СПОРТ

Валерий КАРПИН: Мостовой погорячился

Мы сидели в летнем баре и смотрели футбол. Вдруг раздался возглас: «Смотрите, это же КАРПИН!» Наиболее продвинутые болельщики тут же рванули с места и подбежали за автографами к полузащитнику испанского «Реал Сосьедада».

Один из самых известных российских футболистов спокойно прогуливался по улицам Альбуфейры - курортного городка, расположенного в получасе езды от Фару. Валерий Карпин мог бы усилить нашу сборную на Евро-2004, но от предложения Георгия Ярцева отказался. На правом фланге вместо Карпина у нас играл Ролан Гусев.

Обступившие футболиста болельщики, похоже, даже не заметили, что рядом с ним стояли жена и его друзья. Валерий терпеливо расписывался на блокнотах, майках и кепках, сфотографировался с двумя фанатами, после чего ответил на несколько моих вопроcов.
- Не жалеете, что чемпионат Европы проходит без вас?
- Почему без меня? Я был на всех матчах с участием сборной России. Болел, переживал за ребят.
- Но могли бы играть.
- Я принял решение и ни о чем не жалею.
- Вы предвидели, что наша команда так рано уедет домой?
- (Пауза.) Не исключал.
- Что скажете об игре сборной?
- А чего говорить? Вы сами все видели. Наши проиграли тем командам, у которых класс выше.
- Вы дружите с Александром Мостовым. Как относитесь к его отчислению из сборной?
- Мы уже обсуждали с ним эту тему. По-моему, он погорячился. Когда идет чемпионат, когда твоя команда еще не сошла с турнирной дистанции, надо быть очень осторожным, общаясь с прессой. Я бы на его месте промолчал.
- Но испанские журналисты могли кое-что домыслить.
- Тем более.
- Что делаете в Альбуфейре?
- Отдыхаю с семьей. Вообще-то мы живем в другом месте, километров пятнадцать отсюда. А в Альбуфейру заехали к друзьям. Собираемся сейчас поужинать.
Карпин выразительно посмотрел в сторону ресторана. Задерживать его дольше было бы уже бестактным. В этот момент к Валерию подбежал еще один болельщик и задал невинно-наивный вопрос:
- Скажите, а когда сборная России станет наконец чемпионом Европы?
- Никогда, - последовал честный и жесткий ответ.
Вероятно, он предназначался не для прессы.