Народный артист России Лев Прыгунов: «Оля для меня - весь мир!»

Лев Георгиевич часто работает в жанре натюрморта и пишет любимую модель - бутыль
Лев Георгиевич часто работает в жанре натюрморта и пишет любимую модель - бутыль. Фото: personastars.com
Народный артист и профессиональный живописец раскрыл схему, как мошенники наживаются на продаже бездарных картин

После фильмов «Сердце Бонивура», «Трактир на Пятницкой», «Иду на грозу» и «Выстрел в спину» его прозвали Джеймсом Бондом советского кино. Народный артист России Лев Прыгунов, которому в уходящем году стукнуло 80, самоучкой освоил иностранные языки, выпустил несколько книг стихов и обучился живописи. Он пишет картины с 1971 года. С середины 80-х персональные выставки Льва Георгиевича регулярно проходят в городах России и в Лондоне. Прыгунов - член Всемирной ассоциации художников. Многие его работы приобрели частные коллекционеры из США и Европы. Несколько полотен представлены в музеях современного искусства по всему миру.

- Живопись не просто мое увлечение, а профессия наравне с актерской, - поделился с «Экспресс газетой» Лев Прыгунов. - Для меня есть разные виды энергии и разные существования: в одной сфере я существую как актер, в другой - как литератор, в третьей - как художник. У меня никогда не было любимых живописных работ. Картина должна с легкостью уходить от художника, если на нее находится покупатель. На одной моей выставке маститый академик написал в книге отзывов: «Не продавайте эту работу, это шедевр». Мне, конечно, стало приятно внимание уважаемого человека, но в этот же день нашелся покупатель и очень задорого ее купил. И я не жалею.

- Ни капельки?

- Смотрите, Ван Гог при жизни не продал ни одной работы. А в наше время в США есть художники, которые загоняли свои картины по миллиону долларов, но стоило им умереть, как цена моментально падала в десятки или даже сотни раз. Они сами ловко накручивали стоимость. Ведь торговля полотнами - это фантастическая вещь, где больше всего обмана. На каждом аукционе продается минимум одна фикция, придуманная художниками, вступившими в сговор с дилерами, которые их проталкивают. В свое время я полгода прожил в Лондоне на деньги от живописи и понял, как это все работает.

«Ламповый» натюрморт находится в частной коллекции
«Ламповый» натюрморт находится в частной коллекции

- Так в чем заключается хитрая схема?

- Нужно иметь, скажем, триста тысяч фунтов и триста очень похожих друг на друга картин одного автора. Они должны быть выполнены в узнаваемом стиле и написаны буквально тремя красками - какие-нибудь круги, квадраты, треугольники или любые другие геометрические фигуры. На первом аукционе вы для затравки покупаете все эти полотна, потом повышаете цену в два раза для следующего аукциона и приобретаете половину картин и так далее... В конце концов находятся невежественные люди, которые ничего не понимают в живописи, но видят высокую цену и начинают скупать все работы этого художника, мечтая когда-нибудь озолотиться. Но на самом деле они лишь теряют свои деньги. Так что опасайтесь художников, чьи полотна при жизни стоят дорого.

- Ваши холсты когда-нибудь продавались за огромные суммы?

- Нет, конечно. Я скромный человек и совсем не тщеславный. К тому же реалист, который мечтает вернуться к простой, классической, музейной живописи. Себя называю энергетическим реалистом. Мои последние выставки прошли в Сергиевом Посаде и в Сургуте. И там, и там попросили продлить показ на месяц.

«Портрет сына»
«Портрет сына»

- Вы разменяли девятый десяток. К своему возрасту как относитесь?

- Для меня возраста вообще не существует. Я это давно понял: все у нас внутри. Всю жизнь занимался восточной философией, буддизмом, йогой, даосскими упражнениями. Там есть много интересных вещей. Сейчас чувствую себя даже лучше, чем в 40. А круглые даты никогда широко не отмечал. 75-летие, к примеру, встретил во Франции. Туда нас с супругой пригласил мой друг - художник Олег Целков, который живет в Париже. Он позвал нас в ресторан и сам оплатил счет. В другой раз мои очень состоятельные друзья втайне от меня сняли заведение в Москве, где собрали всех моих близких. Вот такие сюрпризы мне по душе.

- Любовь помогает вам творить?

- Само собой. Моя первая супруга Элла, мама моего сына (Роман Прыгунов - известный кинорежиссер, поставивший популярные фильмы «ДухLess», «Миллиард» и сериал «Мертвое озеро». - Я. Г.), погибла в Риге в автомобильной катастрофе 42 года назад. А с Олечкой, моей музой и второй, нынешней, супругой мы уже 36 лет вместе. Она мой самый близкий друг. У Иосифа Бродского есть точные строчки: «Увы, тому, кто не может заменить собой весь мир, обычно остается крутить щербатый телефонный диск». А Оля для меня весь мир, и мне больше никто не нужен. Раньше она работала помощником режиссера, на съемках мы и познакомились. Сейчас она, как и я, художник, только дипломированный, окончила вуз. Жаль, она мало работает. Если бы у меня был ее талант, я был бы гениальным художником. А если бы у нее была моя настырность, она была бы гениальным художником!

- В 1976 году вы получили звание заслуженного артиста и лишь спустя 40 лет стали народным. Почему так долго?

- Сейчас звание дает лишь надбавку к пенсии, поэтому меня это не волнует. Смешно, что, когда в 2013 году мне в Кремле вручали звание народного, министр культуры России Владимир Мединский шепотом мне сказал: «Вы чудом получили это звание». Хотел ему ответить, что он тоже чудом стал министром, но постеснялся. Все лучшие люди в нашей стране стали любимы публикой вопреки властям - Достоевский, Пушкин, Бродский, Володя Высоцкий… Это трагедия России, но помнить их будут веками.

Читайте также:


‡агрузка...