Как звёзды театра и кино отдохнули на фестивале корюшки

Как и всё в Санкт-Петербурге, традицию неистовой любви к корюшке заложил Пётр I
Светлана ДРУЖИНИНА запаслась фосфором в организме лет на десять

Царь называл рыбку русской селедкой и планировал экспортировать ее в голодную Европу. С целью рекламы товара и вообще для потехи он весной 1708 года приказал провести праздник корюшки. С тех пор прошло 310 лет. Корюшка завоевала-таки мировую популярность, но ценой своей жизни.

В этом году фестиваль корюшки совпал с Всероссийским кинофестивалем «Виват, кино России!». Вместо того чтобы сидеть в пыльных залах и до хрипоты спорить о пути современного кино и его влиянии на зрителя, актеры нежились на солнышке. Забыв про свою высокую миссию деятелей культуры, они с удовольствием готовили и ели рыбку под одобрительные возгласы и аплодисменты публики.

- Этот праздник, наверное, самый вкусный после Пасхи, - перемалывая рыбий скелетик крепкими зубами, признался Сергей Никоненко.

Питерец Андрей АНКУДИНОВ терпеливо ждал, когда его покормит москвичка Ангелина ВОВК

Вместо тоста начитанный актер рассказал коллегам, что запах огурца имеет исключительно петербургская корюшка. Свежий аромат она приобретает, попадая из моря в Неву и очищаясь там от соленых вод.

Ангелина Вовк шустро орудовала лопаточкой у плиты и все накладывала Светлане Дружининой истекающую маслом и пряными ароматами корюшку в бездонный пакет.

- Вашу корюшку я отвезу завтра в Москву. Накормлю ею многих наших артистов, - обещала режиссер ограбленным питерцам.

Желая как-то смягчить впечатление от своей жадности, Дружинина напомнила, что вкусовые качества корюшки отметил даже Гоголь. Его городничий в «Ревизоре» мечтал об этой рыбе и вспоминал, что «только слюнка потечет, когда начнешь есть». Тем не менее корюшку долго считали второсортной рыбой. В советское время ее продавали прямо с уличных лотков и стоила она буквально копейки.

Руки актера Александра ТЮТИНА так и тянулись к содержимому тарелки Бориса КАМОРЗИНА

Продаем полезное, покупаем вредное

С тех пор многое изменилось. Желающих полакомиться свежим уловом становится все больше, а рыбки все меньше. Объемы вылова корюшки в Ладожском озере и Финском заливе ежегодно составляют две тысячи тонн. Раньше вылавливали до пяти.

С каждым годом квоты будут сокращаться, а корюшка дорожать. Ведь большая часть улова идет на экспорт. Платежеспособные европейцы и американцы предпочитают употреблять в пищу рыбу свободного выпаса. Взамен ее нам привозят пангасиуса, тилапию, семгу, форель и даже осетрину с рыбных ферм. Вреда от нее намного больше, чем пользы.

Во-первых, ученые еще не создали альтернативный корм, который позволил бы насытить выращиваемые виды рыбы аминокислотой омега-3, то есть сделать ее полезной. Во-вторых, фермерская рыба «дышит» навозной жижей, которой удобряют водоросли для ее питания. В-третьих, фермерская рыба из-за скученности является рассадником инфекций и паразитов. Заводчики пытаются контролировать инвазии антибиотиками, но только создают более крупные проблемы в виде устойчивости к ним.

Самое грустное в этой ситуации то, что иного выхода, кроме как привыкать к вкусу этих плавниковых мутантов, у человечества пока нет.

По расчетам ученых, к 2048 году  на грани полного истощения окажется 90 процентов промысловой морской фауны. Корюшки печальная статистика тоже коснется. Если все останется так, как есть, то последнюю корюшку на празднике съедят лет через 30. Правда, к тому моменту экология изменится настолько, что пахнуть огурцом она не будет. К счастью, этого никто не заметит, поскольку и огурцы тоже не будут пахнуть огурцами.

Вам может быть интересно: