Марк Захаров передал «Ленком» по наследству дочке

Марк Анатольевич и Александра
Марк Анатольевич и Александра понимали друг друга с полуслова
Со временем Александра обязательно станет худруком, уверены в театральных кругах

больше по теме
В московском театре «Ленком» прошла церемония прощания с худруком — замечательным режиссером Марком Захаровым

Через день после похорон худрука «Ленкома» Марка Захарова было объявлено, что отныне руководить легендарной труппой будет 72-летний директор театра Марк Варшавер. Он остается в своей должности (которую занимает уже 40 лет) плюс получает полномочия определять творческую политику. Еще при жизни Марка Анатольевича, когда стало известно, что он тяжело болен, на пост худрука стали прочить актера «Ленкома», депутата Мосгордумы Евгения Герасимова. И, конечно, приму театра Александру Захарову, единственную дочь мэтра. Если Герасимов проиграл подковерную борьбу за высокое кресло, то позиции Александры Марковны, которую за глаза называют «принцессой "Ленкома"», по-прежнему остаются очень крепкими.

Режиссер Марк Захаров, появившийся на свет в семье репрессированного преподавателя военно-физкультурного воспитания Анатолия Ширинкина и мечтавшей стать актрисой домохозяйки Галины Бардиной, не дожил до 86-го дня рождения всего пару недель. Умер во сне во время лечения в Институте трансплантологии и искусственных органов им. Шумакова.

В начале августа Марк Анатольевич вернулся в Москву из Германии, где дважды в год проходил обследование и лечил старые болячки. Пребывание в одном из немецких госпиталей Захарову, по словам жены его близкого друга Александра Ширвиндта, до недавнего времени оплачивал один известный олигарх. Но недавно толстосума объявили в розыск, и его спонсорская поддержка приостановилась.

Александр Ширвиндт
Александр Ширвиндт провожал последнего близкого друга

— В Москве Марк Анатольевич получил воспаление легких, — поделился с журналистами директор «Ленкома» Марк Варшавер. — Подлечили в Боткинской больнице. Но возникло повторное двустороннее воспаление. И тогда уже мы поместили его в московский Институт имени Шумакова. Мы бы его снова увезли в Германию, но не разрешили врачи, потому что побоялись, что он не доедет... Просто, к сожалению, клубок болезней, который имелся… из-за этого он ушел из жизни. Причина смерти — остаточное явление воспаления легких. Никакой онкологии (о чем муссировались слухи.И. С., Г. У.) у него не было.

Жизнь — не сахар

— Не так давно я видел Марка, он уже еле ходил, — рассказал «Экспресс газете» драматург и режиссер Виктор Мережко. — «Херово себя чувствую, ноги болят, голова кружится», — пожаловался мне Захаров. Он сильно сдал после смерти жены — бывшей актрисы Нины Лапшиновой (скончалась в сентябре 2014-го, рак.И. С., Г. У.). Они всю жизнь прожили вместе, познакомились во время учебы во ВГИКе в начале 50-х. Нина была мягкой, женственной и красивой. Никогда не лезла впереди мужа. Скромная, достойная. Марк ведь непростой человек, жизнь с ним не сахар. Очень эмоциональный и взрывной. Я видел, как он репетировал — подчас даже агрессивно, но со своими находками и придумками. Хотя был безусловным титаном.

Супруга поддерживала режиссёра в самые сложные моменты жизни и всегда была рядом
Супруга поддерживала режиссера в самые сложные моменты жизни и всегда была рядом. Фото: Анатолий Жданов/«Комсомольская правда»

По словам Мережко, многие актрисы «Ленкома» были обижены на худрука — ведь главные роли всегда утекали к его единственной дочке:

— Александру Марковну он очень любил, понимал, что театр для нее все, она же без детей и мужа. Единственный брак с Владимиром Стекловым у нее не сложился, Володя как-то странно ушел от нее. Захаров переживал и сострадал дочке. Симпатичная и очень одинокая, он обязан был занимать ее работой. Отцовская любовь перевешивала настолько, что он забывал о других актрисах.

