ОБЩЕСТВО

Ископаемый Мамонтов

БИЗНЕСМЕН: устал доказывать всем, что он жив

БИЗНЕСМЕН: устал доказывать всем, что он жив

О том, что он мертв, Виктор МАМОНТОВ узнал случайно. В прошлом году пришел регистрироваться в налоговую инспекцию как частный предприниматель. Собрал справки, предъявил паспорт с пропиской. Только собрался заплатить налог, как инспектор, оторвав взгляд от компьютера, произнес странную фразу: «Вы, Виктор Алексеевич, мертвы уже семь лет. А с усопшими мы не работаем!»
Екатерина ЗАЛЕСКАЯ

- Тогда я, честно сказать, перепугался не на шутку, - вспоминает Мамонтов. - Всю жизнь прожил в Новосибирске, у меня двое сыновей, трое внуков, квартира, работа. И, слава богу, помирать пока не собираюсь. Но налоговики твердят, мол, покоюсь я на городском кладбище. О чем имеется регистрация в базе данных.
Виктор Алексеевич отправился к месту собственного захоронения. Ритуальный служитель, полистав толстенную книгу, нашел запись о погребении. Совпали фамилия, имя, отчество, дата рождения и прописка. Похоронили Виктора Алексеевича в братской могиле вместе с бездомными.

Живой труп

- Стал я размышлять и вспомнил, что 16 лет назад в аэропорту потерял паспорт, - продолжает Виктор Алексеевич. - Заявил об утере в паспортный стол и через месяц получил новый документ. Три года назад опять менял паспорт, по возрасту. И снова мне его вручили без всяких претензий. Но ведь тогда я уже был похоронен?! Адвокаты, к которым я обратился, выяснили, что по моему паспорту десять лет жил какой-то человек. Скорее всего, бомж, потому что умер от туберкулеза, где-то в подворотне. Понятно, что если у бездомного милиция находит хотя бы какой-то документ, то быстренько его хоронит, и дальше никто этим не занимается. В судебной канцелярии мне объяснили, что для подачи иска требуется справка о том, что я… мертв. Иначе они не могут меня признать живым. Такую справку мне должен выдать загс.
Работники загса, услышав о просьбе, разговаривать отказались. Умер - значит умер. Даже свидетельства о смерти не показали, мотивировав тем, что эта информация конфиденциальна и может быть оглашена лишь по запросу суда. Пришлось опять идти к юристам.
Наконец «мертвая» справка была получена. Но тут суд объявил новые условия: для «воскрешения» нужны свидетели. На помощь горемыке пришли друзья и знакомые. По идее, процесс юридической реанимации должен был быть завершен, но судейские секретари ошиблись в отчестве и вместо «Алексеевич» в справке написали «Александрович». Словом, не того воскресили. Слушание дела опять перенесли. И снова справки, документы, свидетели. Спустя год «воскрешение» наконец состоялось.
- Могу, конечно, подать иск за судейское голотяпство, но для этого нужны деньги, а у меня их нет, - вздыхает Виктор Алексеевич. - На этот процесс истрачено порядка 20 тысяч рублей. Да и, честно сказать, не верю, что выиграю. Бардак - он и есть бардак.

P.S.
Справку о том, что он жив, Виктор Мамонтов хранит в надежном месте. На всякий случай: вдруг опять потеряет паспорт и его вновь объявят мертвым.