СПОРТ

Михаил Прохоров поздно узнал о расчетах Маматова








ПРОХОРОВ (слева) и МАМАТОВ (в центре). Фото Владимира ВЕЛЕНГУРИНА/«Комсомольская правда»

ПРОХОРОВ (слева) и МАМАТОВ (в центре). Фото Владимира ВЕЛЕНГУРИНА/«Комсомольская правда»


Если бы случилось иначе, Россия в биатлоне имела бы в два раза больше медалей


На Олимпиаде в Ванкувере российские биатлонисты провалили первые шесть гонок, но затем завоевали две золотые, серебряную и бронзовую медали. Объяснить этот парадокс наш спецкор в Ванкувере попросил вице-президента Союза биатлонистов России Виктора МАМАТОВА.


- На зимних Играх-88, которые проходили в Калгари, были примерно такие же условия, как в Ванкувере. Но опыт, полученный на той Олимпиаде, учтен не был, - считает Виктор Маматов. - Наши биатлонисты прилетели в Ванкувер за 12 дней до старта. И первые три дня, по их словам, летали как на крыльях. Ребята говорили, что, если бы начальные гонки состоялись в те три дня, они бы всех «сделали».
Очевидно, тренеры дали спортсменам большую нагрузку, биатлонисты с ней справились, а потом угодили в «физиологическую яму». И произошло это на 11 - 12-й день, то есть перед самым началом Олимпиады. Выходили из этой ямы долго. Перед масс-стартом у мужчин я встретил президента Союза биатлонистов Михаила Прохорова и предсказал, что победит Женя Устюгов. Потому что он выступал на 21-й день после прилета и его организм уже перестроился. Другие ребята тоже вышли из «физиологической ямы», но форма Устюгова была лучше, чем у Чудова или Шипулина. Я показал Прохорову свои расчеты, из которых выходило, что и в женской эстафете у нас все будет нормально, да и в мужской тоже. Прохоров, как мне показалось, уже не очень верил в успех, но с интересом воспринял мою информацию. А когда она подтвердилась, обрадовался и стал меня благодарить.
По нашим данным, Прохоров позже спросил у главного тренера сборной Александра Барнашова:






Женя УСТЮГОВ в Ванкувере «бронзу» в эстафете «позолотил» в масс-старте. Фото Владимира ВЕЛЕНГУРИНА/«Комсомольская правда»

Женя УСТЮГОВ в Ванкувере «бронзу» в эстафете «позолотил» в масс-старте. Фото Владимира ВЕЛЕНГУРИНА/«Комсомольская правда»

- Почему не послушали Маматова? Он же в биатлоне собаку съел.
Барнашов не нашелся, что ответить.


«Еще раз - и я тебя отчислю!»


По мнению Виктора Федоровича, в неудачно сложившихся гонках виноваты в первую очередь тренеры.
- На Олимпиаде в Калгари я отвечал за всю нашу сборную, - вспоминает Маматов, - и предупредил: в первые дни катайтесь, как на отдыхе, никаких лишних нагрузок. И вдруг на следующий день вижу: на большой скорости летят Тамара Тихонова и Вида Венцене. Я им кричу: «Стойте! Вы что делаете?!» Венцене остановилась, а Тихонова меня не слышит, я еле ее догнал. Спрашиваю: «Ты почему мой запрет нарушаешь?» Она в ответ: «Виктор Федорович, я себя замечательно чувствую, у меня сил невпроворот!» Я грозно посмотрел на нее и сказал: «Это сейчас у тебя сил много, а мне надо, чтобы они были во время Олимпиады. Еще раз нарушишь запрет - выведу из команды!» Тихонова в Калгари стала двукратной олимпийской чемпионкой. И Венцене завоевала золотую медаль. Просто тогда, 22 года назад, тренеры и руководители команд больше прислушивались к специалистам, работникам комплексных научных групп. Отсюда и результат. В потенциале в Ванкувере Россия могла завоевать не четыре медали, а в два раза больше.