«Этот кошмар я помню как вчера»: что сказал Миронов перед смертью Ширвиндту

Новые детали смерти Андрея Миронова сообщил Александр Ширвиндт
Актер рассказал о своем друге Андрее Миронове. Фото: Борис Кудрявов
Артист отметил бы юбилей в этом году
Подпишитесь и читайте «Экспресс газету» в:

8 марта исполнилось бы 80 лет легендарному артиста Андрею Миронову. И мало кто знает, что на самом деле день рождения у него 7 марта. Именно тогда мать будущего актера, звезды фильмов «Соломенная шляпка» и «Бриллиантовая рука» увезли рожать прямо с выступления.

Об артисте вспомнил его давний друг и коллега, художественный руководитель Московского академического театра сатиры Александр Ширвиндт. Он отметил, что Андрея Миронова нет уже более 30 лет. В тот момент, когда артисту стало плохо на сцене, он был рядом.

«И этот кошмар в Риге, когда я выносил его с «Фигаро»... Я все помню как вчера. Физически ощущения помню, и его последние слова: «Шура, голова...» Ведь его партийная кличка в узком кругу - Дрюсик, а он - великий русский артист. А помимо этого еще его знают, помнят и хотят. Шпана, которая родилась уже после его смерти, тоже знает. А назови кого угодно другого - не помнят», - сказал Александр Ширвиндт.

Он заверил, что Андрей Миронов в жизни был не таким весельчаком и балагуром, каким казался со стороны. По мнению Александра Ширвиндта, это скорее трагическая фигура. Кроме того, он сообщил, что Андрей Миронов годами мучился от боли:

«Во-первых, он все время болел. Весь этот фурункулез - каторга же, когда нельзя нормально опустить руки, когда это может возникнуть неизвестно где».

По словам Ширвиндта, Миронов постоянно лечился. А за 15 лет до смерти у артиста обнаружили новообразование в голове. От жутких головных болей Миронов страдал давно, но ему говорили, что это переутомление.

«А оказалось, что в Риге у него в голове разорвалась «бомба» - эта огромная аневризма», - пояснил Александр Ширвиндт.

Он обратил внимание на две мистические закономерности. Во-первых, Андрей Миронов почему-то пригласил на свое последнее представление всех родных и близких, а во-вторых, как раз в то время в Риге шел международный симпозиум нейрохирургов. Нескольких из них Ширвиндт смог уговорить осмотреть госпитализированного Миронова.

«Идем в реанимацию. Меня, естественно, не пускают. Проходит полчаса, они выходят белые, вот как эта бумага. Устроили совещание: оперировать - не оперировать. Его же не оперировали, потому что, когда они увидели, что с ним случилось, пришли к выводу: после операции (предположим, что она прошла удачно, и он выжил) стопроцентно он не вернулся бы к нормальной жизни», - резюмировал актер в интервью «МК».






На эту тему: