Ярмольник с юности дурил ментов

Леонид Ярмольник
Леониду Исааковичу скоро 68, а он в прекрасной форме
В центре Москвы, на Большой Никитской, 49, где жил многолетний педагог Щукинского училища Юрий Васильевич Катин-Ярцев, в его честь открыли мемориальную доску. И тем же вечером в Доме актера его звездные ученики посвятили памяти народного артиста юбилейный вечер. В этом году мастеру, сыгравшему больше сотни ролей, исполнилось бы 100 лет.
Подпишитесь и читайте «Экспресс газету» в:

- Доска, которую мы сегодня открыли, - дань уважения, любви и памяти его учеников, - сказал Леонид Ярмольник. - Когда возникла идея, я не стал рыться по известным именам скульпторов, а обратился к Наташе Сысенко. Она выиграла всероссийский тендер и создала невероятный памятник бездомной собаке у Третьяковской галереи на Крымском валу. И в этот раз ей снова все удалось - мы видим того Юрия Васильевича, которого помним и любим. Его глаза, выражение лица и эти волосики торчащие...

Катин-Ярцев воспитал множество суперзвезд.

- Со мной на очень урожайном курсе учились Наташа Гундарева, Юра Богатырев, Наташа Варлей, Володя Тихонов, Наташа Заякина, - поделился Константин Райкин. - Юрий Васильевич умел распознавать дарования и очень правильно их огранять, делать из алмазов бриллианты. Хотя он не всегда был для нас, разгильдяев, приятным. Мы на него сердились, злились, негодовали. И только со временем, а я сам уже 50 лет занимаюсь преподавательской работой, понял, как он был прав.

«Константин
Константин Райкин

Также Константин Аркадьевич припомнил, как ему, юноше из интеллигентной семьи, однажды пришлось пренебречь хорошими манерами:

- Как-то мне надо было сходить в военкомат и для отсрочки от армии отнести туда бумаги. Среди прочего там была и моя характеристика, написанная Юрием Васильевичем. Я понимал, что чужие письма, даже если они адресованы военкому, читать нехорошо. Но жутко интересовался, что про меня думает учитель. Мучился, мучился, а потом не выдержал, открыл конверт и вычитал, что я оказывается «актерски высокоодарен». Как же меня это успокоило! Конечно, это было верхом идиотизма. Понятно же, что он так писал про всех мальчиков, которыми интересовался военкомат.

«Леонид
40 лет спустя Леонид Ярмольник повторил свои знаменитые пантомимы «Гриф» и «Цыпленок табака»

- Я часто его вспоминаю: вместо глаз - два синих озера, и волосы - как нимб голубых кровей старинного дворянского рода, он истинный аристократ, - взяла слово Александра Захарова. - У меня была репетиция у Юрия Васильевича дома. Прихожу, а там таблички с нашими именами: «Саша Захарова», «Леша Веселкин», а от них идут стрелочки к ролям. То есть он заранее планировал жизнь студентов на все четыре года обучения. Знал, что поручит каждому сыграть.

Ей вторила и Евгения Симонова:

- У Юрия Васильевича был какой-то абсолютный слух на способных людей. Если бы не Катин-Ярцев, меня бы никто не взял в училище, а если и взяли, то выгнали бы после первого семестра. Сколько буду жить на этой земле - столько его и помнить.

«Евгения
Евгения Симонова перестала скрывать смертельный диагноз

Накануне открытия памятной доски мастеру Симонова дала большое интервью, где впервые подтвердила прошлогодний эксклюзив «Экспресс газеты», что несколько лет назад ей в Германии удалили часть легкого из-за онкологического заболевания. И хотя ее дочь, актриса Зоя Кайдановская, много раз лукаво говорила, что это ложь, мы-то прекрасно понимали, что, как всегда, написали чистую правду.

- Хирург еще думал, что это может быть новообразование воспалительного характера, - призналась звезда «Афони» и «Обыкновенного чуда» журналистке Катерине Гордеевой. - И только когда они вскрыли и взяли оттуда биопсию, результаты показали онкологию. Тогда вместо какой-то части он удалил мне всю нижнюю долю правого легкого… Испугалась? Нет! Я вообще всегда панически боюсь за близких, а за себя - нет… Не могу сказать, что готова умереть завтра-послезавтра. Но если скажут, что надо, могу принять это, потому что я благодарна. Я 66 лет так прожила! Мало? Нет. Это хорошо. Я не хочу, «есть у нас еще дома дела», но в принципе готова.

Семья того самого Джузеппе из «Приключений Буратино» и слуги главного героя из фильма «Тот самый Мюнхгаузен»: вдова актера Елена Акимовна, их сын Михаил и внучка
Семья того самого Джузеппе из «Приключений Буратино» и слуги главного героя из фильма «Тот самый Мюнхгаузен»: вдова актера Елена Акимовна, их сын Михаил и внучка

После драки протоколом не машут

У однокашника Симоновой Леонида Ярмольника тоже оказалось припасено несколько захватывающих историй. Одну из них он рассказал под громкий смех присутствующих:

- Жень, а помнишь, по-моему, на втором курсе, у кого-то из наших была свадьба в ресторане «Арбат»? - обратился он к Симоновой. - И на ней с каким-то соседним столом случилась драка. Короче, всю нашу свадьбу замели в «уазик» милицейский. Я, правда, туда не поместился, но и в драке особо не участвовал, а скорее пытался всех успокоить.

Для Александры Захаровой в театре «Ленком», который теперь носит имя ее отца, настали непростые времена. На роли, которые она играла, директор Марк Варшавер ввел других актрис
Для Александры Захаровой в театре «Ленком», который теперь носит имя ее отца, настали непростые времена. На роли, которые она играла, директор Марк Варшавер ввел других актрис

И вот «уазик» едет, а я за ним бегу. Сгрузили всех в КПЗ на Писемского, человек восемь, наверное. Я хожу, мечусь, что делать?! И минуты через три мне приходит идея. Из телефонной будки прямо под окнами милиции звоню в отделение и бархатным голосом говорю: «Алло, это 122-е? Беспокоит Михаил Александрович Ульянов. К вам попали мои студенты. Я бы хотел, чтобы вы разобрались и отпустили». - «Да-да, Михаил Александрович, конечно, мы сейчас все организуем. Но поскольку уже составили протокол, завтра в любое время загляните и заберите их», - отвечают мне.

Моим единственным выходом оказалось пойти к Катину-Ярцеву и честно все рассказать. Я его таким показно злым никогда не видел. Мышцы играют, глаза сверкают - и так минуты полторы. А потом он пошел позвонил Ульянову и в двух словах объяснил, что натворил идиот студент. А в конце так, между прочим, поинтересовался: «Ну ты сходишь за этим протоколом?» - «Конечно, забегу», - отвечает Ульянов.

«»

И действительно пошел и все сделал. А через какое-то время пришел в училище и попросил Катина-Ярцева показать того самого студента. «Вот, это Леня Ярмольник», - представил меня Юрий Васильевич. И Михаил Александрович, наклонясь ко мне, заговорщически прошептал: «Это ты хорошо придумал. И Юре понравилось!» Тут у меня от сердца и отлегло. Я-то мысленно уже приготовился к отчислению из училища.




На эту тему: