принципу: «Дают - бери, бьют - беги».
В любой компании она была украшением. Страшно любила танцевать. Вместе мы обошли все местные дискотеки и клубы.
Иногда она просила меня отвезти ее куда-то на автомобиле. Купить машину она могла и сама, но не делала этого, чтобы не разрушать образ несчастной, малоимущей женщины.
Однажды Тамарка попросила подвезти ее в городок Уппсалу, в химчистку. Зачем переться в химчистку в такую даль, когда в Стокгольме их полно на каждом углу, мне как-то в голову не пришло спросить. Но в Уппсале я никогда не был и подумал: «Почему бы туда не съездить, не бросить взгляд на местные достопримечательности».
Туда мы добрались под вечер. Запарковали машину в торговом центре. Тамарка пошла в химчистку, а я остался в кафе. И тут вспомнил, что одна моя московская знакомая очень просила купить ей в Швеции особый золотой кулон, который она потеряла, и теперь у нее распался комплект с серьгами. Когда появилась Тамарка, я попросил ее сопроводить меня в ювелирную лавку и поработать переводчицей.
Лавка нашлась тут же, в торговом центре. С помощью Тамарки я объяснил хозяину - обстоятельному шведу-ювелиру, что мне нужно. Он понял и, поднявшись по лестнице, достал с верхней полки почти такой же кулончик. Но Тамарка забраковала его, и швед, кряхтя, стал искать в другом месте. Но и новый кулон Тамарке не понравился. Она гоняла шведа по полкам, приговаривая:
- Покупатель всегда прав!
За время поисков Тамарка перемерила в этом магазине множество вещичек: цепочки, кольца, браслеты. Наконец нужный кулон был куплен, и мы пошли к машине.
- Быстрей, быстрей, - торопила Тамарка.
- Куда мы спешим? - спросил я.
- В Стокгольм!
- Зачем?
- Потом объясню.

Фарта не будет!

Мы вырули на автостраду и помчались к столице. Когда проехали аэропорт, Тамарка неожиданно заверещала:
- Ой, ой, заверни на этот паркинг!
- Но ты же спешишь в Стокгольм?
- Ничего подобного.
- Сама говорила.
- Раньше спешила, а теперь не спешу, - загадочно произнесла она и повернулась ко мне:
- А ты удачливый.
- С чего ты взяла?
- А вот с этого… - Тамарка раскрыла ладошку, на которой лежали блестящая цепочка и еще какие-то мелкие цацки.
- То есть? - не понял я, останавливая машину. И тут до меня дошло, что она обокрала этот магазин, а я был прикрытием.
- Ах ты, мерзавка! - воскликнул я в сердцах.
- Тише, тише - зашептала Тамарка. - Половина твоя…
Я был вне себя.
- Прибить тебя мало! Ведь если бы тебя поймали, я бы тоже пошел в тюрьму как соучастник.
- Но ведь не поймали!
- Отдай сюда вещи, дрянь.
- Возьми.
- Это все?
- Все, клянусь!
- Грош - цена твоим клятвам! Я тебя сейчас в полицию сдам!
- Сдавай! - перешла в наступление Тамарка. - Сдавай, а пока я буду в тюрьме чалиться, ты станешь моего ребенка и больную маму кормить.
«Ну и тварь же, - подумал я. - Умеет на жалость взять». И завел машину.
- Ты куда? - перепугалась она.
- В аэропорт.
- Зачем?
- Нужно.
- Скажи зачем или я из машины выпрыгну и насмерть разобьюсь, - завизжала Тамарка.
- Туда тебе и дорога! - сказал я, и это, как ни странно, ее успокоило.
Она подчинилась. Безропотно вышла из машины и побрела за мной к зданию аэровокзала. Я нашел почту, купил там толстый конверт для бандеролей и заставил Тамарку переписать на него адрес ювелирного магазина в Уппсале. Благо он значился на визитке, вложенной в коробочку с кулоном.
Тут она снова принялась причитать:
- Ой, Саша! Нельзя этого делать! Больше фарта не будет. Возьми все себе!
Но украденные Тамаркой вещи жгли мне руки. Я вложил их в конверт и бросил его в почтовый ящик.
До Стокгольма мы ехали молча.
Больше я Тамарке не звонил.

Ссылки по теме:
Озорные рассказы Александра Стефановича
Большой приз
Фигурант агентурного сообщения «Вешалка»