X

Из-за Валерия Брюсова женщины стрелялись и выбрасывались из окна

145 лет назад, 13 декабря 1873 года, родился поэт, один из основоположников русского символизма Валерий Брюсов
Подпишитесь и читайте «Экспресс газету» в:

Кроме стихов, он писал прозу, пьесы, занимался переводами, отметился литературоведческими работами, преуспел в критике, был известен как историк. Когда к 40-летнему юбилею мэтра решили выпустить собрание сочинений, материала набралось на 25 томов. Жадный до творчества, Брюсов был столь же неуемен и в личной жизни.

Поэту с ранних лет не грозило умереть от скромности. В 1895-м, когда ему исполнилось 22, вышел первый сборник его стихов под названием Chefs d’oeuvre («Шедевры»). Чуть позже Валерий Брюсов записал в дневнике: «Юность моя - юность гения. Я жил и поступал так, что оправдать мое поведение могут только великие деяния». Второй сборник поэта носил не менее пафосное название Me eum esse - «Это я».

В то время как автор мнил себя пупом Вселенной, Цветаева называла его «мастером без слуха». А Ахматова видела в нем поэта, который знал секреты ремесла, но не знал «тайны творчества».

«Поэтесса
Поэтесса Львова застрелилась, поняв, что Валерий Яковлевич к ней охладел

Интимный дневник

С 1890 по 1903 год Брюсов вел записи, где фиксировал самое сокровенное. Чаще всего на страницах появляются откровения о любовных похождениях. «С раннего детства соблазняли меня сладострастные мечтания… Я стал мечтать об одном - о близости с женщиной. Это стало моим единственным желанием», - признавался поэт. А следом описывал контакт с проституткой.

По молодости для поднятия самооценки ему было важно покорить «настоящую» женщину. Вскоре это удалось. 19-летний юноша стал навещать семейство Красковых. Старшую дочь хозяйки, 25-летнюю Елену Андреевну, он называл лунатиком, описывая ее «странные, несколько безумные глаза» и, вероятно, намекая на спиритические сеансы, на которых тусовались молодые люди.

В дневнике поэта - множество интимных подробностей об отношениях с Красковой. «Целовались, конечно. Мне это наконец надоело. Я стал изобретать что-нибудь новое. Додумался до того, чтобы щупать, и засунул руку за пазуху Е. Андр. Кажется, она одобрила это». «Ел. Андр. перегибалась совершенно и ложилась мне на грудь или на шею, а я, обняв, давил ей груди. Гм. Надо, однако, изобрести новые способы ласки». «Лучшее время - когда сидели внизу с Ел. Андр. на окне и целовались там (даже была эрекция… По-русски «х… встал»). «С Ел. Андр. стал нагло дерзок. Это хорошо. Щупал ее за ноги, чуть не за п... Хватать ее за груди для меня уже шутки», - откровенничает наш гений.

«Петровская
Петровская переметнулась к Брюсову от Андрея Белого, но, оставленная, сошла с ума

Иногда на страницах появляется младшая сестра Елены Андреевны Вера: «А правду сказать, насколько мне было приятней с Верочкой, хотя она и костлявее. Я даже не пошел ее провожать, а как жалел об этом, как жалел», - сокрушается Валерий.

Но отношения с Еленой продолжают развиваться. «Сперва вышло дело дрянь. Я так устал, в борьбе с ней спустил раз 5 в штаны, так что еле-еле кончил потом, но это ничего».

Поэт признается, что в пьяном угаре сделал даме сердца предложение, а на трезвую голову понял, что погорячился. «Отношения мои к Леле… определены, но будущее темно и угрюмо», - изливает он душу своему дневнику.

Но пикантная ситуация разрешилась сама собой: девушка заболела оспой и умерла. Реакция Валерия была странной. «Я буду плакать, я буду искать случая самоубийства, буду сидеть неподвижно целые дни!.. А сколько элегий! Дивных элегий! Вопли проклятий и гибели, стоны истерзанной души... О! Как это красиво, как это эффектно», - распалял себя молодой романтик.

«Иоанна
Иоанна пленила будущего мужа тем, что защищала его рукописи от посягательств няни, наводившей в доме порядок

Вызывали духов

Женился поэт в 1897-м на гувернантке Иоанне Рунт. Дочь обрусевшего чеха служила в доме Брюсовых. Немногословная девушка идеально устраивала литератора. Зинаида Гиппиус называла Иоанну Брюсову «маленькой женщиной, необыкновенно обыкновенной». «Если удивляла она чем-нибудь, то именно своей незамечательностью», - едко замечала она. Иоанна дожила до 98 и стала хранителем архива поэта. При жизни мужа женщина стоически терпела его нескончаемые увлечения. А они как минимум еще дважды заканчивались трагически для тех, кого угораздило с ним связаться.

В 1913 году застрелилась из подаренного любовником пистолета поэтесса Надежда Львова. Вечером накануне смерти девушка звонила Валерию Яковлевичу, умоляя приехать. Тот заявил, что занят, и появился только утром. Потрясенный, он отправился в санаторий под Ригой, где провел полтора месяца.

«В
В сумраке спиритических сеансов было удобно крутить романы

Еще одна история связана с другой поэтессой - Ниной Петровской. Ее отношения с Брюсовым длились семь лет и смаковались всеми. Нина была замужем за владельцем издательства, что-то писала, но талантом не блистала. Зато тоже стала завсегдатаем спиритических сеансов, которыми забавлялась богема.

К Валерию Яковлевичу Нина переметнулась от Андрея Белого, сохнувшего, в свою очередь, по жене Блока Любе Менделеевой. Петровская стала прототипом героини поэмы Брюсова «Огненный ангел» Ренаты - истеричной, склонной к мистике, жаждущей гибели. Войдя образ, Нина тронулась умом. Она допекала поэта сценами ревности, изменяла, увлеклась наркотиками и чуть не умерла. Поправившись, уехала в Европу, откуда писала Брюсову страстные письма. В отчаянии выбросилась из окна - сломала ногу и осталась хромой. Вернулась к морфию, много пила, страдала нервным расстройством. Последние годы Нина голодала, просила милостыню. После смерти Брюсова она открыла газ в общежитии Армии спасения в Париже…

«Поэт
Поэт не отказывал себе в близком общении с множеством женщин. Светскую даму Вилькину он трогал при встрече за сосок

Припасть к соску

По словам поэта Владислава Ходасевича, «Брюсов всю жизнь любопытствовал женщинам. Влекся, любопытствовал и не любил. Было все: и чары, и воля, и страстная речь, одного не было - любви». Тем не менее «донжуанский список» Валерия Яковлевича весьма солиден. Вот еще несколько имен.

  • С Талей - Натальей Дарузес - Брюсов играл в любительских спектаклях. Познакомились в июле 1893 года, а в октябре сошлись. Девушка первой открылась ему в своих чувствах. Это случилось вскоре после смерти Елены Красковой. Признание Тали - как называл ее Брюсов - не вызвало у него восторга. Но Дарузес была настойчива, и через несколько месяцев после знакомства они сблизились.
  • Людмила Вилькина. Поэтесса, хозяйка литературного салона, жена поэта-символиста Николая Минского (Виленского) и «муза» философа Василия Розанова, писателя Дмитрия Мережковского, художников Констатина Сомова и Льва Бакста и многих других. Общение с пожирательницей мужских сердец впечатлило Корнея Чуковского: «Вилькина принимала гостей лежа на кушетке и руку каждого молодого мужчины прикладывала тыльной стороною к своему левому соску, держала там несколько секунд и отпускала». Брюсов путешествовал с дамой сердца в Финляндию, о чем докладывал законной супруге: «…Людмила меня приняла в некоей уединенной комнате, полтора часа она меня соблазняла, но не соблазнила, конечно, да и не соблазнит… Сегодня опять буду у ней…»

После расставания с Вилькиной поэт не без удовольствия размазал экс-любовницу как поэта, публично охаивая ее способности.

  • Аделина Адалис - молодая поэтесса, которой Брюсов покровительствовал в последние годы жизни. В литературных кругах ходила эпиграмма: «Расскажите нам, Адалис, / Как вы Брюсову отдались».

Марина Цветаева называла Аделину - одесситку с египетским профилем, длинными острыми ногтями цвета черной крови - «приблудой из молодых волков».


Певец «бледных ног»

  • Брюсов - автор первого моностиха, однострочного стихотворения: «О закрой свои бледные ноги».
  • Поэт обожал розыгрыши. Написал два сборника стихов от лица дорогой куртизанки. Мистификацию разоблачили не сразу.
  • Участвовал в так называемых судах. Например, обвинял имажинистов и защищал русскую литературу в «Суде над русской литературой». Обвинителем на том «процессе» выступал Сергей Есенин.

Кстати

  • С 1908 года он был морфинистом, - писал о Брюсове Владислав Ходасевич. - Старался от этого отделаться, но не мог. Летом 1911 года д-ру Койранскому удалось на время отвлечь его от морфия, но в конце концов из этого ничего не вышло. Морфий сделался ему необходим. Помню, в 1917 году во время одного разговора я заметил, что Брюсов постепенно впадает в какое-то оцепенение, почти засыпает. Потом он встал, ненадолго вышел в соседнюю комнату - и вернулся помолодевшим...
  • Брат Валерия Яковлевича, Александр Яковлевич, - профессор искусствоведения, сотрудник Исторического музея, участвовал в поисках Янтарной комнаты.

Дни. Годы. Жизнь

  • 1 (13) декабря 1873 года родился в семье сапожника в Москве (современный адрес: Милютинский переулок, д. 14, стр. 1).
  • 1877 г. В четыре года сочинил комедию «Лягушка». В 11 лет публиковался в детском журнале «Задушевное слово».
  • 1885 - 1889 гг. Учился в частной классической гимназии на 1-й Мещанской улице. Издавал рукописный журнал. Был отчислен за пропаганду атеистических идей.
  • 1889 г. Первая публикация в журнале «Русский спорт» в защиту тотализатора. Написал статью после того, как отец, Яков Кузьмич, просадил в игре все состояние.
  • 1890 - 1893 гг. Перешел в частную гимназию на Пречистинке, д. 42. Увлекался математикой.
  • 1893 г. Поступил на историко-филологический факультет Московского университета.
  • 1904 - 1909 гг. Основал и возглавил журнал московских символистов «Весы».
  • 1914 г. В начале Первой мировой войны отправился на фронт военным корреспондентом газеты «Русские ведомости».
  • 1917 г. После Октябрьской революции возглавил Комитет по регистрации печати (с января 1918 года - Московское отделение Российской книжной палаты).
  • 1922 г. Заведовал Отделом художественного образования Главпрофобра.
  • 1921 г. Организовал Высший литературно-художественный институт (ВЛХИ). Участвовал в подготовке первого издания Большой советской энциклопедии.
  • 9 октября 1924 года Умер от крупозного воспаления легких. Похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище (3-й участок, 63-й ряд).

Рис. Валентина Дружинина






На эту тему: