ОБЩЕСТВО

Майне муттер!

Судьба на долгие годы разлучила Анну РАДЬКО с «приемышами». Узнать, как сложилась их судьба, живущая в Калиниграде Анна Михайловна смогла только после падения «железного занавеса».
- Помню, как 1992 году в мою дверь постучали. Открыла. На пороге - рослый мужчина с букетом роз, - утирая слезы, вспоминает пенсионерка. - Увидел меня и расплакался: «Гутен таг, майне муттер!» Это был мой Эрих, один из двух братцев, которых после войны я прятала в своем доме.

Сергей ГОЛИКОВ

В 1941 году Анну, 14-летнюю белорусскую девчонку, угнали в Германию - дети с оккупированных территорий считались дешевой рабочей силой. Вместе с другими подростками ее заставили работать на свиноферме в Восточной Пруссии. Как-то мальчишки и девчонки насыпали в свиной корм осколки стекла: «Чтоб вам, фрицы, пусто было!» Несколько животных сдохли, виновных «за диверсию» отправили в концлагерь.
- Это был ад, в котором не было ничего, кроме голода и унижений, - вздыхает Анна Михайловна. - В 44-м, когда нас освободили советские войска, всех отправили в Полесск Калининградской области - помогать в подсобном хозяйстве 11-й Гвардейской армии.

Эрих и Гельмут

СЕМЬЯ: Анна Михайловна с Эрихом и его женой Ингой

СЕМЬЯ: Анна Михайловна с Эрихом и его женой Ингой

Однажды, готовя обед для красноармейцев, Аня увидела возле кухни двух тощих белобрысых мальчишек с отчаянно голодными глазами. Спросила у бойцов, кто это, услышала: «Сироты немецкие, бездомные» - и на свой страх и риск решила познакомиться с пацанами.
- В то время это было рискованно, жалеть врагов не полагалось, «особисты» строго за этим следили, - вздыхает Анна Михайловна. - И все-таки я решилась, тем более немецкий еще в плену понимать научилась.
Назвавшись Гельмутом и Эрихом, мальчишки сбивчиво рассказали, как вместе с родителями жили в Кенигсберге. Как начались бомбежки и мама отвезла их к бабушке и дедушке. Как старики заболели тифом и умерли.
- У меня сердце кровью обливалось, - вспоминает Анна Михайловна. - Смотрю на них - тощие, грязные, еле на ногах стоят! Взяла, да и привела их к себе домой - сердце не камень.
Аня выходила братцев, научила их объясняться по-русски, и те беспрестанно уверяли ее, что никогда не забудут русскую «муттер».

«Вражий прихвостень»

В 1947 году по приказу Сталина немцев начали выселять из Калининградской области. Кто-то донес об Эрихе и Гельмуте в особый отдел армии, и мальчишек отправили в Германию. Аню в тот же день вызвали в районный отдел МГБ.

ПРИЁМЫШ: мальчишкой Эрих обещал никогда не забывать свою "муттер"

ПРИЁМЫШ: мальчишкой Эрих обещал никогда не забывать свою "муттер"

- Меня несколько часов допрашивали, как я попала в плен и с какого времени начала симпатизировать врагам, - вспоминает пенсионерка. - Мне повезло, арестовывать не стали. Но на следующий день я собрала вещи и от греха подальше пешком ушла в Калининград.
…О том, как сложилась судьба «приемышей», Анна узнала от Эриха. Выяснилось, что в 1948 году в Германии нашлась их мама. В 1973 году, умирая, она наказала сыновьям найти русскую спасительницу и передать ей материнское спасибо.
- Найти мой адрес было непросто, но мальчики сумели, - счастливо улыбается Анна Михайловна и тут же вздыхает. - Жаль только, что Гельмута повидать не удалось. Он до нашей встречи всего два года не дожил.

P.S.
Эрих регулярно навещает свою «русскую маму» и так же регулярно зовет ее переехать в Германию. Анна Михайловна отказывается. Говорит, ее место в России.