ОБЩЕСТВО

Зрителей разводят как лохов!

ПРЕЗАНЯТНАЯ КАРТИНА: в нос втыкает гвоздь мужчина

ПРЕЗАНЯТНАЯ КАРТИНА: в нос втыкает гвоздь мужчина

Объехавший со своей программой полмира Николай ШАХЛЕВИЧ может 117 раз отжаться на одной руке, слопать стакан или лампочку, проткнуть любую часть тела проволокой, засунуть в рот работающую дрель и совершенно открыто рассказать о том, как дурят публику люди его профессии.
Елена ЧЕРДАНЦЕВА

Творить «чудеса», по словам Шахлевича, не просто, а очень просто. Чтобы ходить по битому стеклу, надо попарить ноги в горячей ванночке, где растворена пачка соли - подошвы после этого становятся «дубовыми». Чтобы водить по телу горящим факелом, нужно натереть кожу воском, тогда она станет невосприимчивой к ожогам. Гулять по горящим углям тоже несложно, достаточно разложить их так, чтобы в центре «дорожки» лежали уже остывшие, или закачать под кожу ступней вазелин.

ГВОЗДИК В НОС УСПЕШНО ВБИТ: шляпка из ноздри торчит!

ГВОЗДИК В НОС УСПЕШНО ВБИТ: шляпка из ноздри торчит!

- Когда-то я работал на теплоходе, что курсировал между Сингапуром, Индонезией и Малайзией, так там выступал китаец, который проглатывал железные шарики, а потом они якобы выходили у него через глаза.
Во время представления он потел, хрипел, показывал жестами, что шарики уже на подходе, и вот…выкатываются из глаз! - скептически ухмыляется Шахлевич. - Публика была в шоке, но зрителей обманывали. Шарики легко спрятать под веками, глазные мешки растягиваются, просто никто этого не знает.
Правда, Николай категорически не советует повторять чужие трюки неопытным людям, ибо чревато.
- Мы выступали с женой в ночном клубе, она разбила бутылку о мою голову, и тут же нашелся пьяный орел, который с воплем: «Я тоже так могу!» - обрушил себе на макушку пузырь водки, - рассказывает факир. - Голову себе разбил, «скорую» пришлось вызывать. Другой «весельчак», увидев, что я ем горящую вату, выскочил на сцену, засунул кусок себе в рот и сжег слизистую. Не знал, дурачок, что пасть захлопывать надо, огонь без воздуха тухнет!

С дрелью в горле и крючком на члене

То, как Николай учился глотать шпагу, заслуживает отдельного рассказа.

ДЫРКУ ПРОКОЛОТЬ УМЕЛО: это можно, тело в дело!

ДЫРКУ ПРОКОЛОТЬ УМЕЛО: это можно, тело в дело!

Тренировался целых три года. Начинал с гусиного пера, которое вкручивал в горло, чтобы убить нервные окончания. Потом перешел на деревянную палку, и только потом на металл.
- Длина моей «рабочей» шпаги - 42 сантиметра. Длиннее нельзя, желудок проткнешь, - обстоятельно поясняет Шахлевич. - Я знаю, измерял в морге пищевод у человека моего роста.
Когда шпаги поднадоели, факир решил глотать… дрель, дабы идти в ногу со временем и не отставать от лучших представителей профессии.
- Сначала хотел медицинский катетер в горло вставить, но подходящего не нашлось. Тогда затупил сверло и стал тренироваться, вводил три сантиметра, четыре, пять и понемногу получилось! - рассказывает Шахлевич. - Но работал со сверлом не чаще раза в неделю, горло натиралось. А потом стал чувствовать, что откуда-то из живота как будто холод идет. Сдал анализы, нашли язву. Больше с дрелью не работаю.
Еще один номер минского факира сделан, что называется, на грани фола - рыболовным крючком Николай прокалывает собственный член и вешает на него молоток.
- Я увидел этот номер в цирке Джима Роуза, но там это делали за простыней, подсвеченной сзади. А у нас такие декорации неприемлемы - никто ж не поверит! - говорит Шахлевич. - Морально готовился к номеру полгода, сложно оголиться принародно. Что касается физических ощущений… Больно, да. Но не смертельно.

Риск не всегда благороден

В молодости Николай совершил несколько «подвигов», повторить которые не согласился бы ни за какие коврижки.

ПОГЛОЩЕНИЕ КИНЖАЛА: лишь бы ручка не дрожала

ПОГЛОЩЕНИЕ КИНЖАЛА: лишь бы ручка не дрожала

- Однажды сидел, прислонившись к стене, и грудью удерживал автомобиль. Машина рвала колесами землю, давление было нечеловеческим.
Голову рвало, сосуды в глазах лопались, - вспоминает Шахлевич. - Я был на вдохе и выдохнуть было нельзя, машина бы сломала мне ребра, они могли проткнуть сердце. Умер бы на месте, а водителя могли посадить.
Теперь Николай рискует только «по-умному». Хотя трюк, во время которого на его груди рубят топором капусту, до сих пор приводит публику в трепет.
- Если рубить правильно, вреда не будет. У меня вообще много трюков с острыми лезвиями: даю зрителям ножницы, чтобы они попробовали перерезать мне шею или руку.
Прикладываю к груди кинжал, а они бьют по нему молотком, - рассказывает факир. - Правда, пьяным давать молоток опасно.

НОЖ В УСТАХ ФАКИРА: публика кричала "Вира!"

НОЖ В УСТАХ ФАКИРА: публика кричала "Вира!"

Один однажды заявил, что хочет ударить меня по голове. Второй кричал, что отрежет мне руку во чтобы то ни стало - знакомые пообещали ему бутылку вискаря, если это удастся.
Отрабатывая тот или иной трюк, Шахлевич нередко получает серьезные травмы. К счастью, его жена давно освоила азы хирургического мастерства и, зашивая очередную рану, спокойно приговаривает: «Одним шрамом меньше, одним больше, какая разница!»
У мадам Шахлевич вообще железные нервы. Отвечая на вопрос, не страшно ли во время представления разбивать бутылки о голову собственного мужа, она спокойно отвечает: «Я же не по своей бью!»

P.S.
Мечта Николая - работать в ночных клубах и казино, где собирается «безбашенная» публика, но чаще всего ему предлагают выступать… на детских праздниках.
- Кстати, дети - очень благодарные зрители, - уверяет факир. - Когда спрашиваешь, кто хочет проколоть дядю Колю, сразу поднимается лес из рук. Задушить, ударить, затолкать и забить - все это им ужасно интересно.

ФАКИРА ДУШАТ, ЗРИТЕЛЬ НЕ ЗЕВАЙ: "Молился ли ты на ночь, Николай?"

ФАКИРА ДУШАТ, ЗРИТЕЛЬ НЕ ЗЕВАЙ: "Молился ли ты на ночь, Николай?"