Мария Селянская: Измены отца довели мою мать до алкоголизма

1n8jf6ga
Мария Селянская. Фото: Рукавицын Олег/"КП"
Дочь Евгения ЕВСТИГНЕЕВА не испытывает родственных чувств к сводному брату Денису
Подпишитесь и читайте «Экспресс газету» в:

В этом году всенародно любимому артисту Евгению ЕВСТИГНЕЕВУ исполнилось бы 75 лет. Однако уже 9 лет его нет с нами: в марте1992 года актер умер в Лондоне в клинике известного профессора Терри ЛЬЮСА. До последних дней он отчаянно боролся за жизнь. Как свидетельствует его дочь Мария СЕЛЯНСКАЯ, у него был свой рецепт продления молодости: он менял женщин. Воспоминаниями об отце Маша согласилась поделиться с читателями “Экспресс газеты”.

- Мария Евгеньевна, наверняка, вас часто спрашивают: действительно ли вы – родная дочь знаменитого артиста? Как вы себя при этом чувствуете?

%фото.право%- Ужасно! Так не хочется быть чьей-то дочерью, хочется оставаться самой собой, просто Машей. Когда у тебя знаменитые родители, это крест страшный! Иногда в порывах отчаяния думаю: известным личностям следует запретить рожать детей! Потому что они, не подозревая того, обрекают собственные чада на вечные муки. Боюсь, что моей дочери достанется такая же судьба, как и мне. Сама я не хочу известности, несмотря на публичность профессии – ведь я актриса. Когда у меня не было ребенка, снималась активно. Сегодня часто отказываюсь от ролей. Иногда даже помышляю о смене профессии.

- Расскажите о себе.

- Я родилась 13 мая 1968 года. В 1990 году окончила школу-студию МХАТ. Работала в “Современнике-2” у Миши Ефремова. И плавно так “перетекла” в нынешний “Современник”. В кино не снимаюсь лет пять. Всего же у меня 14 киноролей. Из известных фильмов %фото.лево%назову “Талисман”, “Дрянь”, “Машенька”, “Вербовщик”.

- А в театре вы заняты?

- Там у меня роли небольшие, но хорошие – в театре и без меня звезд хватает. Вместе с Нееловой я, например, играла Марью Антоновну в “Ревизоре”.

- Ваш муж тоже актер?

- Да. Его зовут Максим Разуваев, он работает в “Современнике”. Это мой второй брак. С первым мужем, Андреем Селянским, мы давно развелись. Он был звукорежиссером в театре у Миши Ефремова. У меня растет дочка Сонечка, ей шесть лет. Это единственная внучка Евгения Александровича Евстигнеева.

- Какие у вас отношения с первой супругой отца, главным режиссером театра Галиной Борисовной Волчек?

- Ровные. Галина Борисовна прежде всего мой начальник. Но я очень похожа на маму и Волчек неприятно мое мелькание перед ее очами. Главреж относится ко мне несколько отчужденно – я же ребенок ее бывшего мужа.

- Вы знаете, как познакомились ваши мама и папа?

- Мама пришла в “Современник” году в 63-м. Она моложе папы на 11 лет. Вот он и запал на молодуху. Говорили, правда, что она сама ему на шею вешалась. Ничего подобного! Ее привели посмотреть спектакль “Голый король”. И когда она увидела Евстигнеева на сцене, сказала: “Господи, какой же старый и страшный мужик!” Он и вправду был страшный, как тысяча чертей, явно не Ален Делон. Но жутко обаятельный! Знаю по рассказам матери, когда они вместе сидели на каких-нибудь театральных собраниях, отец все время дул ей в шею – таким образом заигрывал. Вот и надул! Записочки подкладывал в пальто будущей супруге. Но родители абсолютно не подходили друг другу ни по знакам Зодиака: папа – Весы, мама – Телец, ни тем более по характеру. Об их связи все узнали на гастролях в Саратове. После спектакля папа с мамой ушли гулять и прогуляли всю ночь. Утром Ефремов собрал труппу в холле гостиницы. Весь театр сидит, главреж спрашивает: “Кого нет?” Тут открывается дверь, и входят Журкина с Евстигнеевым, счастливые такие. Никому ничего доказывать уже не надо было. Там же, в Саратове, папа во всем признался Галине Борисовне. Мама немедленно уехала с гастролей. И ушла из театра еще до того, как состоялась свадьба: работать всем троим вместе было как-то непорядочно. Мама тяжело переживала сплетни и пересуды вокруг себя.

%фото.право%- Каким в вашей памяти остался отец?

- Очень сентиментальным. Сам купал меня, когда я была маленькой. Глядя на меня, он умилялся и начинал плакать.

- Вскоре после смерти вашей матери отец женился на молодой актрисе Ирине Цывиной.

- Ну Ира, как я знаю, у Евстигнеева появилась еще при маминой жизни. Тогда, правда, я об этом не знала, все тщательно скрывалось. Не могу сказать, знала ли об этом мама. Во всяком случае, мы об этом не говорили. О существовании Цывиной мне стало известно через год после смерти матери.

- Как это произошло?

- Отец сам привел Цывину в дом. Познакомил со своей девушкой, как он представил ее тогда. Я сразу все поняла и возмутилась. Мне все это страшно не понравилось. Дело даже не в Цывиной. Рядом с папой я бы не приняла никакую женщину. Скажу честно, мать я любила больше, чем отца. Кстати, все мои мужья совершенно на него не похожи. Меня почему-то не тянет к людям, внешне напоминающим Евстигнеева. То же относится и к его сыну Денису, который похож и на отца и на мать одновременно.

- Когда в последний раз вы общались с Денисом?

- Даже не припомню. Первая наша встреча произошла, когда мне исполнилось лет 12. Денис старше меня на семь лет. Помню, мы тогда так заигрались, что даже люстру разбили. А когда повзрослели, практически не встречались, только на редких тусовках. Видимо, мы настолько разные люди, что потребности видеться не возникает, хотя Денис – мой сводный брат, близкий родственник. У меня своих друзей хватает. Я пыталась пойти на контакт, звонила несколько раз, все безуспешно. От него инициатива общаться никогда не исходила. А вот с Ирой Цывиной у нас нормальные отношения. Мы познакомились еще до того, как я узнала, что она любовница папы. Мы учились в одном институте. Ира - на третьем курсе, а я – на первом. Вместе курили в туалете. И она мне очень нравилась. Мы сблизились с Цывиной после смерти отца.

- Что вас связывает?

- Бабские дела. О Евстигнееве мы уже не говорим. При жизни папы такое общение было бы невозможно. Я считала, что отец предает память о маме.

- Разве Цывина не в Америке?

- Давным-давно вернулась. Там она с семьей прожила совсем недолго. Ее муж – режиссер-документалист и сценарист Жорж Пуссеп - имел какой-то контракт в Штатах. У них двое детей - сын Женя, ему 7 лет, и дочь Зина, которой осенью исполнится 4 года. Наши дети тоже дружат. Когда Ира появилась в папиной квартире, у нас только в первое время был антагонизм, да и то на бытовом уровне: цапались из-за холодильника или еще какой мелочи.

- Ирина Цывина чем-нибудь похожа на вашу маму?

- Абсолютно нет. Все три любимые женщины Евстигнеева - совершенно разные. Видимо, сближаясь с ними, отец таким образом, менял самого себя, обновлялся и пытался продлить молодость.

- Ваша мама была женщиной редкой красоты. Другие актрисы относились к ней с ревностью?

- Еще как! Об этом много рассказывала моя бабушка, мамина мама. Это обычное дело в “террариуме единомышленников”, коим является театр. В том “Современнике” культивировались интриги, закулисные игры. У самого Ефремова, царство ему небесное, столько любовниц было в родном театре! Все-таки театр-студия - особое место, одна семья по сути. Актеры там все перероднились перемешались, как змеи. В наше время такого нет. Как и предвзятой ревности среди женщин-актрис.

Не разрешал жене стирать свои носки

- Друг вашего отца актер Владимир Сошальский очень смешно рассказывал, как Евстигнеев уговаривал его крестить вас.%фото.лево%

- Папа очень дружил с Сошальским. Часто уезжал к нему пить коньяк. Мама устраивала свои вечеринки, а те квасили вдвоем. А свои крестины я и сама прекрасно запомнила, мне тогда было уже четыре года. Папа с мамой стояли за дверью: родителям не положено находиться рядом с ребенком. Дядя Володя носил меня голенькую вокруг купели, а я изящно описала ему новый костюмчик. Во время крестин я очень сильно испугалась, потому что в соседнем зале стояли два гроба и кого-то отпевали. К нам подошел священник. Я ему говорю: “Ой, дядь, какой у тебя сарафан красивый!” Он так обалдел!

- Делал ли отец что-нибудь по дому?

- Абсолютно всю мужскую работу. У него руки росли из того места, из которого надо. В войну работал в Горьком на заводе, мастерил что-то для бомб. Папа категорически запрещал маме стирать его трусы и носки. Считал, что не красиво и неприлично давать женщине в стирку собственные интимные вещи. А вот когда он жил с Ирой Цывиной, приходя домой усталым, говорил: “Ира, сними с меня носочки”. Та стаскивала их и шла стирать. Вот таким разным был отец в разных семьях. Не знаю, правда, как у Галины Борисовны обстояло дело с его носками.

- Ваша мама до знакомства с Евстигнеевым была замужем. Выходит, Евгений Александрович увел ее от законного супруга?

- Маминым мужем был известный скульптор Игорь Иконников. Перед станцией метро “Улица 1905 года” стоит огромный памятник с конями - это его композиция. Сама я Иконникова ни разу не видела. Но он несколько раз звонил. После смерти мамы предлагал отцу сделать ей памятник. После развода с мамой Иконников так и не женился, завел какую-то огромную собаку. Назвал ее Лилей. Как-то мама рассказывала, что, увидев меня уже взрослой, на бульваре, он позвонил ей. Сказал: “Хочу жениться на твоей дочери, потому что она очень на тебя похожа”.