Сейчас никто и не вспоминает, что до своего триумфа на сцене Александра больше 10 лет прозябала в массовке. И ровно такие же суровые испытания худрук устраивал и другим, не менее именитым артисткам. Татьяна Догилева, например, жаловалась, что еще до появления дочери худрука в труппе актрисы по семь лет ждали главной роли.

Мэр Москвы Сергей Собянин поприветствовал актёра Александра Лазарева-младшего и его супругу Алину
Мэр Москвы Сергей Собянин поприветствовал актера Александра Лазарева — младшего и его супругу Алину

А знаменитый в 70-е годы актер Геннадий Корольков, который работал под началом Захарова вместе со своей супругой Фатимой Кладо, так рассказывал «Экспресс газете» о непримиримости начальника:

— Жена меня ночью в постели пилила: «Ты меня не любишь, не хочешь за меня у Марка попросить, чтобы он мне роль дал». Я говорю ей: «На мосту с чашкой не так стыдно милостыню просить, как выпрашивать роль даже для своей жены». Она — в слезы. Пошла сама к Захарову. Он ей сказал: «Вы вообще мне не нужны, потому что бездарь». На следующий день я ему на стол заявление швырнул и впервые назвал на «ты»: «Марк, можешь со своей женой на кухне так разговаривать, а с моей так нельзя».

Александр Панкратов-Черный в откровенной беседе с нашими репортерами обвинял Марка Анатольевича в том, что он намеренно разбивал пару своего любимчика Абдулова c Алферовой:

— Марк упорно лепил из Саши звезду, а Ире ролей вообще не давал, — размышлял Панкратов-Черный. — Захаров всеми силами хотел свою дочь Сашеньку выдать замуж за Абдулова и чуть ли не подкладывал ее к нему в постель. Алферова тем временем терпеливо прозябала в массовке.

Депутат Мосгордумы и актёр Евгений Герасимов
Депутат Мосгордумы и актер Евгений Герасимов ушел со своей спутницей через служебный подъезд

Последней каплей перед уходом Ирины из «Ленкома», по ее собственному признанию, стало предложение главрежа сыграть бессловесную роль дамы-собаки. По сценарию пьесы прекрасным принцессам в кринолинах (Чуриковой и Захаровой) на балу мешает женщина, все тело которой покрыто волосами. Она появляется и начинает громко лаять.

— Ирина Алферова мне в свое время говорила: «По сути, ты заняла в "Ленкоме" мое место — красивой "мебели" в массовке», — вздыхала актриса Ксения Энтелис. — «Тупо повторяешь мою дорогу, и пока не уйдешь, у тебя не будет никакой творческой жизни». И была права. Кстати, я вспомнила, что, когда только пришла в театр и нам раздали женские халаты, которые надеваешь на грим, чтобы костюм не запачкать, мне достался халат Алферовой (внутри осталась бирка с ее фамилией). Когда фашисты сажали человека в подземелье, а потом он выходил на свет, то просто слеп — его глаза отвыкали от солнечных лучей, а мышцы атрофировались. Так и я. Каждый день играла в массовке, танцевала и оголялась, но ни о каких съемках в кино и мечтать не могла. Из-за этого в результате и ушла.

mark_1
Министр культуры России Владимир Мединский пообещал Александре Марковне любую помощь

Внебрачный сын

— Я 28 лет в «Ленкоме» проработала, — рассказала нам актриса Людмила Лисова. — Одно время мы с Сашей Захаровой вместе играли, она, понятно, первый состав, я — второй, но все же. Марк Анатольевич в среднем один спектакль в год выпускал, поэтому работа была далеко не у всех — мастер делал шедевры. Он для многих был как папа. Даже если и остались обиды, плохо о Захарове говорить не буду. Сейчас Марк Варшавер, по сути, стал художественным руководителем, а дальше, скорее всего, именно Саша возглавит театр. Марк Анатольевич долго болел и все понимал, так что почву для дочки, разумеется, подготовил. Оставил ей в наследство не только квартиру и дачу, но и целый «Ленком». Будут приходить разные режиссеры, ставить новые спектакли, и Саша будет в них играть. Плюс от Марка Анатольевича остались великие постановки и фильмы. Захаров был настоящим хорошим хозяином в этом творческом доме. Кого-то очень любил, кого-то просто терпел. Видно, я неправильно себя вела, всегда свою позицию имела. Конечно, обидно, когда с меня началась чистка рядов в труппе, с буквы «Л». Нужны были актерские места. Но все же мне до пенсии дали доработать, и то хорошо. Когда я ушла из труппы, Захаров предложил мне подработку — разовые спектакли.

По словам Лисовой, помимо родной дочери, Марк Анатольевич, по сути, помог сделать карьеру только двум женщинам — дочери друга Андрея Миронова Марии и Инне Чуриковой.

Инна Чурикова
Инна Чурикова считает, что со смертью худрука ушло сердце ее родного театра

— Миронова — хорошая актриса, Чурикова — великолепная, а Захарова — все же средняя, — считает Людмила Ивановна, — но Саше повезло — с золотой ложкой во рту родилась. Александра — работяга, у нее узкий диапазон для ролей, три краски, но она всегда старалась. И если быть до конца честной, никогда не портила спектакли отца. Даже если что-то у Саши не получалось, папа с ней еще раз поговорит, порепетирует, и все вставало на свои места. Каждый старается для себя, это закон жизни. Ведь собственной жене Марк Анатольевич не помог в карьере, а уж если бы упустил дочку, Нина бы ему этого ни за что не простила. Помню, когда ждала ребенка, Захаров меня встретил и пожурил за живот: «Ну что же вы, Люда! Я вам роль дал, могли бы и не рожать, а взять в семью на воспитание вьетнамского ребенка». Я за словом в карман не полезла и спросила: «Что же вы сами-то до этого не додумались?» Сейчас смешно вспоминать, но такое было.

В своих мемуарах Захаров писал, что иногда все же давал своей супруге Нине поводы для ревности, и добавлял:

— Широкой публике они неизвестны. Таковыми и останутся. Возможно, какое-то время я был в напряжении, но все кончилось благополучно. Как-то даже отразил прямую атаку одной дамы. Ко мне пришел ее отец, человек лет пятидесяти, и сказал: «У вас ведь есть сын… Ему бы какую-нибудь ерунду надо подарить, хотя бы велосипед». Я опешил: «А сколько ему лет?» — «Четыре с половиной». — «Неудачно вы придумали», — с облегчением выдохнул я, подсчитав. Это было время, когда я находился на операционном столе, а позже в клинике.

— Марк не был Дон Жуаном и ходоком никогда тоже не был, — уверен Виктор Мережко. — Больше в работе себя проявлял, в творчестве, а вторая жена его — «Ленком». Надеемся, что театр назовут именем Марка Захарова. Его последний недоделанный спектакль «Капкан» будет заканчивать Саша. Сложный материал, он долго его писал. Я, конечно, скептически отношусь к тому, что Александра могла бы быть режиссером. Она ведь ничего никогда не ставила. Считаю, что театр должен сильный человек возглавить, такой как Сергей Федотов из Перми, у которого свой великолепный театр «У моста». Но главное, чтобы Богомолов со своей Собчак не пришли. Пошлостью и чернухой они в «Ленкоме» все испортят, как сейчас будут портить в Театре на Малой Бронной.

На гражданской панихиде по Захарову в «Ленкоме» Инна Чурикова обратилась к его дочери:

— Саше сейчас очень тяжело. Она потеряла отца. Ведь она всегда говорила, что он уникальный и гениальный. Я бы назвала Сашеньку примой нашего театра, она играет все наши спектакли. А сейчас, Сашенька, ты должна знать, что ты не одна. Мы вместе, — едва заметно улыбнулась Инна Михайловна, а Александра, глядя на нее, горько разрыдалась.

Читайте также:


‡агрузка...