ОБЩЕСТВО

Павел Хлебников: Березовский — апофеоз мерзости!

- Пол, что подтолкнуло тебя к написанию этой книги?
- Я считаю, что российским гражданам уже пора знать истинную историю того, что происходило в 90-х годах. Моя книга основана на материалах сотен интервью с разными людьми – политиками, криминальными авторитетами, государственными деятелями, и я старался, чтобы все это было подтверждено документально.
- Но почему ты решил написать именно о русской мафии. Написал бы сначала о своей американской: от Аль Капоне до наших дней. Или о своих гангстерах правду писать слабо?
- У нас нет таких героев, которые, сидя в правительстве, крутят президентом. Кто такой Аль Капоне? Какой-то периферийный бандит. На высоте своей власти держал только одну часть экономики - алкогольную промышленность. То есть, это ничто. А у вас криминал держит власть в стране. Я эту книгу писал не как политик, а как историк. Я совершенно не знал, какой резонанс она вызовет в России. Я единственно знал, что подлецы, которых я описал, не ускользнут от суда истории. Потому что та катастрофа, которая свалилась на вашу страну, была сделана определенными людьми.
- Ты историк по образованию. А как попал в журналистику?
- Когда я заканчивал докторскую диссертацию, мне нужно было зарабатывать деньги на жизнь. И я поступил на работу корреспондентом в крупнейший американский журнал «Форбс». Он имеет миллион подписчиков в США. Я начал с того, что писал материалы о разных компаниях. Обычно месяца два изучал дела какой-нибудь компании, а потом писал статью об этой фирме. Но уже тогда я интересовался Россией. Слава Богу, я бывал в свое время в Советском Союзе, так что опыт у меня был.
- Тебя заинтересовали наши российские реформы?
- Какие реформы? Год за годом у вас все разлагалось и разграбливалось. Не было никакого экономического взлета, никакого обогащения народа! Были коррупция и мафия! Власть в России взял в руки коррумпированный рэкет, составленный из чиновников, крупных бизнесменов и профессиональных бандитов. Я потерял свой оптимизм по поводу ельцинской России и начал искать личность, символизирующую коррумпированность.
- И что, бандиты и политики откровенно давали тебе интервью?
- Многих из героев моей книги я встречал еще в начале 90-х годов. И они очень откровенно рассказывали, как они обходили закон, как расправлялись с конкурентами бандитскими способами. Мне тогда просто везло. Я приехал с Запада, представлял капиталистический журнал, а они хотели казаться хорошими и порой просто хвалились, какие они ловкие и крутые. И я тогда понял, что у этих людей искаженное представление о настоящей рыночной экономике. А на Западе, в свою очередь, продолжало существовать наивное представление о России, о ельцинском режиме, как о реформаторском и демократическом. Вот я и решил, что американским читателям нужно самым ярким способом показать, что ни в коем случае нельзя инвестировать такой гнилой режим.

А главным героем моей книги стал Борис Березовский. Как метко выразился генерал Лебедь: «Березовский - апофеоз мерзости на государственном уровне: этому представителю небольшой клики, оказавшейся у власти, мало просто воровать - ему надо, чтобы все видели, что он ворует безнаказанно».
- Не страшно было лезть в это дело?
- Немножко жутко. Но я понимал, что мои источники обладают значительно большим мужеством, чем я, и они рисковали больше, и меня это подбадривало.
- Пол, а когда ты в первый раз «наехал» на Березовского?
- 30 декабря 1996 года в журнале «Форбс» вышла моя знаменитая статья о Березовском. А через пару месяцев он подал на меня в суд в Лондоне.
- А почему в Англии?
- Там очень либеральное законодательство. У него было много шансов выиграть дело. По английским законам вся ответственность за доказательства лежит на журналисте. А я обвинил его в том, что он связан с бандитским миром, что его люди участвовали в бандитских разборках, что он был главным подозреваемым в убийстве Листьева. Он просто жулик, и я все это должен доказать. То есть, наш журнал «Форбс» должен выступить в роли прокурора.
- И чем закончилось это скандальное дело?
- Суд тянулся четыре года. В основном спорили – почему это должно происходить в Англии? Ведь наш журнал на 99 процентов продается в США. Но Британский верховный суд решил, что это должно происходить в Англии. Когда моя нынешняя книга вышла в Америке на английском языке, Березовский прилетел в США, выступил в Вашингтоне и в Нью-Йорке, обвинив меня в том, что я участвовал в каком-то коммунистическом заговоре с целью погубить российскую демократию. Кстати, недавно в передаче «Герой дня» Березовский заявил, что уже истратил на судебные издержки миллион фунтов стерлингов. Хочу сказать о своем журнале – они очень стойко держатся и не идут ни на какие компромиссы.
- А где еще издавалась твоя книга?
- Она была напечатана сначала в Америке, потом на немецком языке, затем в Венгрии, только что вышла в Польше. В сентябре выйдет во Франции, Болгарии…
- Гонорар за книгу большой получил?
- За российской издание – небольшой. Вообще Россия – не место для зарабатывания денег на книгах.
- Пол, сам понимаешь, мне жутко интересно узнать, а какие зарплаты у журналистов в «Форбсе»?
- Ну, обычно начинают с 40 тысяч долларов в год. А потом, по мере роста, доходит до 100 тысяч.
- Наверно, думаешь писать продолжение?
- Ой, честно скажу, я так устал от всего этого. Хочу написать положительную книгу. Например, на историческую тему. Я уважаю Петра Столыпина. Моя диссертация была посвящена развитию сельской экономики в России в 1906-1917 годах.
-- У тебя русская фамилия. Что связывает тебя с Россией?
- Мои исторические корни в России. Мои предки жили в Петербурге, Орловской, Ярославской, Владимирской областях. Я из эмигрантов третьего поколения. Дело в том, что, когда я пошел в школу в Америке, я до шести лет говорил только на русском языке. Так было принято у нас в семье. Так что душа моя – русская.
Есть ли у тебя семья – жена, дети?
- Не люблю отвечать на этот вопрос. Личная жизнь не должна быть достоянием других. Но для тебя скажу – я многодетный семейный человек.
- А как тебе нынешний русский народ?
- Это мой народ. Как он может не понравиться? Я ведь по крови русский.
- Наши русские девушки лучше, чем американские?
- Я не знаю! Только не выдумай в своей газете лишнего (заразительно смеется). Конечно, русские девушки самые красивые, чисто славянского типа.

После этого наша беседа приобрела несколько неформальный характер, поэтому я, как воспитанный человек, конечно же выключил диктофон.

"Крестный отец - 3": страницы из скандальной книги

Генерал Коржаков вспоминает следующий разговор: «Вы обратили внимание, что вся Москва увешана рекламой «ЛогоВАЗа»? - спросил меня Юмашев. - Так вот «ЛогоВАЗ» - это Березовский». Юмашев также дал понять, что если публикация книги Ельцина состоится на средства Березовского, то это стоит рассматривать как благотворительный жест, на который по всей России способен только Борис Абрамович». Реклама «ЛогоВАЗа» Березовского появлялась не только на уличных щитах. Весь 1993 год «ЛогоВАЗ» давал свою рекламу в популярном и нуждавшемся в деньгах «Огоньке», где Юмашев работал заместителем редактора. Тем самым Березовский финансировал раннюю карьеру Юмашева. Через два года, после реорганизации «Огонька», Юмашев стал генеральным директором журнала, а Березовский - совладельцем.

«Ельцин надеялся заработать миллион долларов и постоянно жаловался, что «эти мерзавцы» его ограбили, - вспоминает Коржаков. - Почувствовав недовольство президента, Юмашев и Березовский поняли, что нужно исправить ошибку. Они стали пополнять личный счет Ельцина в лондонском банке «Barclays», объясняя, что это доход от книги. К концу 1994 года на счету Ельцина скопилось около трех миллионов долларов. Березовский неоднократно хвастался, что именно он «помог» Ельцину скопить столько денег».

Инвестиционная схема «АВВА» дала Березовскому беспроцентную ссуду минимум в 50 миллионов долларов - на выплату зарплат, оплату аренды помещений, гонорары службе безопасности. Когда через год «АВВА» начала распадаться, в Кремле никто и не вспомнил об обещаниях, которыми бросался Березовский во время рекламной шумихи. Он уже поднялся на новый уровень, ворочал делами покрупнее. И его контакты с президентом Ельциным только закалились и окрепли.

