СПОРТ

У Черчесова внаглую забрали 7 тысяч евро

ЧЕРЧЕСОВ - СЫНУ СТАСИКУ И ДОЧКЕ МАДИНЕ: "Не в деньгах счастье, мои хорошие, все образуется"

ЧЕРЧЕСОВ - СЫНУ СТАСИКУ И ДОЧКЕ МАДИНЕ: "Не в деньгах счастье, мои хорошие, все образуется"

Известный голкипер «Спартака» и сборной России Станислав ЧЕРЧЕСОВ попал в неприятную историю. Австрийский клуб "Тироль", в составе которого наш футболист три года подряд становился чемпионом страны, решил поживиться за счет игроков. В один отнюдь не прекрасный день Черчесову предложили вернуть в кассу клуба двухмесячную зарплату.

- Стас, история необычная. Когда зарплату задерживают, это еще понятно - такое в России сплошь и рядом. Но чтобы отнимали уже выданные деньги... Как вам все это объяснили?
- Вот вы сейчас удивляетесь, но вас-то это не коснулось. А мне пришлось доставать заработанное из собственного кармана. Я был в шоке, не хотел верить. Но - увы: клуб «Тироль» признали банкротом, генеральный менеджер арестован, ведется следствие. У клуба, как выяснилось, есть много кредиторов, которым он задолжал приличные деньги. Не расплатился за гостиницы, авиаперелеты, за свет, за газ… Мы, футболисты, полгода ждали, когда с нами рассчитаются. Наконец заплатили. А потом вдруг заявляют: извините, но мы поторопились. Кредиторов у «Тироля» много, все они имеют право получить назад свои денежки. Чтобы хватило кому-то еще, решили забрать у игроков. У меня отняли двухмесячную зарплату, у других ребят, кажется, тоже.
- А вы могли не отдавать деньги?
- Нет, я так не могу. Я же в Инсбруке многих знаю, меня там уважают, зачем портить себе репутацию? Кстати, кроме двухмесячной зарплаты у меня по ошибке забрали еще 7 тысяч евро. Финансисты взяли распечатку моих доходов за последние два месяца в «Тироле» и все это вычли. Но в компьютере не было указано, что авиабилеты на сумму 7 тысяч евро я покупал за свои деньги. Клуб не возмещал их мне! Но доказать сейчас я ничего не могу - люди поменялись.
- И что вы намерены делать?
- Не плакать же! И не сидеть сложа руки. Решил стать тренером. В настоящее время нахожусь в Инсбруке, занимаюсь на тренерских курсах. Отучился шесть недель. А надо еще в общей сложности два месяца. Тогда я смогу получить тренерскую лицензию класса «А». Она даст возможность работать в австрийской бундеслиге. Если б вы знали, как тяжело все дается! Преподавание-то идет на немецком языке. Я хоть и знаю немецкий (Черчесов много лет жил и работал в Австрии и Германии. - С.Д.), но попробуй вникни в терминологию. К примеру, спортивную биологию у нас преподает доктор. Такой дотошный человек! Я ему сказал: «Вы что, хотите, чтобы я стал вашим ассистентом во время операции? Моя будущая специальность - тренер, а не биолог». Но он продолжает гнуть свое: мол, тренер должен знать все.
- А можно работать без лицензии?
- В принципе да. Но тогда придется платить штраф. Вон Беккенбауэр никогда не имел лицензии, а сборная Германии под его руководством стала чемпионом мира. Корочка-то не главное. Главное, чтобы в голове у человека что-то было.

Баги - основной вратарь? Ну и ну!

- Станислав, только честно, есть ли обида на «Спартак», из которого вы ушли в прошлом году?
- Обиды нет. Президент клуба Андрей Червиченко решил омолаживать команду. Это его право. Он предложил мне остаться в «Спартаке» - тренером вратарей. Но я-то хотел играть. Если бы работал с вратарями, то, боюсь, месяца через два сам бы встал в ворота. Может, я покажусь нескромным, но те ребята, которые в этом сезоне стояли у «Спартака» в рамке, по классу уступают вратарю Черчесову. Когда мне сказали, что Баги будет основным голкипером, я не поверил. Теперь он где? Выставлен на трансфер. А Шафар? Сначала с ним подписали контракт, а потом звонят мне в Инсбрук: «Стас, как тебе этот вратарь? Ты же видел, как он играет в Австрии». По-моему, если вести селекционную работу на серьезном уровне, надо сначала наводить справки, а потом подписывать бумаги. Или я не прав?
А «Спартаку» желаю удачи. Я по-прежнему за него болею.

Кстати

2 сентября Станислав Черчесов отметил в Москве 40-летие. «Экспресс газета» желает знаменитому вратарю и будущему тренеру, чтобы вторая часть жизни прошла для него так же ярко, как первая.