Знаю, что Иконников маму очень любил. Разводиться они ходили раз пять. Но как только перед ними вставал судья, их разбирал смех. Ну какой тут развод?!

- Мама была современной женщиной?

- Конечно. И к тому же большой модницей. Например, любила ходить с бусами на голове. Одевалась в яркие блестящие наряды. В 1976 году ее младшая сестра Наташа эмигрировала с мужем во Францию. Стала присылать ей оттуда шмотки. Мама одевалась очень хорошо.

- Ходят разные слухи о болезни вашей матери. Что случилось на самом деле?

- Мама заболела, когда мне было лет 14. Возможно, отец еще в то время, до Цывиной, имел любовниц, и она что-то чувствовала. Помню, мы с отцом купили на Птичьем рынке кота, и у мамы началась жуткая аллергия на шерсть, которая перешла в псориаз. После псориаза у нее начались нелады с нервами. А нервничать ей совсем было нельзя. От этого у нее болело все тело. Тут-то она и стала пить. Естественно, втянулась. К тому же очень страдала от остеохондроза, вообще не могла вставать. Ее долго лечила одна добрая женщина-экстрасенс.

Причины алкоголизма - в болезнях, в неустроенности личной жизни. Но мама никогда не распускалась, кто бы что ни говорил. Когда папа уезжал на гастроли, я сшибала у прохожих по две копейки, якобы позвонить. Набирала 10-12 копеек, как раз хватало на булочку. Больше мама ничего не ела. О той жизни никто не знает. Люди ведь что говорят: Евстигнеев ушел к Цывиной, потому что жена была пьющей бабой. Идиотизм просто!

- Некоторые даже утверждают, что Лилия Журкина на почве алкоголизма наглоталась таблеток и покончила жизнь самоубийством.

- Мама пыталась это сделать, когда жизнь казалась невыносимой. Но умерла она своей смертью в больнице. Ей было всего 49 лет.%фото.право%

- Отец знал, что мама тяжело больна и тем не менее уезжал на гастроли и съемки?

- Да, знал, но убегал от нее. Естественно, мужчине не нравится, когда рядом с ним пьющая женщина. Разобраться же в причинах не получалось или не хотелось. Между нами шли большие баталии. Я хотела лететь в Киев к Довженко лечить маму. Но отец не отпустил. Потому что мне исполнилось всего 16 лет. А отцу все время было некогда. Мы с ним много раз говорили на эту тяжелую тему. Считаю, что именно он все запустил. Мог бы помочь матери. От одного “кино” не грех и отказаться, ничего страшного не случилось бы. Его и так все знали и любили. А что я, девчонка, могла сделать? Давить на отца бесполезно, он мог послать далеко и надолго.

- О причинах смерти Евгения Евстигнеева известно. Но его болезнь развивалась на твоих глазах…

- Что касается здоровья, отец был достаточно скрытным человеком. После первого инфаркта бросил курить, думая, что вся беда от этого. После второго - покончил с выпивкой, но снова стал курить, считая, что болезнь шла от питья. Когда случился третий инфаркт, бросил все, только нюхал пачки с сигаретами. Всюду носил их с собой. Глотал нитроглицерин.

Видимо, отец “соблазнился” поехать в Лондон из-за того, что подобную операцию на сердце там успешно сделал Евгений Леонов. Прожил после нее достаточно долго. Отец поехал в Англию, лег в клинику, кажется, в ту самую, что и Леонов…

Евстигнеев умер от актерской впечатлительности. Русскому артисту нельзя рисовать на бумажке его разбитое сердце, он тут же представляет его в натуральном виде. Западные врачи просто не понимали, с кем имеют дело.

- Как вы оцениваете отца как актера?

%фото.лево%- Мне тяжело судить. Никогда не воспринимала его как актера. Говорят, муж с женой за редким исключением не могут играть вместе на сцене. Понимаете, почему? Людям, знающим друг про друга все, притворяться неестественно.

В “Семнадцати мгновениях весны” сцену, когда отец, то есть профессор Плейшнер, выбрасывается из окна, до сих пор не могу смотреть без содрогания. А уж когда была маленькая, вообще убегала и плакала: так было жалко папу.

- Как вы узнали о смерти Евгения Александровича?

- Сообщили в театре. Вызвали в кабинет главного режиссера, там стояли люди со скорбными лицами. Мне сразу стало все понятно. В ночь, когда он ушел из жизни, со мной произошла мистическая вещь. Я долго читала книжку. Ровно в три часа ночи остановился будильник: сломалась стрелка. Именно в этот момент папа умер.

Справка

* Евгений Евстигнеев, народный артист СССР. Родился 9 октября 1926 года в Горьком, там же окончил театральное училище. После школы-студии МХАТ поступил в “Современник”. В 1971 году перешел во МХАТ.

* Был женат на Галине Волчек. Когда их сыну Денису исполнилось три года, бросил семью и ушел к Лилии Журкиной, актрисе театра “Современник”. Вместе прожили 21 год. В 1986 году Лилия умерла.

* После смерти Журкиной женился на актрисе Ирине Цывиной, которой в то время было 24 года.

Фото автора и из семейного архива

Фотографии публикуются впервые





На эту тему: