ОБЩЕСТВО

Купе для двоих

ЖИЗЕЛЬ КУПЕ: незадолго до кончины

ЖИЗЕЛЬ КУПЕ: незадолго до кончины

Павел ЛУНГИН услышал историю жизни Жизель КУПЕ в Париже. И сразу решил, что будет делать фильм об этой удивительной и мужественной женщине. Режиссер сообщил об этом родственникам француженки, и те дали свое согласие. Родная сестра Жизель Мари КУПЕ заявила, что она в восторге от того, что кинокартину о ее милой Жизи, пожертвовавшей всем ради любви, увидят тысячи людей.
Нам удалось разыскать в поволжском поселке Рубежный дочь Купе Екатерину БОГДАШКИНУ и выяснить у нее все подробности.
Анатолий БЕЛЕВЦЕВ

22-летняя французская партизанка Жизель Купе и бежавший из немецкого концлагеря 25-летний советский лейтенант Михаил ШУРЫГИН познакомились в Париже летом 1944 года и сразу же полюбили друг друга. Девушка дворянского происхождения ради русского парня бросила жениха и, несмотря на возражения родных, стала жить с ним.
- Накануне Дня Победы, 8 мая 1945-го, родилась я, - рассказывает Екатерина Михайловна. - А еще спустя три месяца счастливая пара зарегистрировала брак, и папа принял решение вернуться в Советский Союз. Мама очень не хотела уезжать от родных, но отец был непреклонен. Проплакав две ночи, она решилась, потому что очень любила папу.

Разбитые мечты

Молодожены поселились на родине Михаила - в поволжской глубинке, крохотном поселке Рубежный. Жизнь в советском государстве показалась утонченной француженке настоящим адом. Первым потрясением стал туалет на улице.
- Мишель, я не смогу этим пользоваться! - плакала она на плече у мужа.
Родня супруга после этого восприняла парижанку в штыки. Особенно усердствовала свекровь:
- Зачем тебе эта неженка? Женился бы на нормальной русской бабе, а с француженкой только мучиться будешь!
Видимо, материнская нудьга сделала свое дело: в семье Шурыгиных на бытовой почве начались скандалы. Жизель пыталась сохранить брак, но потом поняла: муж ее больше не любит. Вскоре Михаил ушел из дома и женился на бывшей однокласснице Клавдии.
Аристократка задумала вернуться на родину, но тут ее ждал новый удар: во Францию ее были готовы выпустить, но дочь Катеньку по советским законам забрать с собой она не могла.

Ударница соцтруда

- И мама была вынуждена остаться. Она устроилась на две работы: в местном колхозе от зари до зари трудилась телятницей, даже ударницей соцтруда вскоре умудрилась стать, а вечерами мыла полы в школе, - продолжает Екатерина Богдашкина. - Пожалуй, сложнее всего ей было выучить язык.

ПАРИЖ, 1998 ГОД: сестра Жизель (слева) не скрывала своей радости

ПАРИЖ, 1998 ГОД: сестра Жизель (слева) не скрывала своей радости

Над мамой, переименованной деревенскими из Жизели в Евгению, насмехались: мол, вот вам и парижанка, грязь русскую приехала месить. Местные хулиганы забавы ради подходили к ней и крыли матом, а мама, не понимая ни слова, в ответ лишь улыбалась и говорила: «Здравствуйте! Как поживаете?»
Но постепенно парижанка освоилась, научилась говорить по-русски, вот только ударения во всех словах по-прежнему делала на французский манер - на последнем слоге.
Она влюбилась во второй раз. На этот раз в заведующего сельским клубом. Стали жить вместе, но как только работник культуры узнал, что Жизель беременна, подлец собрал свои вещички и укатил в неизвестном направлении. Сына Купе назвала Сережей, Сержем по-французски…
- С нами двоими маме было очень сложно! - продолжает Екатерина Михайловна. - Помню, как она вечерами рассказывала нам о Франции, о своей молодости и горько плакала. Каким-то чудом мама достала книгу на французском языке - все время перечитывала ее, чтобы окончательно не забыть родную речь. Еще она очень пиво любила пить. С каждой зарплаты покупала по ящику и вечерами смаковала. Причем закусывала хмельной напиток исключительно черным хлебом. Говорила, что дома, во Франции, это было ее любимое лакомство.

Обман президента

Всю жизнь Жизель Купе мечтала хотя бы еще разок побывать в любимой Франции, увидеть родных. Как оказалось, сестры Купе с падением «железного занавеса» начали активно искать ее на просторах бывшего Советского Союза.

ЕКАТЕРИНА БОГДАШКИНА С ПРАВНУЧКОЙ ЖИЗЕЛЬ КУПЕ ЖЕНЕЙ: по словам Екатерины Михайловны, девушка - копия своей прабабушки в молодости

ЕКАТЕРИНА БОГДАШКИНА С ПРАВНУЧКОЙ ЖИЗЕЛЬ КУПЕ ЖЕНЕЙ: по словам Екатерины Михайловны, девушка - копия своей прабабушки в молодости

И - нашли. В декабре 1998-го Жизель отправилась в Париж.
Когда она увидела большой старинный семейный дом семьи Купе, «русская француженка» от избытка чувств на несколько секунд потеряла сознание. Родственники принялись уговаривать ее остаться в Париже, пообещав похлопотать и сделать ей французское гражданство, но Жизель вдруг поняла: прошлого не вернуть, на родине она теперь чужая, и настоящий дом у нее теперь в этом самом поволжском поселке.
От родной страны Евгении-Жизель назначили пенсию - чуть больше $200. Француженка наконец-то перестала бедствовать. О ее истории прознали в посольстве Франции. К Купе даже приезжал тогдашний посол в России Клод Бланш-Мезон, говорил, что посодействует в представлении соотечественницы к ордену Почетного легиона. Но дальше обещаний дело не зашло. Обманул Жизель и Жак Ширак. В 2001 году французский президент с супругой побывали с визитом в Самаре. Купе попала на прием к высокому гостю: Ширак долго жал соотечественнице руку, обещая оформить Жизель гражданство, официально признать участницей Сопротивления. С приема Жизель вернулась в Рубежный воодушевленная, но вскоре стало ясно - ничего она не получит.
- Ее весь этот обман высшего руководства родной страны подкосил. Мама поняла, что не нужна она своей родине! Начала болеть и вскоре умерла… - смахивает слезу дочь Жизель.