СПОРТ

Иметь или не иметь?

«Про» и «Контра»

Вот перед нами пример недавно ушедшего из жизни великого баскетболиста Уилта Чемберлена. В интервью он неоднократно называл такую цифру: 20 тысяч. Столько, по его словам, было у него женщин. И что же? 1 марта 1962 года Чемберлен установил до сих пор никем не побитый в НБА рекорд - 100 очков за игру. Баскетболист утверждал, что накануне того матча провел бурную ночь. Или еще. Все мы помним феноменальный прыжок в длину Боба Бимона на Олимпиаде-68 в Мехико на 8 метров 90 сантиметров. Больше - ни до, ни после Бимон к этому достижению не приближался. А улетел так далеко, по его признанию, потому, что соревнованиям предшествовала настоящая оргия. Знаменитый футбольный тренер Карлос Альберто Паррейра, который привел сборную Бразилии к победе на чемпионате мира-94, тоже не ограничивал своих игроков в общении с женами-подругами-девицами. Но остроумно заметил: «Мои ребята победили итальянцев не потому, что накануне финала занимались любовью, а потому, что точнее били пенальти…»
Это факты из серии «про». Но есть и из серии «контра». Так, Мохаммед Али «завязывал» с женщинами аж месяца за полтора до важного поединка. «Когда ты воздерживаешься от секса некоторое время, то становишься великим воином», - утверждал Али. Он считал, что воздержание необходимо для правильного психологического настроя. Секс, по его словам, расслабляет волю и уменьшает концентрацию. Приблизительно так же мотивировал отказ от секса перед соревнованиями и Мартин Лейквори, выдающийся бегун на средние дистанции 70-х годов: «Воздержание создает необходимое стартовое напряжение. Да, секс делает человека счастливым. А счастливым людям незачем пробегать милю за 3 минуты и 47 секунд, как это сделал я, когда в 1971-м установил мировой рекорд». В 1990 году Майк Тайсон впервые за карьеру потерпел поражение. Он был нокаутирован Бастером Дугласом. Тайсон до сих пор убежден, что нокаут он получил не от Дугласа, а от женщины, с которой занимался сексом накануне боя.

Массаж ниже пояса за три часа до старта

Когда данная тема была абсолютно закрытой для общества, мне довелось поговорить с Тимуром Абсалямовым. В течение многих лет он руководил комплексной научной группой в сборной СССР по плаванию.
- Насчет секса в ночь перед стартом - это, думаю, большое преувеличение. Речь все же идет о нагрузке, которая выводит из организма адреналин. Но система подготовки знаменитых супердевочек-пловчих из ГДР была действительно продумана и отработана до мелочей. И заключалась она не только в применении анаболиков. Тренер за одно только самовольное, несанкционированное увеличение нагрузок мог запросто лишиться работы. Не говоря уж о применении на этом этапе каких-то стимуляторов. И вот в течение нескольких лет девчонок держали на мягкой, с акцентом на технику, работе. При этом четко отслеживался не паспортный, а биологический возраст спортсменок. Когда у них наступал период полового созревания, тренеры всячески способствовали тому, чтобы девочки начинали регулярную половую жизнь. Это вызывало у пловчих колоссальный эмоциональный подъем и приводило в действие внутренние резервы организма. В дополнение в очень ограниченных дозах юным спортсменкам давали стероиды.
А затем случалось то, от чего все вокруг ахали и хватались за голову. 13-летняя пловчиха, которая в предыдущем сезоне безнадежно проигрывала советским сверстницам, вдруг устанавливала блестящий мировой рекорд среди взрослых. В ГДР это называлось любопытным термином «секс-допинг»…
Как же это происходило в стране победившего германского пролетариата? По разработанным в секретных лабораториях методикам (в основном в НИИ физкультуры в Лейпциге), за несколько часов до решающего старта кто-нибудь из тренеров или массажистов активно занимался любовью с претенденткой на высшую награду. Эмоциональная и гормональная встряска давали ощутимый результат.

Забеременела, чтобы стать… чемпионкой

В последнее время возникли разговоры о том, что для претенденток на медали очень даже полезно после ночи любви с мужчиной… «залететь». В полный голос об этом заговорили после того, как на Белой Олимпиаде в Нагано просочилась информация: выдающаяся российская лыжница Елена Вяльбе выступала на Играх, будучи на третьем или даже четвертом месяце беременности. Во всех интервью (я тоже «пытал» Лену на сей счет) она не подтверждала, но и не опровергала эти слухи.
- Я знаю, что в свое время в ГДР кто-то из легкоатлеток вроде бы использовал такое средство, но со всей уверенностью утверждать этого не могу, - отвечала Лена.
Удивление вызывает неосведомленность Вяльбе о проблемах, разобраться в которых она должна была хотя бы из женского любопытства. Ведь о «гормональном взрыве», который происходит в организме на ранней стадии беременности, давно известно не только немецким тренерам и спортсменам, но и нашим спортивным медикам. Как это выглядит на практике?
Примерно за три с половиной месяца до важного старта спортсменке «обеспечивают» беременность, а через два месяца (за это время в организме создается запас энергии) беременность искусственно прерывают. После аборта спортсменке дают восстановиться, а дальше - сумасшедшие тренировочные нагрузки, специальная подготовка. Допинг - отменный и безопасный: на беременных спортсменок антидопинговая комиссия МОК еще не охотится.
Вот вам, пожалуйста, один из самых горьких примеров «подготовки» наших спортсменок. О той «договорной беременности» супруги Владимир (тренер) и Марина Логвиненко (в девичестве Домбрачева) перед Олимпиадой-88 в Сеуле до сих пор вспоминают с содроганием.
- Марина проходила тогда в команду по стрельбе первым номером, - говорит Владимир. - На ее счету были все мыслимые рекорды. Однако руководству сборной СССР потребовались 100-процентные гарантии ее победы. Жену и меня настойчиво обхаживал врач сборной: мол, Домбрачевой надо прибыть в Сеул на ранней стадии беременности, тогда ей точно не будет равных на стрельбище.
- Равных мне там действительно не было - по степени отвратности состояния, в котором я оказалась уже через пару дней после прилета на Олимпиаду, - добавляет Марина. - У меня начался жутчайший токсикоз, была почти беспрерывная рвота. За две недели я похудела почти на 15 килограммов. Так что тем, кто знал, что со мной происходит, мое третье место в одном из пистолетных упражнений плохим не показалось. Но я очень жалела, что согласилась на уговоры врача.