ОБЩЕСТВО

Персидский розлив






ВОВОЧКА КАЗАКОВ: полюбил в Иране безалкогольное пиво с лимоном

ВОВОЧКА КАЗАКОВ: полюбил в Иране безалкогольное пиво с лимоном


Если бы это случилось не со мной, никому бы не поверил. Только сейчас, через недельку усиленного глотания пива, чуток отошел и понял, что это не «белочка» невзначай меня посетила, а действительно я побывал в Иране.

Эта правдивая история началась лет пять назад, когда я на какой-то пьянке познакомился с Али, русистом из Тегеранского университета. Что мы творили в Москве во время его стажировки, это песня! С тех пор мы регулярно переписываемся, салям, мол, и вообще, какие дела. Честно говоря, когда он мне прислал приглашение, я крепко задумался. Во-первых, страна мусульманская, придется целых 14 дней или 336 часов не пить. И потом, если верить ежедневным газетам, в Иране по улицам бродят бородатые муллы, которые по ночам питаются кровью американских младенцев. Фундаменталисты, мол, там фундаментируют, террористы терроризируют, а наивный и нищий иранский народ плачет горючими слезами и мечтает об обществе равных возможностей и западной свободе и демократии. Скажу сразу - это откровенная брехня.

Путаны имеются

Первое, что я почуял в аэропорту «Мехраб», - это неистовый запах солнца. Все вокруг было неправдоподобно и ярко. От счастья окружающего пространства, под синем до нелепости небом захотелось крикнуть что-нибудь матом и резко напиться. Насилу сдержался. Как там в «Штирлице»: опьяняющий воздух свободы сыграл с профессором Плейшнером злую шутку. Во-во, только шутка здесь была ох какой доброй. И вообще, все мои иранские воспоминанию слились в трудноразрешимый клубок ощущения счастья и радостного похмелья, это при 30-градусной жаре, прошу учесть.








ШКОЛЬНИЦЫ: больше всего любят праздник, приуроченный ко дню рождения фатимы - единственной дочери пророка Мухаммада

ШКОЛЬНИЦЫ: больше всего любят праздник, приуроченный ко дню рождения фатимы - единственной дочери пророка Мухаммада


И вот, наконец, я сижу дома у Али на ковре. Отличная, между прочим, квартирка: телевизор, музыкальный центр, хорошая мебель, кондиционеры. Жена Фатима, в цветастом макнаэ, платке со сшитыми концами, суетилась с кебабами, рисом, овощами и плошками с ароматным соусом. (Кстати, огурцы в Иране совсем не овощи, а фрукты. Их подают на десерт!) Али отправил маленькую дочку к Фатиме, достал из холодильника запотевшую бутылку, разлил по пиалам и от греха спрятал пузырь обратно.
– Мало ли кто зайдет, пить-то у нас запрещено, - пояснил Али. – Эту самогонку можно купить только в армянских кварталах. Мы называем его иранской водкой и пьем пополам с кока-колой.
Мы жахнули несколько раз, вспоминая наши милые московские безобразия, после чего я логично поинтересовался наличием вытрезвителей в Тегеране.
- У нас есть только лечебницы для наркоманов, - захихикал Али, - хотя наркотики тоже строго запрещены!
После чего мой друг перешел к международному положению, сообщив, что американцев персы видели на одном своем обрезанном месте, пусть только сунутся. И ядерную бомбу им, видимо, делать все-таки придется. Хотя лучше бы деньги пустить на что-нибудь полезное. Выяснил я также, что зарплата у них в среднем небольшая, долларов 150 в среднем на нос, зато квартиры почти ничего не стоят, транспорт типа метро вообще на наши деньги три рубля, причем катайся хоть весь день, а еда практически даром. Кстати, потом где-то в Шуштэре я хотел купить пучок петрушки, ну такой как в Москве на Ленинградском рынке по 20 рублей, так в Тегеране за это вообще денег не берут, а какую-то мелочь просят лишь, начиная от а полкило зелени. А если укроп немного завянет, торговцы бесплатно раздают его всем желающим.
Но это так, к слову. После этого армянско-иранского пойла я окончательно вошел в штопор. Называл Фатиму Шаганэ, ты, моя Шаганэ и пытался продекламировать Есенина. Допытывался у Али, почему у него только одна жена.








ПОЛКОВНИК ХУСЕЙН: принимал Вовочку с русским размахом

ПОЛКОВНИК ХУСЕЙН: принимал Вовочку с русским размахом


- У мусульманина должно быть три жены, как минимум! – бил я лавашем по ковру. На что мой друг спокойно объяснил, что подобный вопрос американцы задавали и аятолле Хомейни. А тот ответил, что ему хватает и одной. С тех пор в Иране никто особо многоженством не увлекается.
- А как у вас здесь с этим делом, ну там перси, персиянки, все такие воздушные, к поцелуям за деньги зовущие, – промямлил я, делая руками неопределенные пассы, символизирующие, видимо, округлые формы местных красавиц.
- По-разному, - Али философски забурлил кальяном, - Для иранцев все просто. Ищешь подходящую женщину, обычно это обходиться $ 20 за целый день. Идешь к мулле, он сочетает вас законным браком. Лишь потом она берет деньги и занимается с тобой любовью. На следующий день ты с ней разводишься, и закон соблюден. А вот иностранцам сложнее. Есть проститутки, которые обслуживают туристов. Очень дорогие – 200 долларов в час! К тому же иностранца за такое преступление могут надолго посадить в зиндан.
- А в Египте, в Шарм-Эль-Шейхе, с путанами нет проблем. Любой таксист отвезет в заведение, где тебе после кальяна предложат десяток прелестниц– 30 долларов за женщину на пару часов. Только они там все обрезанные, в Египте их еще девочками оскопляют…
- Ай, Вовка, как ты мог сравнить наших небесных созданий, божественных и сладострастный гурий, вершин творения Аллаха, с египтянками?! – пристыдил меня Али, и залпом выпил полстакана армянской самогонки, забыв даже разбавить его колой.

Пиво продается

Потом мы жарили шашлыки на крыше какого-то торговца коврами, бывшего полковника иранской артиллерии. Который, узнав, что я из России, да еще моя фамилия Казаков, расплакался и приволок несколько банок «Хайнекен». Оказывается, в безалкогольном мусульманском Иране можно достать и настоящее пиво, правда, по пять долларов за жестянку!








В ОЖИДАНИИ АМЕРИКАНСКИХ БОМБЕЖЕК: надо успеть насладиться мирным небом

В ОЖИДАНИИ АМЕРИКАНСКИХ БОМБЕЖЕК: надо успеть насладиться мирным небом


Экс-полковник Хусейн позвал нас в свою просторную квартиру с настоящим, слава Богу потушенным камином (за окном стояла жара, градусов 35!) и рассказал удивительные вещи. Оказывается, шах Ирана Реза-Пехлеви был казачьим полковником русской бригады. А самыми боеспособными и элитными войсками в XIX и начале XX века была Его Императорского Величества персидская казачья бригада, в которой служили местные жители под русским руководством, естественно.
- И мой дедушка был казаком, он обучил меня настоящим казацким песням, - на ломаном русском объяснял Хусейн. - Давай споем на брудершафт.
- Товарищ полковник, - поднимая пиалу, обратился я по-военному к Хусейну, - а слабо дать отпор наглым американским агрессорам? Они ведь в ноябре по Персии обязательно жахнут.
- Ты, Вовка, обязательно загляни в город Шуштар. Там в горах огромные пещеры, в которых с давних времен работают водяные мельницы. Но кроме мельниц там припрятаны большие ракеты, которые легко долетят до Израиля и сотрут его с лица земли…








ШУШТЕР: в этих пещерах - секретное оружие возмездия

ШУШТЕР: в этих пещерах - секретное оружие возмездия


Мы еще раз выпили, и над затихшей чашей многомиллионного Тегерана, под мерцающим звездным небом еще долго раздавался наш заунывный вой.
– Скакал казак через долины, через персидские края…
Очнулся я уже утром на плоской мусульманской крыше крыше, заботливо укрытый ковриком. На улице уже начинался обычный городской восточный гомон. Местные дворники драили мостовую и проезжую часть. В воздухе разносился аромат свежевыпеченного хлеба и цветов, которыми был утыкан, наверное, каждый клочок земли. С трудом добрел до какой-то лавки, где пекли лаваши. Увидев меня, усатый торговец расхохотался, всплеснул руками и стал показывать меня прохожим.
- Руски, Вова, казак!
Прохожие радостно улыбались.
Неужели я с ними тоже вчера пил, мелькнула шальная мысль, которую я на всякий случай волевым решением выкинул из подсознания. На прощание торговец долго тряс мне руку и выдал свежего хлеба и банку безалкогольного лимонного пива. Другого официально не продают. Я устало брел по парку, их вообще в Тегеране чуть ли не через каждый квартал.








Маршрут путешествия В. Казакова по Ирану

Маршрут путешествия В. Казакова по Ирану


Вокруг прыгали и смеялись сытые и опрятные дети. На скамейках обнимались влюбленные, у фонтана военные весело жрали мороженое. Я рухнул в кусты с ароматными сиренево-розовыми цветками, голиях - цветки льда, как я потом узнал, и задремал. Боже, и эта благодать называется фундаментализм! Милые, общительные люди, преступность отсутствует вообще, полная религиозная терпимость, ведь даже во время исламской революции не пострадала ни одна церковь или синагога. А что женщины ходят в хиджабах, так это даже хорошо. Я бы охотно напялил такие накидки на рожи некоторых моих соотечественниц… Благодать.
А впереди у меня еще был Шираз - с грандиозной могилой великого поэта Хафиза, Исфаган - с шахскими дворцами и мостом, построенным еще солдатами Александра Македонского, развалины Персеполиса, пляжи острова Киш… Но об этом как-нибудь как-нибудь в другой раз.

Москва – Тегеран – Ахваз – Шуш-Шуштэр – Карманшах – Исфахан – Шираз – Персеполис – Киш – Мешхед – Москва

Фоторепортаж Григория ПЛАХОТНИКОВА