По мере приближения приватизации Листьев видел: Березовский хочет безраздельно подчинить канал себе. Появились сведения, что Березовский хочет видеть на посту генерального директора другого человека. Кто-то из руководства «ЛогоВАЗа» проталкивал на эту должность союзницу Березовского - продюсера Ирену Лесневскую. Но генеральным директором был все-таки назначен Влад Листьев, а заместителем председателя Совета директоров - Березовский.
* * *
Когда была сделана попытка обыскать здание «ЛогоВАЗа», милиция также нагрянула с обыском на работу к рекламному магнату Сергею Лисовскому, но самые серьезные улики указывали на Березовского. Как объяснить, зачем он передал известному «вору в законе» сто тысяч долларов за два дня до убийства Листьева?

Неизвестно, о чем вели переговоры Березовский, Листьев, Лисовский, кто организовал убийство Влада Листьева, но ясно одно: Березовский и Лисовский вышли победителями в борьбе за ОРТ.
Через несколько месяцев после покушения на Листьева телекомпания объявила о снятии моратория на рекламу. Новая компания под названием «ОРТ-Реклама» превратилась в эксклюзивного поставщика рекламы на канал с монопольным правом продавать рекламное время за комиссионное вознаграждение.

Как именно шло разграбление той или иной компании, как капиталы уплывали за рубеж - это понимали немногие. В этом смысле дело Аэрофлота представляет большую ценность - на сегодня это самая обстоятельная иллюстрация того, как можно ограбить компанию, которая тебе не принадлежит.
Зарубежный казначейский центр Аэрофлота «Andava» распоряжался огромной валютной выручкой, которую ежегодно зарабатывала авиакомпания. Например, в 1997 году валютные доходы Аэрофлота составили 897 миллионов долларов, валютные же расходы свелись только к 646 миллионам. Куда же делась разница? По признанию Ферреро, «Andava» не переводила валюты в Россию. На самом деле значительная часть валютной прибыли Аэрофлота шла на оплату ростовщических процентов финансовым компаниям Березовского.

Во главе Омского НПЗ стоял Иван Лицкевич, уважаемый ветеран отрасли. В прошлом он сотрудничал с партнером Березовского Романом Абрамовичем, который покупал на заводе нефтепродукты для экспорта за границу. Но Лицкевич выступил против планов Березовского и Абрамовича взять завод под свой контроль и сделать его частью «Сибнефть». 19 августа 1995 года его тело нашли на дне Иртыша. Местные правоохранительные органы объявили, что это был несчастный случай.

Во время интервью накануне первых инвестиционных торгов (15 процентов акций «Сибнефти» были проданы 19 сентября 1996 года) Березовский держался на удивление спокойно. Когда я спросил его, насколько возможно участие иностранных инвесторов в аукционе по продаже 15 процентов акций, он ответил - маловероятно. Вести дела в России иностранцам чрезвычайно рискованно. «Мы управляем процессом в большей степени, чем им управляют западные компании», - объяснил он. На самом деле западные инвесторы поняли, что это не свободный рынок, а что-то вроде мафиозного сговора.

Правительство Ельцина явно не стремилось получить как можно больше денег за государственное имущество. Об этом говорит хотя бы то, что иностранцы не были допущены к участию в аукционах. «Предприятия продавались бы дороже, если бы в аукционах участвовали иностранцы, - признал Потанин. - Я выступал за их участие, но мое предложение не нашло поддержки в правительстве».

Разработанная Березовским схема финансирования президентской предвыборной кампании была верхом изобретательности: зачем зависеть от добровольных частных взносов, когда можно прокручивать государственные средства? В то время, когда учителя, врачи, солдаты и рабочие месяцами не получали зарплату, миллионы пожилых людей не получали пенсии, ельцинская команда решила бросить миллиарды долларов на переизбрание президента. Но использовать бюджетные средства для финансирования предвыборной кампании - это явно противоречило закону, эти деньги надо было отмыть через крупные промышленные империи Березовского и других олигархов.

Государственные пакеты акций, оценивавшиеся на фондовом рынке в июле 1997 года в 14 миллиардов долларов, были проданы на залоговых аукционах олигархам менее чем за один миллиард. Это было далеко не все, что ельцинское правительство заплатило Березовскому и его коллегам за поддержку. Крупные суммы бюджетных денег были оставлены на счетах в уполномоченных банках, которые могли ими свободно распоряжаться в течение нескольких месяцев. Предпринимателям пообещали дополнительные выгоды от приватизации (тоже в миллиарды долларов) после переизбрания Ельцина. И, наконец, как утверждают Коржаков и Стрелецкий, Березовский и другие олигархи получили возможность «снимать сливки» с предвыборной кассы.

Восьмого мая Березовский и другие члены «группы тринадцати» встретились в Москве с Лебедем. Выйдя после двухчасовой встречи за закрытыми дверями, они воздержались от комментариев. Когда к генералу Лебедю подошли журналисты, он отмел домыслы о том, что между ним и ельцинским лагерем было достигнуто соглашение. «Меня не купили, - сказал он. - Я не продаюсь».
Возможно, грубоватого генерала-десантника и не купили, но Березовский и его деловые партнеры дали деньги на его избирательную кампанию.

Он обзавелся собственным самолетом, огромной яхтой, оставляя большие деньги на аукционах «Сотбис», держал роскошные резиденции на Женевском озере, в Лондоне (на Кенигстон-Пелис-Гарденз) и на Французской Ривьере, где он приобрел один из крупнейших замков на мысе Антиб, как сообщалось за 27 миллионов долларов. В Париже у него, судя по всему, квартиры не было, потому что он предпочитал останавливаться в отеле «Крийон». Его присутствие на морских курортах, популярных среди европейских миллиардеров, позволяло ему по высшему разряду развлекать своих российских гостей, он имел возможность общаться на равных с потенциальными западными партнерами. Среди его друзей в сфере международного бизнеса были крупнокалиберные дельцы, например, король бросовых облигаций Майкл Милкен и медиамагнат Руперт Мердок (Березовский был одним из немногих гостей на свадьбе Мердока в 1999 году, на борту яхты в нью-йоркской гавани).

Генерал Лебедь считал, что, договариваясь об освобождении заложников, магнат ведет весьма циничную политическую игру. В январе 1997 года в чеченский плен попали два корреспондента принадлежавшего Березовскому ОРТ. Договариваться об их освобождении в Чечню полетел Лебедь. Миссия оказалась неудачной. Вернувшись в Россию, Лебедь заявил: Березовский заплатил чеченским командирам за то, чтобы они не спешили освобождать журналистов. Через несколько недель Березовский освободил их сам и приобрел на этом политический капитал.

Правительство Примакова было первым в ельцинскую эру, проявившим решимость призвать Березовского и других новых капиталистов к ответу перед законом. Оно же оказалось и последним правительством времен Ельцина, которое отважилось на такой шаг. «Увольнение Примакова было моей личной победой», - заявил Березовский в интервью французской газете «Le Figaro» несколько месяцев спустя.

Через месяц после нападения на Дагестан я позвонил президенту Чечни Аслану Масхадову, и он пытался заверить меня, что не имеет никакого отношения к боевым действиям. «Басаев - это рядовой гражданин Чечни, - заявил он. - Он может ехать в Дагестан, Косово, Боснию, но он представляет только себя, Шамиля Басаева. Это десятки людей, которые отпустили бороды, и сторонники большого джихада. Это управляемые кем-то, откуда-то профинансированные, даже не без участия финансовой олигархии из Москвы, которая окружает Ельцина».

Одним ударом Березовский, Абрамович и еще несколько партнеров завладели двумя третями российской алюминиевой промышленности. Это был гигантский трофей. Россия держит второе место в мире по производству алюминия - после США. Алюминий стабильно давал стране валюту. В то же время алюминиевая отрасль промышленности, как никакая другая, была наводнена бандитами.

Скорее всего эра саморазрушения в России все-таки завершится, и страна предпримет трудную попытку все построить заново. Возможно, что человеком, который впервые возьмется за эту задачу, станет Владимир Путин. Ему нужно будет восстановить право закона, привлечь инвестиции из-за рубежа и начать исцеление российского общества. Но прежде он должен разобраться с коррупцией и лжекапитализмом, воплощением которого является Борис Березовский.