X

«Завернул огрызок в платок»: Садальский рассказал о позорном эпизоде с участием Михалкова

Стас Садальский
Стас Садальский рассказал о позорном эпизоде с участием Михалкова. Фото: Лариса Кудрявцева
Артист поделился зарисовкой известного мемуариста Анатолия Мариенгофа, который стал свидетелем заискивания Сергея Михалкова перед Сталиным. Если верить мужчине, писатель попросил у советского лидера недоеденный чебурек.
Подпишитесь и читайте «Экспресс газету» в:

69-летний российский актер театра и кино Стас Садальский рассказал о позорном эпизоде с участием советского детского поэта Сергея Михалкова, который произошел несколько десятилетий назад во время приема в гостинице «Метрополь» с участием первых лиц государства. Если верить рассказу, во время приема в честь Мао Цзэдуна отец Никиты Михалкова стал откровенно пресмыкаться перед Сталиным, в какой-то момент попросив на память недоеденный чебурек тогдашнего советского лидера. Впервые эту историю публике рассказал известный мемуарист Анатолий Мариенгоф.

«Мао со своим окружением и Сталин со своими «соратниками» расположились в Малом зале по соседству с Большим залом, где за многоместными столами ели и пили те, кого неизменно вызывали на все правительственные банкеты. Двери из Малого зала в Большой были раскрыты. Детский поэт Сергей Михалков, чтобы его «там» заметили, упорно и взволнованно прохаживался на своих длинных ногах перед дверями Малого зала. В конце концов Сталин поманил его толстым коротким пальцем, согнутым в суставе», — писал Мариенгоф.

Разумеется, такой возможности Сергей Михалков не упустил. Сталин представил его китайским товарищам как «знаменитого детского поэта», спросил его о чем-то. Однако то, что сделал Михалков потом, удивило очень многих. Увидев недоеденный чебурек на тарелке Сталина, Сергей Владимирович неожиданно попросил забрать его на память.

«— Иосиф Виссарионович, у меня к вам большая просьба! — отчаянно зазаикался искусный советский царедворец.
— Какая?
Превосходно зная, что заиканье нравится Сталину — смешит его, — Михалков зазаикался в три раза сильней, чем в жизни.
— Подарите мне, Иосиф Виссарионович, на память ваш чебурек.
— Какой чебурек?
Михалков устремил восторженный взгляд на сталинскую жирную тарелку.
— А?.. Этот?..
— Этот, Иосиф Виссарионович, этот!
— Берите, пожалуйста.
И наш избранник муз благоговейно завернул в белоснежный платок сталинский огрызок, истекающий бараньим жиром», — рассказывал Анатолий Мариенгоф.

В своем микроблоге Садальский рассказал, что недавно читал мемуары Мариенгофа, где и обнаружил рассказ об этом странном эпизоде. Сам артист никак не прокомментировал свое отношение к словам прозаика. Однако в комментариях развернулась дискуссия относительно того, могла ли в действительности произойти подобная история.






На эту тему: