Василий Бочкарёв: «В Розанову я влюбился моментально»

- Чем больше узнаю людей, тем больше нравятся собаки, - вслед за героем советского детектива «Свет в конце тоннеля» повторяет Василий Иванович
- Чем больше узнаю людей, тем больше нравятся собаки, - вслед за героем советского детектива «Свет в конце тоннеля» повторяет Василий Иванович. Фото: Facebook.com
Перед съёмками в сериалах народный артист получает благословение у священника
Подпишитесь и читайте «Экспресс газету» в:

В детективно-мистическом сериале Первого канала «Гадалка» Василий Бочкарев, ведущий актер Малого театра, в котором работает уже 40 лет, сыграл роль полковника Михаила Игнатьевича. Это начальник ОВД, где служит главный герой в исполнении Михаила Пореченкова. Несмотря на солидный возраст, 76-летний Василий Иванович остается молодым в душе - много снимается, играет на сцене, дублирует иностранные фильмы и озвучивает видеоигры.

- Года три-четыре назад в сериале «Петля Нестерова» я сыграл Николая Анисимовича Щелокова, министра внутренних дел СССР, - начал рассказ народный артист Василий Бочкарев. - Я тогда показал, как Щелоков заботился о кадрах милиции, подбирал образованных людей с высокими нравственными принципами. И в «Гадалку» многое из того образа взял. Мне очень хотелось закольцевать эту линию, вложить в своего Михаила Игнатьевича больше человечности, культурных и моральных качеств. Он следователь, верит только фактам, но когда появляется возможность привлечь героиню с экстрасенсорными способностями, соглашается. Миша Пореченков, сыгравший моего подчиненного, этому долго сопротивляется.

С дочкой Ольгой народный артист очень дружен
С дочкой Ольгой народный артист очень дружен. Фото: Facebook.com

- А помните, что Пореченков в свое время вел «Битву экстрасенсов»? За это его многие критиковали. Мол, программа прославляет всяких шарлатанов. Вы верите, что некоторые люди обладают паранормальными способностями?

- Вероятно, люди со способностями есть, но я верю только в божественную силу. В то же время понимаю, что в определенных жизненных обстоятельствах люди готовы идти на любые компромиссы. Например, когда у моего героя в «Гадалке» исчезает внучка, он готов выслушивать и следователей, и экстрасенсов. Что называется, жизнь заставила.

- Работа над сериалом шла без проблем?

- С Мишей Пореченковым очень интересно и легко было работалось, он лихо импровизировал в кадре и в каждом дубле оставался невероятно органичным, живым. Равно как и мой старый приятель Боря Щербаков, который тоже снимался в картине.  На площадке мы все время разыгрывали друг друга и выпускали так называемый боевой листок - стенгазету, где описывали истории со съемок. На 23 февраля нам девочки подарок шикарный преподнесли: налили всем мужикам вина, напустили дыму и в нем танцевали, как будто в Чикаго. За душевную атмосферу и обожаю съемки в сериалах. Ну и, конечно, за то, что актеры должны быть готовы к быстрой реакции. Сегодня пятую серию снимаем, завтра десятую. Порой не понимаешь, что с твоим персонажем происходит, но моментально привыкаешь к заданным обстоятельствам. Случаются и накладки, но чтобы их избежать, всегда читаю полный сценарий.

- Вы ведь не всегда играете положительных персонажей. В «Крике совы», например, исполнили роль предателя.

- От нее отказался Женя Стеблов, не смог он себя пересилить. А я все же согласился. Правда, перед этим попросил благословения у батюшки… Как-то играл и митрополита. И тоже до последнего сомневался, стоит ли? «Играй, но обязательно с молитвой», - успокоил меня духовник. Моя задача - сделать персонажа интересным. А его привлекательность или отвратительность я как профессионал обязан грамотно выстроить.

- В театре для вас есть табу? В спектаклях Богомолова, Серебренникова или Льва Додина артисты раздеваются на сцене.

- Никогда бы на такое не согласился. Я воцерковленный человек, и этим все сказано. Мне скоро 77, и я счастлив, что участвовал в постановках великих режиссеров - Эфроса, Гончарова, Товстоногова, Толи Васильева. Кроме Малого театра, мне довелось поработать и на Малой Бронной, и в «Школе современной пьесы», и в театре Станиславского, где, кстати, со своей женой актрисой Людмилой Розановой познакомился. Увидел ее и моментально влюбился, это как вспышка на солнце. Не зря говорят, что любовь - это химия. Мы с Людой венчаны.

Вообще я всегда думал, что у меня будет один брак на всю жизнь. Вышло два - до Люды был женат на актрисе Людмиле Поляковой.

После расставания с Бочкарёвым Людмила Полякова вышла замуж и родила сына Ваню. Сейчас ему 44 года
После расставания с Бочкарёвым Людмила Полякова вышла замуж и родила сына Ваню. Сейчас ему 44 года. Фото из личного архива

Между небом и землей

- С Людмилой Петровной вы служите на одной сцене в Малом. Получилось остаться друзьями?

- Да. Миле на днях 80 исполнилось. Она потрясающая партнерша Конечно, с ней намного легче играть, чем с незнакомыми людьми. Один критик, посмотрев нашу с Поляковой работу в «Вассе», заметил: «Как хорошо они друг к другу относятся!» Это самый большой для меня комплимент. С 1960 года, с момента, как мы вместе в Щепкинское училище поступили, за Милой наблюдаю. Мы очень быстро поженились. Она сильная актриса и самодостаточный человек. Помню, как уже после нашего выпуска, в 1965-м, Андрей Гончаров пригласил ее в свой спектакль «Жив человек». Мила потрясающе репетировала роль медсестры, но в результате премьеру сыграла маститая актриса Людмила Сухаревская. Зачем она отобрала роль, которая ей, в общем-то, ничего не дала, у молодой коллеги, до сих пор не пойму. Ревность к чужому таланту - во все времена шла рука об руку с нашей профессией.

Людмила Полякова всегда поражала меня своей силой в слабости: высокая, статная, при большой фактуре оставалась мягкой и нежной. Эта трепетность, неустроенность, осторожность - ее большой плюс.

Не так давно к нам в Малый театр вернулся хороший актер Игорь Петренко, сейчас мы с ним в спектакле «Метель» играем. Не думаю, что его взяли только из-за звездного имени. Он с потенциалом артист, которым в нашей труппе еще с советских времен помогали. У нас такая атмосфера, что все вокруг ей заряжаются.

- Что вы имеете в виду?

- Например, однажды ко мне рабочий сцены подошел, чтобы обсудить мою роль Фомы Гордеева. «Он находится между небом и землей! Одно крыло по земле скользит, другое по небу. Поэтому ваш герой так и мечется», - глубокомысленно заметил он. Вот такие у нас люди трудятся!

Супруга нашего героя Людмила Розанова в телефильме «Улица Шолом-Алейхема, дом 40» (1987 г.) и в наши дни (в круге)
Супруга нашего героя Людмила Розанова в телефильме «Улица Шолом-Алейхема, дом 40» (1987 г.) и в наши дни (в круге)

- Полякова не раз рассказывала, что ваш брак распался, потому что так и не получилось завести детей. Зато нынешняя супруга Людмила Розанова родила вам дочку.

-  Оля у нас родилась, когда мне уже 41 год был. Слава богу, она никогда не хотела стать актрисой. Родители моей жены Люды - врачи, так что дочка, которая росла с книжным шкафом, где одни медицинские энциклопедии стояли, по их стопам пошла. Теперь у них клан. Хорошо иметь врача в доме: есть от кого получать дельные советы, особенно в моем не юном возрасте. Впрочем, мы с супругой не о болячках, а о работе предпочитаем говорить. Люда уже 45 лет работает в Театре Станиславского, который сейчас «Электротеатр» называется. Привыкла уже, это ее дом, у них хороший коллектив, где ее любят и уважают.

- А как сохранить любовь и уважение в долгом браке? Или это все-таки привычка?

- Нужно заботиться друг о друге, слышать и слушать, повышенное внимание партнеру оказывать. Все остальное черпать из Евангелия. Там правила поведения христианина четко прописаны. Вот я сегодня долго выбирал супруге духи, а потом остановился на какой-то марке. Так и любовь. Почему из всех женщин  именно ее выделил и прожил с ней четыре десятилетия? Это путь проб и ошибок. Раньше был институт свах, мечтаю, чтобы сейчас это вернулось. Я был бы не против, чтобы дочку мою познакомили с кем-то (она пока не замужем и внуков мне не подарила). Семьи же договаривались, засылали сватов, родители между собой знакомились, все было с их благословением.

Еще верность в отношениях очень важна. А то, что пожилые мужчины женятся на юных барышнях, очень печально, это наказание божье. Раньше, если не дай бог такое происходило, человек  и в монастырь мог уйти.

- А у вас никогда не возникало такого желания?

- У меня есть своя личная история, и не одна. Вот только новомодных воспоминаний публичных людей о своих романах и абортах не приемлю: слишком много боли и страданий они приносят.  Подобные откровения могут быть только дома, на кухне, и то для  того, чтобы проанализировать свои поступки.

Мой отец умер, когда мне 16 лет. Он даже до пенсии не дожил. Папы мне всю жизнь очень не хватало. Если бы он был рядом, я многих ошибок бы не сделал. Но в итоге ты получаешь все то, что заслужил.






Читайте также:
    РЕКЛАМА
    РЕКЛАМА