СПОРТ

Семейные волнения Романа Шаронова

Футболист «Рубина» примчался с базы к своему ребенку раньше, чем «скорая помощь»


Для большинства людей они просто успешные и знаменитые. И только самые близкие знают, почему несгибаемый защитник «Рубина» Роман ШАРОНОВ утирал слезы в первую неделю октября и почему его жена Надя, некогда популярная в Казани телеведущая, жила в страхе после рождения такого долгожданного сына.


В казанском ресторане крутили футбол. Чемпионат Италии. А футболист Шаронов весь матч просидел на диване с Надей. Спиной к экрану. Через девять лет брака он сидел рядом и просто слушал, как она говорит. Иногда говорил сам. Они, даже отвечая на мои вопросы, все время обращались друг к другу.
Р.: Моя встреча с Надей перевернула все. Она на меня очень повлияла - я по-другому стал жить. Когда мы с Надей познакомились, я уже был в «Рубине» на трансфере. Меня чуть из команды не выгнали. И вдруг - эмоциональный всплеск, я начал играть, хотя Бердыев ко мне относился еще с подозрением.
До появления Нади я расстался с первой женой. А я не могу один. Мне надо, чтобы я приходил домой и у меня был близкий человек, с которым я проводил бы время. Просто мимолетные встречи мне не были нужны. И я стал все вечера просиживать с друзьями в ночном клубе. У меня в душе была пустота, поэтому были проблемы с алкоголем и со всем на свете. Я плохо играл, не мог себя найти. Это длилось долго. Года три.






Семья ШАРОНОВЫХ на прогулке: мама держит за руки Василису и Марусю, а папа отвечает за настроение сына Льва, который спит в коляске

Семья ШАРОНОВЫХ на прогулке: мама держит за руки Василису и Марусю, а папа отвечает за настроение сына Льва, который спит в коляске (фото Руслана ИШМУХАМЕТОВА/«Советский спорт»)

Н.: За год до нашего знакомства я пыталась взять у Ромы интервью в том же ночном клубе. В тот день было безумно шумно, и в толпе народа он пробежал мимо. «Молодой человек, вы могли бы дать мне интервью?» - «Потом». Затем мы встретились в стареньком кинотеатре на каком-то вечернем сеансе. Он был с кучей футболистов, я - со старшим братом.
Р.: Я еще подумал про него: что это за кавалер с усами?
Н.: Июньским вечером во время монтажа программы ко мне на телевидение заехала подруга и сказала: «Хватит тут сидеть, поехали!» В тот день в ночном клубе почти никого не было. Мы с подругой сидели за барной стойкой, официант принес мне коктейль: «Это вам». «Campari Orange». Один. Я уже догадывалась от кого. За барной стойкой с другой стороны сидел Роман с футболистом Чиладзе. Официант спросил у Ромы: «Кому из двух девушек?» Он ответил: «Вон той блондинке». - «Надежде Шейн?» - уточнил официант. «А кто это?» - «Телеведущая». В общем, ты был не в курсе моих достижений в Татарстане. В тот момент моя подруга Алеся очень оскорбилась. Она считала: не важно, какая девушка понравилась, сам Бог велел прислать два коктейля, угостить обеих.
Тогда, в преддверии чемпионата мира, я хотела сделать интервью с футболистами и даже дорваться до Бердыева, но он не давал интервью и не пускал на тренировки журналистов. Я спросила у Романа: «Как теперь-то насчет интервью?» Он ответил: «Да запросто!»






За девять лет чувства Надежды и Романа стали ещё сильнее

За девять лет чувства Надежды и Романа стали ещё сильнее (фото из архива ШАРОНОВЫХ)


Благословение от Бердыева


Н.: Рома был первым человеком, который ко мне на каждое свидание приезжал с цветами. С лилиями. Игроков «Рубина» за день до матча закрывали на базе, но Роман всегда умудрялся приехать ко мне хоть на пару часов. Под каким предлогом ты сбегал с базы?
Р.: Ни под каким. Просто втихаря. Там никто не караулил. Это было еще на старой базе, без охраны. Обычное двухэтажное общежитие. Никто не знал, что я уехал. Я садился в машину и просил товарища позвонить, если будут искать...
Н.: Бердыев благословил наш союз. В первый месяц знакомства мы пришли пообедать, а в ресторане... Курбан Бекиевич. Он меня знал как журналистку, которой удалось взять у него интервью. И тут он видит нас вдвоем с Романом. Когда тренер вышел из ресторана, официант принес нам бутылку шампанского: «Вам просили передать». От кого - вопросов не было. Подарок Курбана Бекиевича мы распили дома. Это был 2002 год. В 2003-м «Рубин» вышел в премьер-лигу, а в 2004-м Рома попал в сборную.
Н.: У нас за плечами было по браку, скрепленному печатью в паспорте, но ни к чему не приведшему. Браки были ранние, заключены по глупости. У меня - в 19 лет, у Ромы - в 20. Оба быстро распались. Никаких трагедий не было. Никто никого не уводил. Когда мы встретились, оба были разведены. Мы никого не обидели за своей спиной и не оставили с разбитым сердцем.
Свадьба у нас была нестандартная. Между сборами. Не было ни одного человека, даже свидетелей. Мы не хотели ни гостей, ни белых свадебных платьев, ни банкета.






После развода с первой женой защитник ШАРОНОВ резко сдал - его едва не выгнали из «Рубина»

После развода с первой женой защитник ШАРОНОВ резко сдал - его едва не выгнали из «Рубина» (фото Руслана ИШМУХАМЕТОВА/«Советский спорт»)


Неделя в реанимации


Н.: Утром у нас первой просыпается дочь Василиса (ей год и девять месяцев), и на всю квартиру раздается громкий крик с ударением на французский манер: «Папа!» Она подползает к нему на кровать. Потом просыпается 6-летняя Маруся и также прибегает и залезает в постель, под бочок. Осталось подрасти Леве (ему полтора месяца), и он тоже будет заползать к нам. Хорошо, что к нам не забирается 16-летний Федор, это мой сын от первого брака. Он увлекается баскетболом и на сегодняшний день вымахал уже на метр девяносто два... Федя способен, как медведь, сломать наш «теремок».
С нашими детьми от первых браков мы познакомили друг друга одновременно. Роминой дочке Насте тогда было три года, а Федору - семь. В 12 лет Феде дали в школе сочинение на тему «На кого ты хотел бы быть похожим?». Из всех людей на свете Федя выбрал Рому (хотя он ему не родной папа) и написал о нем.
Р.: Надя, даже уезжая отдыхать за границу без меня, берет с собой Настю...
С рождением Левы у нас были проблемы. Мы никому об этом не говорили. Надя все равно про это думает, а я прошу: забудь.
Н.: Ребенок родился с воспалением легких. Через несколько часов врачи стали понимать: ему не хватает дыхания. Сделали полную вентиляцию легких. Он неделю был в реанимации и еще десять дней в детском отделении под присмотром. Было страшно. Очень страшно (заплакала). Сейчас Лев растет. Никаких последствий быть не должно.
Р.: Когда Марусе не было двух лет, я приехал со сборов, зашел в ванную и услышал Надин крик. Маруся бежала по паркету, поскользнулась, стукнулась виском, вскрикнула и от боли начала терять сознание.






Говорят, сыновья футболистов рождаются с мячом в ногах

Говорят, сыновья футболистов рождаются с мячом в ногах (фото Руслана ИШМУХАМЕТОВА/«Советский спорт»)

Н.: Это был уже второй случай. В первый раз такое произошло, когда ты был на сборах, а мы с Федей были дома одни. Маруська сделала вдох, а выдоха нет. Я машинально перекинула ее через колено и стала стучать по спине, и она сделала вдох. Врачи сказали, что так и надо делать. Я не знаю, каким чудом мне это пришло в голову.
В три года Маруся проснулась ночью и сказала, что ей трудно дышать. Она начала хрипеть. Я испугалась, быстро набрала номер «скорой». Я кричу, что ребенку плохо, а они тянут время: «А имя? А фамилия? А год рождения?» Я говорю: «Вы понимаете, что происходит страшное: ребенку все хуже и хуже. Приезжайте скорее!» - «Что вы кричите? Что вы нервничаете?» Я уже не знала, что им сказать, чтобы они приехали. В два часа ночи позвонила на базу «Рубина», и Рома, бросив все, примчался домой. К тому моменту как раз пожаловала «скорая». Он держал Марусю, когда ей делали уколы, и остался до утра с нами. На игру с «Сатурном» поехал из дома.