ОБЩЕСТВО

Концерт для шпиона с оркестром

СТАРЫЙ ЧЕКИСТ: всю жизнь ловил шпионов

СТАРЫЙ ЧЕКИСТ: всю жизнь ловил шпионов

Советскому разведчику, почетному сотруднику органов госбезопасности СССР Владимиру ГЛАДКИХ по заданию Родины пришлось поработать во многих странах мира. Недавно 76-летний чекист-пенсионер написал книгу «Спецзадание длиною в жизнь». В ней отставной полковник управления ФСБ по Воронежской области вспомнил немало любопытных историй и курьезных случаев, связанных со своей работой.
Леонид ШИФРИН, Андрей АРХИПОВ (фото)

- В середине 70-х из КГБ СССР к нам поступило письмо, которое, как сообщалось, было отправлено на Лубянку из Воронежа, - начал рассказ Владимир Гладких. - Автор сообщал, что он сын русского эмигранта, окончивший разведшколу в американском Монтеррее, и заброшен ЦРУ в СССР. Далее аноним писал, что по заданию руководства из Лэнгли он собрал большой объем информации о дислокации советских военных баз на Сахалине и Дальнем Востоке, указал при этом действительные номера воинских частей и координаты военных баз. В конце автор письма сообщил, что возвращаться в Штаты не желает, так как советская действительность произвела на него приятное впечатление и он готов явиться в КГБ с повинной. Однако шпиону были нужны гарантии освобождения от уголовной ответственности, чтобы не провести остаток жизни в советских лагерях. Если Лубянка принимает это условие, то чекисты должны известить американского шпиона весьма необычным способом - организовать по Центральному телевидению трансляцию концерта Людмилы Зыкиной. В письме указывались дата и время, когда агент ЦРУ был готов ждать этого сигнала.

Зыкина вместо футбола

Поднялся страшный переполох, дело под личный контроль взял председатель КГБ СССР Юрий Андропов, а самому автору письма была присвоена оперативная кличка Меломан.

ВЛАДИМИР ГЛАДКИХ: настоящий полковник (1982 г.)

ВЛАДИМИР ГЛАДКИХ: настоящий полковник (1982 г.)

Вести его поиск было поручено мне - тогда начальнику 1-го отделения 2-го отдела Воронежского управления КГБ.
Мы разработали план мероприятий, в которых, помимо воронежских сотрудников, были задействованы коллеги с Сахалина и Дальнего Востока, а на Лубянке решался вопрос о показе по телевизору концерта Зыкиной в указанное агентом время. Наконец он состоялся. Стоял теплый июньский вечер, и ровно в восемь часов диктор объявил, что по техническим причинам трансляция футбольного матча чемпионата СССР отменяется, а вместо нее будет показан концерт народной артистки СССР Людмилы Зыкиной. Только она начала петь, раздался телефонный звонок. Звонил начальник областного управления КГБ Николай Минаев: «Слушаешь песенки? Ну, я тебе завтра устрою концерт…»

Как по нотам

Вскоре с Лубянки нам переслали второе письмо Меломана, в котором он сообщил, что являться с повинной передумал и собирается возвращаться за кордон. Но «успокоил», написав, что даст своим хозяевам неверную информацию, так как симпатизирует СССР. В частности, его тронул тот факт, что в Воронеже на Доске почета помещена фотография его родственника, несмотря на то, что он имеет близких, проживающих за рубежом. Эта фраза и стала ключевой для поиска Меломана. Выяснилось, что на Доске почета завода «Электроприбор» висит фото женщины, у которой недавно гостила мать, прибывшая с Сахалина.

Рис. Сергея САВИЛОВА

Рис. Сергея САВИЛОВА

И все прояснилось. Действительно, женщина долгое время работала на острове заведующей сберкассой, вышла на пенсию и переехала на постоянное место жительства в Брянскую область. Недавно она приезжала на два месяца в Воронеж к дочери.
Вскоре было установлено, что Меломан и пенсионерка - одно и то же лицо. Сверхсекретное дело оказалось розыгрышем…
Напуганная пенсионерка призналась, что все письма от имени шпиона написаны ею. Женщине надоели бесконечные футбольные трансляции по телевизору, и она решила таким образом устроить по Центральному телевидению концерт своей любимой певицы. Что касается точных данных о воинских частях Сахалина и Дальнего Востока, то, работая в сберкассе, она постоянно общалась с военнослужащими и их семьями. А шпионские термины «дезинформация» и «школа в Монтеррее» любительница музыки выписала из книги Николая Яковлева «ЦРУ против СССР».
Пенсионерку за ее шутку исключили из партии, а по поводу всей этой истории над нами еще долго подтрунивали коллеги.