Борис Корчевников расстался с невестой

Полностью вылечиться телеведущему пока не удалось

33-летний Борис КОРЧЕВНИКОВ вот уже несколько лет ведет одну из самых популярных передач на канале «Россия 1». Для «Прямого эфира» ему приходилось не раз делать программу о раке. Когда у самого ведущего обнаружили опухоль в голове, Борис откровенно об этом рассказал. Пару недель назад Корчевников снова ездил в немецкую клинику, где ему сделали операцию. «Экспресс газета» пообщалась с Борисом и узнала, как он себя чувствует.

Год назад врачи диагностировали у Бориса Корчевникова доброкачественную опухоль в области ушного нерва. Немецкие доктора пока не решились ее удалить, хотя и провели частичную трепанацию черепа.

- Ты опять ездил в Германию в клинику, где тебе в прошлом году сделали операцию. Что показало обследование?

- У меня не все хорошо, и мне еще предстоит борьба за здоровье.

- Год назад умер твой отец - бывший директор Театра им. Пушкина Вячеслав Орлов. Практически через пару месяцев после твоей операции…

- Мама рассталась с папой, когда я еще не родился. Она записала меня на свою фамилию, и папу я узнал, когда мне было 13 лет. Поэтому мне очень понятны истории из наших программ, когда герои хотят найти родителей. Я искал папу всегда - во всех мужчинах. И никогда маму не спрашивал, почему они расстались. Это были длительные отношения, любовь, но в какой-то момент мама, наверное, поняла, что семьи с ним не получится. Это я додумываю, потому что мама мне никогда про него плохо не говорила.

- Ты ощущал нехватку родителя?

- Да, и сейчас это чувство меня не покидает. Жалел, что не получил мужского воспитания… Мама после разрыва с папой замуж так и не вышла, поэтому отчим у меня не появился.

С отцом Вячеславом ОРЛОВЫМ Борис советовался по всем важным вопросам. Из личного архива Бориса КОРЧЕВНИКОВА

С отцом Вячеславом ОРЛОВЫМ Борис советовался по всем важным вопросам. Фото из личного архива Бориса КОРЧЕВНИКОВА

 

Отец не помогал ничем

- Когда ты впервые увидел отца?

- Мы с мамой пришли в Театр им. Пушкина, где папа работал директором. К кому идем, мама не сказала. Задолго до этого я посмотрел, что в моем свидетельстве о рождении в графе «отец» значится «Вячеслав Орлов». Когда зашли в его кабинет, я увидел высокого полноватого мужчину. Я представился Борей, а он сказал: «Вячеслав Евгеньевич Орлов, Слава». Я опешил. И смутился. Конечно, об этой встрече просил он. Много лет отец приходил во МХАТ, где я играл, и смотрел мои спектакли. Всегда покупал билет в первый ряд. О чем он думал, не знаю. Но при мне потом уже часто плакал. Думаю, жалел, что не стал настоящим отцом ни мне, ни моей сводной сестре Наташе. Он много лет шел к тому, чтобы познакомиться со мной, и не решался. У нас был период тесного общения, но очень короткий. У папы сложилась другая семья, и, видимо, там не очень хотели, чтобы он с нами общался.

- А он помогал маме? Оказывается, ты директорский сын. Мама, Ирина Корчевникова, тоже директор - Театра кукол им. Образцова... 

- Мама вырастила меня одна, поэтому много работала. Отец никогда не помогал деньгами. И ничем вообще. Да и не нужно было. Но как-то, когда я снимался в сериале «Кадетство», позвонил ему из Твери. Вячеслав Евгеньевич обрадовался, говорил со мною как-то даже нежно. Тогда он впервые захотел мне помочь: «Я купил в Тверской области дом с землей, может, ты себе заберешь?» Я сказал, что мне ничего не нужно. Но по дороге на Селигер я однажды заехал в эту глухую деревню Селижарово. Поговорив с соседями, попытался что-то разузнать об отце. Зашел и в этот дом. Фундамент просел, внутри избы росла береза... Но я нашел нечто ценное: фотографии отца, книги. Я собрал их и передал потом ему.

С актрисой Анной-Сесиль СВЕРДЛОВОЙ

С актрисой Анной-Сесиль СВЕРДЛОВОЙ

 

Сообщил о невесте

Когда в прошлом году в СМИ появилась информация, что ведущий женился на 29-летней актрисе Анне-Сесиль Свердловой, Борис не стал комментировать это событие. А сейчас признался: свадьбы не было. Более того, они с невестой недавно расстались.

- Расставание с Анной, конечно, было болезненным. Это как оторвать веточку, которая уже приросла. Больно на всю жизнь.

- Вам удалось сохранить дружеские отношения?

- Для меня доверие важнее, чем любовь. Брак держится иногда даже не на любви, а на доверии. Но если ты расстался из-за предательства, доверие сохранить не удастся. В нашем случае не было предательства ни с моей, ни с Аниной стороны. Поэтому доверие сохранилось, а значит, и шанс на дружбу.

- Знал ли отец об Анне-Сесиль?

- В 2015 году на Рождество, когда он уже не руководил театром, я позвонил и предложил встретиться. Пришел к нему домой на Патриаршие пруды. Он сидел один в квартире, много курил, пил кофе и рисовал картины. Я продолжал его звать на «вы». Спрашивал про свою невесту Анну, его видение программы, которую веду. Он сказал мне много тонких вещей: «Будь лидером, и все. Со временем все станет органично». Про невесту он сказал следующее: «Придет еще твоя девочка, ты увидишь это и поймешь. Похоже, это не твоя девочка». И как-то очень просто все объяснил... Я уходил тогда от него, кутаясь в зимнее пальто, и рыдал, потому что понимал: папа скоро умрет.

 

Прожить иначе

- Тяжело в старости остаться одному…

- Незадолго до смерти отец сказал мне: «50 лет отдано театру, представляешь? А взамен - пустота». В конце 2015 года он оказался в больнице, о чем сообщили маме знакомые. Но мы не знали, в какой именно. Я тут же позвонил режиссеру Владимиру Меньшову, потому что его супруга Вера Алентова работала с папой. На следующий день по дороге в командировку на Донбасс мне сказали адрес больницы, и я связался с главврачом: «Я улетаю, но боюсь, папа умрет, а я не попрощаюсь. Если есть такой риск, что папы не станет, я не полечу». И главврач сказал: «Тогда действительно приезжайте!» Я развернулся уже на подъезде к Шереметьево и приехал к нему. У его койки я познакомился с моей сводной сестрой Наташей, учительницей начальных классов...

Помню, как боялся папе предложить собороваться и причаститься - может, он подумает, что я его хороню раньше времени. Но он согласился. До этого папа никогда не причащался... а перед смертью причастился дважды. Думаю, Бог дал ему этот шанс, потому что он много сделал хороших дел, о чем я узнал только на похоронах - от его близких людей и коллег.

Я приезжал к нему в больницу каждый день: утром и вечером. К его горлу был подключен аппарат искусственной вентиляции легких. Между нами происходил диалог почти без слов.

- Отец знал, что ты тоже перенес операцию?

- Тогда прошел месяц, как я вышел из больницы. Я поделился с отцом и показал ему шов на голове. Он поддержал меня, хотя был сдержанным человеком. Знаю, отец любил меня, хотя боялся об этом сказать.

- Какие слова отца стали напутствием?

- Самые простые, но важные: «Не спеши все успеть. Не бойся, все будет хорошо». Я часто молюсь за упокой его души. Одна знакомая мне как-то сказала: «Знаешь, что лучше всего? Прожить так, как он не смог, не совершать его ошибок. Тем более, ты видел результат его ошибок: тотальное одиночество».

Вам может быть интересно: