Депутаты обмыли Земельный кодекс

“Земельный кодекс” - понятие запутанное и темное, как чернозем. Коммунисты говорят, что от него народу будет плохо. Демократы - что совсем не так плохо, как врут коммунисты. Однако его приняли, и все парламентарии, довольные свалившимся с плеч грузом, дружно решили это дело отметить. За столом, собравшим всех сторонников и противников реформы, хорошо посидел наш парламентский корреспондент “Экспресс газеты” Сергей В. МИНАЕВ.

Воздержание Василия Шандыбина

%фото.право%

У входа в ресторан, в промокшей от дождя кепке, одинокий, словно глыба в поле, стоял рабочий Шандыбин.

Холодные капли, как слезы, текли по его мужественным щекам. Все приходящие на праздник знали, что он голосовал против, и смущенно отворачивались.

- Как же вы, родовой крестьянин, смогли прийти на такое дело? - укоризненно спрашиваю у него.

- А это вовсе не кодекс отмечают, а юбилей Коптева-Дворникова из “СПС”, - высказал сермяжную правду Василий Иванович и пошел внутрь.

Внутри, вокруг шикарных столов, уже ходили - с бокалами и тарелочками полными черт знает какими вкусностями. Депутаты, видные предприниматели, влиятельные иностранцы и служители Патриархии в окружении икры, осетриков и молочных поросят чувствовали себя как дома.

Только Василий Шандыбин, все еще переживая за народ и проигрыш родной партии, изо всех сил старался не есть и, сев за пустой столик, раскрыл книжку. Воздерживаться в одиночку ему, видимо, было невмоготу, поэтому он позвал к себе широко известного в узких кругах диакона Андрея Кураева. Посидев так с полчаса, добрый и застенчивый диакон не выдержал. Попрощавшись с Васей, подошел к столу и положил себе что-то вроде салатных листьев. Вскоре Шандыбин исчез. Видимо, ушел чтоб избежать искушений.

Красавица Немцова Володе отдана и будет век ему верна

%фото.лево%

Женщины на политические вечера приходят редко. Обычно это отважные жены, незаменимые секретарши и выводимые в свет дочери.

В центре внимания мужчин была только что вернувшаяся из Америки Жанна Немцова. Обаятельная и привлекательная, она, по общему мнению, заняла верхнее место на пьедестале светских девиц. Это осознал даже ее отец - консерватор Борис Ефимович. Поэтому прислал дочь на праздник вместо себя.

Пользуясь отсутствием ее названного жениха депутата Семенова, я взял инициативу по ухаживанию за Жанной в свои руки. Немного поболтав, кроме своей визави, я уже ничего не видел. Она так закружила мою голову, что вопрос: “Можете ли вы встречаться не с депутатом, а с нормальным человеком?" - вырвался сам собой.

Что-то со мной в тот момент определенно случилось, поскольку ее ответа я совершенно не помню. Увы, скоро пришел Володя Семенов, и лучше бы мне было не видеть их встретившиеся влюбленные взгляды.

Сучка в апельсинах

%фото.право%

Не секрет, что депутаты нынешнего созыва друг другу надоели смертельно. И к веселью вместе относятся намного хуже, чем к сексу с женой после “золотой” свадьбы. Поэтому для разнообразия на свои тусовки парламентарии приглашают разных скандальных журналистов и артистов. Преимущественно эксцентрического жанра, вроде Алибасова с его “На-ной”.

В этот раз, на основательных бровях и шпильках, пришла Конеген. Окинув столы подкашивающимися глазами, Света конфиденциально сообщила:

- У моей Муси сегодня был понос.

Икра в депутатских желудках подпрыгнула от этого потрясающего известия. Конеген же прочно уселась на вовремя подставленный стул и разразилась свистом. На зов прискакала миленькая сучка.

- Пусть тут гуляет, - поставила Светлана песика на стол. - Не стесняйся, девочка, кушай. Дяди разрешают, - дама оглядела улыбающихся и дружно поддакнувших соседей.

Мусик не стеснялась и вяло, видимо, не совсем оправившись от недуга, тыкалась носом в деликатесы. Наконец, выбрав отбивную одного из хозяйских поклонников, занялась делом. Идиллию нарушил кто-то из депутатских помощников. Борясь за жизнь своего шефа, он назвался “собачником” и, сообщив, что у Мусика может быть чумка, спустил ее вниз.

Водка с икрой… Однако

%фото.лево%

Под конец праздника появился телеобозреватель Леонтьев. Разочарованный опустевшими столами, он почесывал небритый опухший фэйс и хмурился. Однако гостеприимный Коптев-Дворников развеял голодную грусть. Ведь кодексы не каждый день принимают, и вообще такие праздники - раз в жизни. По мановению руки, в ладонях журналиста оказалась хрустальная стопочка. Вскоре стопочку сменило блюдечко с икрой. Такие однообразные смены блюд под обсуждение недавней свадьбы Татьяны Дьяченко и Валентина Юмашева продолжались бы до бесконечности. Однако икорный дом работал всего до часа ночи, и праздник медленно перешел в жизнь.