СПОРТ

Назир Манкиев не может жениться

На следующий день после победы он проснулся знаменитым. Судьбе было угодно, чтобы именно этот скромный парень, 22-летний ингуш Назир МАНКИЕВ, первым из российских спортсменов завоевал золотую медаль на Олимпиаде в Пекине.
Сергей ДАДЫГИН, фото Руслана ВОРОНОГО

 
Когда наши борцы расселились в Олимпийской деревне, выяснилось, что мест на всех не хватает. И тогда Манкиеву, дебютанту Олимпийских игр, предложили перейти в корпус напротив, где жили спортсмены Азербайджана. Назир согласился. Он не знал тогда, что в финале будет бороться с соседом - азербайджанцем Байрамовым.
- Назир, по ходу финального боя вы проигрывали 0:3. Что помогло в столь критический момент не опустить руки?
- Подумаешь, 0:3! Иногда, бывало, я и больше проигрывал по ходу, но все равно побеждал. В борьбе сейчас такие правила, что, если ты последним приемом сравнял счет, судьи фиксируют твою победу. Хотя на табло формально - ничья.
В четвертьфинале у меня был еще более опасный соперник - трехкратный чемпион мира иранец Сорьян. Я сказал сам себе: «Назир, надо дать бой. Чтобы потом, даже если проиграю, можно было идти с высоко поднятой головой». Два раунда победителя так и не выявили, все решал третий период. Иранец полез вперед, но просчитался - я успел провести удачный прием.
- Вы перед Олимпиадой ходили в мечеть?
- Да. Причем не только я, но и другие наши борцы - Асланбек Альбиев и Асланбек Хуштов. Просили помощи у Всевышнего. И все трое стали олимпийскими чемпионами! Как после этого не верить в Бога?
- Вы слышали, что президент Ингушетии решил подарить вам квартиру?
- Мне уже звонили по этому поводу. Мурат Магометович многое делает для спорта. Еще перед Олимпиадой он подарил мне новую машину - «десятку». За то, что я, уроженец Ингушетии, попал в олимпийскую сборную страны. Можно сказать, это был аванс, но я его отработал.


Восьмой ребенок в семье


- За победу на Олимпиаде олигарх Сулейман Керимов обещал каждому российскому борцу дополнительную премию - $500 000. Остальные наши чемпионы получат по 100 000 евро. Вы считаете, что это справедливо? На вас, борцов, не будут смотреть косо?
- А вы знаете, сколько получают футболисты? - вопросом на вопрос отвечает мне Назир. - У них месячная зарплата - $100 000, хотя они никакие не чемпионы. Что же теперь и нам на них косо смотреть?







В олимпийской столовой МАНКИЕВ ел часто, но понемногу. На  вкусные десерты даже не смотрел - поправляться было нельзя

В олимпийской столовой МАНКИЕВ ел часто, но понемногу. На вкусные десерты даже не смотрел - поправляться было нельзя

- У вас, кстати, какая зарплата?
- В месяц набегает около $5 000.
- Теперь вы богатый мужчина. Как потратите свои денежки?
- В бизнес вложу. У меня родной брат лесом торгует, я ему немного помогаю. Еще машины из Москвы гоняем, а в Красноярске продаем. Вот вы сказали: мол, большие деньги я заработал. Но семья-то у нас большая. У меня в Ингушетии, в селе Сурхахи, трое братьев и семеро сестер. Плюс родители. Кому, как не им, мне помогать? Я восьмой по счету ребенок в семье. Было еще две сестры, но они умерли. Я их никогда не видел, потому что родился уже после их смерти. Так что нас осталось одиннадцать. Старшая сестра (ее зовут Асма) замужем. У нее самой уже шестеро детей.
- А вы собираетесь жениться?
- Я-то не против, но у нас такой обычай: пока старший не женится, младший венчаться не может. Ничего, потерплю. Я третий по старшинству среди братьев. Один из них уже женат, теперь очередь второго.
- Невеста у вас уже есть?
- Мне трудно найти девушку, я двенадцать раз за год уезжаю на двухнедельные сборы. В родное село приезжаю на два-три дня. Разве за это время кого-то найдешь? Да у нас и обычаи другие. По любви редко кто женится - обычно о свадьбе родители договариваются. Если я, допустим, полюблю русскую, то все равно на ней не женюсь.
- Почему?
- Русская девушка будет на танцульки бегать, по дискотекам. А мне нужна хозяйка. Чтобы дома сидела и готовила ужин.
- Короче, мусульманка. И обязательно в парандже.
- Да. Можно в платке.


Мишина и Самургашева засудили


В гостях у азербайджанцев Назир Манкиев жил не один. Он делил комнату с другим нашим борцом - чеченцем Асламбеком Альбиевым. Когда-то они вместе занимались у одного тренера в том самом ингушском селе Сурхахи. Там и подружились. Потом Альбиев уехал в Москву, а Манкиев подался в Красноярск.
- Назир, финальный бой Альбиева вы где смотрели?
- По телевизору. Этот бой состоялся примерно полтора часа спустя после того, как я выиграл «золото». Меня окружили журналисты, потом позвали на допинг-контроль, но я сказал: никуда не пойду, пока не досмотрю финал. Я так переживал за Аслана, что чуть стул не сломал. Он мне как брат.
- А почему проиграли наши фавориты - Вартерес Самургашев и Алексей Мишин?
- Их просто засудили. Особенно не повезло Мишину. Он гонял итальянца по ковру, как собаку, Леша фактически выиграл, но арбитры начудили. Сначала присудили Мишину балл, а потом отняли. Произвол! Самый настоящий! Вообще судьи всегда нам козни строят. Я не помню, чтобы кто-то из арбитров ошибся в пользу российских борцов.


Брат и соперник


- Почему вы уехали в Красноярск?
- В Ингушетии не было условий, а я хотел расти как спортсмен. В Красноярске есть прекрасная школа борьбы, откуда вышли знаменитые чемпионы - Адам и Бувайсар Сайтиевы. Сначала туда пригласили моего младшего брата - Бекхана. Но его одного мама в другой город не отпускала, Бекхан сказал тренеру, что может поехать только с братом, то есть со мной. Вот мы вдвоем и уехали.
- Получается, что вы, Назир, перешли дорогу брату. Он ведь тоже наверняка рассчитывал попасть на Олимпиаду.
- Рассчитывал, но путевка в Пекин досталась мне. Честно говоря, я за Бекхана переживаю даже больше, чем за себя. Очень злюсь, когда он проигрывает.
- А что вам мешает перейти в другую весовую категорию? Так, например, поступил Мавлет Батиров, двукратный олимпийский чемпион по вольной борьбе. У него тоже есть брат-борец.
- Видите ли, Бекхан повыше, чем я, и весит чуть больше. Ему сподручнее перейти в более тяжелую категорию, но Бекхан пока не уходит. Теперь, когда у меня есть «золото» Пекина, я готов уступить ему место в сборной России. Поддамся пару раз (смеется). Или, по вашей подсказке, последую примеру Мавлета Батирова. Наберу вес.
- Президент ОКР Леонид Тягачев подарил вам за победу швейцарские часы. Вы в курсе, сколько они стоят?
- Говорят, что около $30 000. Я раньше всегда удивлялся: зачем такие дорогие вещи носить? Неужели нельзя эти деньги на что-то другое потратить? Ну раз подарили, буду носить.