СПОРТ

Коньячок вместо чая

"Губа" для нас была мечтою…

ЛУЧШИЙ ЗАЩИТНИК СБОРНОЙ СССР: легче было пройти сквозь стену, чем обыграть Рагулина

ЛУЧШИЙ ЗАЩИТНИК СБОРНОЙ СССР: легче было пройти сквозь стену, чем обыграть Рагулина

- Ходили слухи про то, что Тарасов чуть ли не половину ЦСКА разогнал, когда обнаружил, что официантки на сборах под видом боржоми хоккеистам водку подавали. Этого я подтвердить не могу. Скорее всего, сочиняют. А я после игры сам иногда добавлял в чаек коньячку. Да и вместо чая позволял. Считаю, что 150 граммов никогда не мешали: и нервы успокаивал, и сон был нормальный. Догадывался ли об этом Тарасов? Ни боже мой, а если бы догадался, сразу бы вышиб. Для него ведь авторитетов среди хоккеистов не существовало. Он всегда рубил, невзирая на лица. Обычно сразу зарплату урезал - больное место для всех, мог вывести из состава сборной. Какое-то время на "губу" сажал всех подряд: Альметов парился, Локтев и я. От трех до пяти суток обычно. Но потом Тарасов понял, что для нас это удовольствие. "Губа" - курорт по сравнению с его тренировками, тем более, у старшины гауптвахты сын занимался в нашей армейской детской школе. Сами понимаете, срабатывала хоккейная солидарность, и мы имели поблажки.

Хотел набить морду Эспозито

На льду меня откровенно побаивались. Потом часто спрашивали, кого сильнее я прикладывал: своих, на чемпионате страны, или заграничных? А без разницы. Я и братьям Майоровым иной раз вламывал по первое число. Когда они за "Химик" играли. И мне от них доставалось. С Борькой Майоровым мы частенько бодались, когда он по моему краю прорывался. Так уж получалось. Я в жизни-то спокойный, а когда выходил на площадку, просто зверел. Мог размазать вдоль и поперек борта любого, если тот замечтается. И не хочешь вроде, а глядишь - то ключицу кому-то сломал, то, помню, Федорову из горьковского "Торпедо" (он позже долго судил матчи чемпионата страны) - ногу. Ну и слушок, конечно, пошел о моей жестокости, хотя играть я старался всегда по правилам и удовольствия от свалок не получал.
Мне и самому перепадало. И еще как! Фил Эспозито вот в Москве, в знаменитой Суперсерии, кровь мне пустил. Хотел я ему морду набить, но потом тормоза сработали - в интересах команды. Ему тогда пять минут дали. Но в целом канадцы драться - дрались, однако без подлянок. Чехи могли исподтишка сунуть в бок, а то и в лицо клюшкой. Впрочем, все это вспоминается сейчас как мелочи. Как издержки азарта, присущего молодости.

ГЛАВА СЕМЬИ: в свободное время любит почитать с женой "Экспресс газету"

ГЛАВА СЕМЬИ: в свободное время любит почитать с женой "Экспресс газету"

Хрущев запретил хоккеистам взрывать Канаду!

После Олимпиады в Инсбруке, в 64-м, Никита Хрущев с Анастасом Микояном принимали нас в резиденции на Воробьевых горах. Там Анатолий Владимирович Тарасов, когда уселись за стол, изрядно огорошил вождя: "Никита Сергеевич, разрешите нам Канаду взорвать!" Тот понять не может, в чем дело: "Как это взорвать?!" Тарасов и растолковал, что хочет сыграть с канадскими профессионалами. Но тогда вопрос этот как-то не продвинулся: Хрущев им не владел, хотя вспомнил, что тоже играл в хоккей у себя на Украине, в деревне. Я так думаю, гоняли какую-нибудь консервную банку по льду. Тут и Микоян подключился, тоже, мол, играл, а Хрущев его быстренько так осадил по-свойски: "Да ладно, какой из тебя хоккеист". Никита Сергеевич, кстати, наведывался на интересные хоккейные матчи, когда у него выдавалась свободная минута.
А вот другой вождь, Леонид Ильич Брежнев, большим поклонником хоккея слыл, но на игры не ездил - предпочитал по телевизору смотреть. Телеграммы поздравительные, однако, слал нам исправно. Следил, в общем, за успехами.

В ЦСКА стукачеством занимались жены

По окончании сезона Тарасов устраивал банкеты в Архангельском или в Снегирях. Весело было. В футбол играли - с женами, кстати. А потом Тарасов даже создал при ЦСКА женсовет. Все в духе времени. Он объединил жен хоккеистов, собирал регулярно. Узнавал, чем дышат хоккеисты в быту, нет ли жалоб каких. Председателем совета обычно была жена какого-нибудь ведущего игрока: Локтева там, Альметова, Александрова, Фирсова или моя. Был какой-то прок от этой затеи? Не знаю. Лично я без особого восторга к ней относился. Ведь и сплетни разносились, и легкое, так сказать, стукачество присутствовало. Да и вообще - чего в нашу личную жизнь лезть?

В бордель с Бобровым

Приехали мы в Германию, в Баден-Баден. Местные журналисты пригласили Боброва с кем-нибудь из игроков на телевидение. А у меня с ним, помимо хоккея, какие-то доверительные мужские отношения сложились, как-то он меня выделял. Выступили. Потом в ресторан нас пригласили. Хорошо посидели, а перед уходом он шепнул мне: дескать, чего тут - давай в бордель сходим. Ну и рванули туда… Впечатления - так себе. Ничего, в общем, особенного.

Как Рагулин из "Властилины" деньги вышибал

На заре российского капитализма, в пору всеобщего надувательства и крушения различных финансовых пирамид, пострадало немало людей. Не минула чаша сия и меня. Больших личных средств у меня не было, но из-за денег Ассоциации ветеранов хоккея пришлось подергаться. Они же в печально известной фирме "Властилина" лежали. Буквально за день до ее полного крушения что-то подтолкнуло меня (не верь после этого в мистику!) поехать в Подольск и забрать все. Прихожу, а там - свалка и паника, тьма народа. Не протолкнуться. Хорошо, охранник меня признал и допустил к "телу" хозяйки - Валентины Соловьевой. Она подмахнула мои бумаги. Автоматически, как робот. Так я и спас деньги, полагаю, одним из последних. Подфартило. Помог ли мне здесь мой хоккейный авторитет? Не думаю. Эта Соловьева уже в каком-то трансе была, понимая, что конец неизбежен, и для нее все посетители были, по-моему, на одно лицо.

Записал Виктор ВАСИЛЬЕВ