Содом и Гоморра нашего театра
Слева направо: Юрий Грымов, Максим Матвеев, Владимир Машков
Как гром среди ясного неба прозвучало заявление актера МХТ имени Чехова Максима Матвеева об уходе из легендарного театра. Корректное объяснение своего поступка — желание по-настоящему воспитывать детей от брака с Елизаветой Боярской — вызывает чувство умиления.

В истории мало примеров, чтобы по доброй воле уходили из самого МХТ. Да, Матвеев много снимается, но его партнер Константин Хабенский снимается не меньше, и детей воспитывает, но при этом из театра не уходит. «ЭГ» заглянула за театральные кулисы, и увидела отнюдь не романтическую картину этого мира.

Муж Лизы Боярской не хочет превратиться в подонка и… уходит красиво

Максим Матвеев
Фото: Борис Кудрявов

Максим Матвеев — очень хороший человек. Реально хороший. Он прошел жесткий кастинг не только в актерской среде, но и на личном фронте. Его тесть — Михаил Боярский — категорически был против всех кавалеров своей прекрасной дочери, включая актера тогда театра «Ленком», обладателя самого красивого сценического голоса Сергея Чонишвили. Наш д'Артаньян публично клеймил современных мужчин за то, что они — мелкие, тщедушные и для семейной жизни не годные. Провинциальный парень, с простыми родителями, Максим Матвеев получил благословение от родителей Лизы Боярской и стал хорошим мужем для их дочери.

Два года назад Матвеев получил все театральные награды за роль в спектакле «Кинастон» в театре Табакова. Максим играл в двух родственных театрах: МХТ и в «Табакерке». Он — ученик ректора Школы-студии МХАТ Игоря Золотовицкого. Да, он не вошел в число фаворитов нового худрука МХТ имени Чехова Сергея Женовача, но и гонениям с его стороны не подвергался. В свои спектакли Женовач Матвеева не приглашал, но приглашали другие режиссеры. Новый худрук в первые же дни после прихода в театр уволил Константина Богомолова — якобы по собственному желанию, а Максим Матвеев — один из любимых артистов последнего. Кстати, сейчас Матвеев и Богомолов вместе снимаются в новом сериале «Шерлок в России».

Лет 10 назад тогда еще молодой режиссер Константин Богомолов рассказывал мне о больших интригах в МХТ и в «Табакерке». В частности, о том, что «женские роли», по большом счету, утверждает жена тогдашнего худрука Олега Табакова Марина Зудина, и в частности, она не одобрила участие актрисы Театра имени Вахтангова Анны Дубровской в постановке Богомолова. Кстати, 10 лет назад сам Константин Богомолов был таким хорошим человеком, что не верится в некоторые его нынешние фортели. Богомолов — из культурной интеллигентной семьи. Его папа — кинокритик, добрейшей души человек: лечит бездомных собак, птиц…

В последний раз я общалась с Богомоловым весной прошлого года, когда он стал худруком Театра на Малой Бронной. В его голосе появились железные нотки диктатора и легкие намеки на цензуру: мол, осторожнее со мной, новым худруком. Повторяю, что это были легкие и даже изящные пожелания. Тогда как Сергей Женовач в первые дни своего назначения худруком большого театра резко изменил стиль общения. До этого, будучи руководителем СТИ, улыбался, благодарил — милейший из милейших, добрейший из добрейших… а как только сел в кресло Табакова, так начал посылать в жесткой манере. Старейший завлит МХТ Николай Шейко сразу сказал мне в интервью, что «Женовач — очень жесткий человек, и скоро его солнечная улыбка останется в прошлом». Так все и произошло.

Максим Матвеев решил сохранить не только свою семью, но и свою душу и честь. Он не хочет льстить, унижаться, выпрашивать роли, интриговать. В интервью «Собеседнику» Матвеев сказал очень важную мысль, о которой все знают, только молчат: «Репертуарный театр в России — отжившая система». Максим Матвеев уходит красиво — по-английски. В кинематографе — другие подводные камни, но столько мерзости, подлости, «круговой поруки» как в театре, в кино нет… Жаль, что худрук театра Сергей Женовач упускает реально хорошего артиста и хорошего человека Максима Матвеева.

Владимир Машков из супермена, щедрого и доброго Вовки, превращается в диктатора

Владимир Машков
Фото: Лариса Кудрявцева

Владимир Машков не хотел работать в театре. Об этом он открыто говорил и своим коллегами, и даже своем учителю — Олегу Табакову. Актеру и другу Василию Мищенко Машков просто сказал: «На хрена мне нужен этот театр, тратить на него нервы и деньги?» Машков — самый высокооплачиваемый артист России, его гонорар после роли Давида Гоцмана в фильме «Ликвидация» — 1 миллион рублей за съемочный день (для сравнения — Евгений Миронов получает 350 тысяч рублей за съемочный день). Но после смерти Олега Табакова у Машкова не было иного выбора, кроме как согласиться возглавить театр, созданный его учителем, театр Олега Табакова.

Я хорошо знала Владимира Машкова с 2008 года. Мы общались как друзья, переписывались, перезванивались, он приглашал меня на премьеры, давал эксклюзивные интервью (в те годы Владимир Машков никому не давал интервью — единственная наша «звезда» знала себе цену, а мне давал). Вне всякого сомнения, он был крутым мужчиной и благородным человеком во всех смыслах. Отличался от всех актеров, которые не всегда ведут себя как мужчины — капризничают, портят нервы, устраивают истерики. Нынешний ректор ГИТИСа, а раньше обозреватель «Независимой газеты» Григорий Заславский однажды мне сказал: «Да, Володя, крутой — и не такой, как большинство артист-невест». Никогда не забуду, как он специально на два часа приехал из Петербурга, где снимался в фильме, в Москву, чтобы дать мне интервью к юбилею своего учителя… Пообещал и сделал.

— Володька — добрый, щедрый, — говорила кинокритик и друг Машкова Мария Безрук.

Таким он был до поста худрука в «Табакерке». Машков прощал мне все как журналисту, как другу. Он не обижался на критику своих ролей в кино. В нем не было ничего мелкого… Но Машков обиделся на меня и дал распоряжение «Не пускать в театр» после моей публикации о том, что билеты на премьеру обновленной «Матросской тишины» стоят 15 тысяч рублей. По-прежнему цены на этот спектакль — от 10 до 15 тысяч рублей. Я говорила Машкову, что это «неправильно». Он сам из небогатой семьи провинциальных актеров, и знает, что у «людей нет свободных 15 тысяч рублей на поход в театр», но ему нужна была касса. Были потрачены большие средства на ремонт театра, на тысячу зеркал, установленных в театре, и нужны были деньги. «Матросская тишина» — особенный спектакль. Он о бескорыстии любви, о бескорыстии дружбы, о жертвенности во имя детей, учителей. Но Машков делал «кассу».

Павел Табаков
Фото: Фролов Михаил/«КП»

Если бы Машков ограничился непопулярными мерами в отношении только СМИ. Он сделал все, чтобы сын его учителя — молодой артист Павел Табаков — ушел из театра, созданного отцом. Возможно, Павел Табаков — не самый лучший в мире актер, но кто мешает Владимиру Машкову передать ему свой опыт, знания, как это сделал Олег Табаков с самим Машковым, которого выгнали из Школы-студии МХАТ за драку, выгнали с позором, и которого буквально спас и сделал человеком и артистом Олег Табаков. Олега Павловича нет в живых, и Машков мог бы стать наставником его сына. Но Машков вошел в роль жесткого худрука. В новую для себя роль руководителя, начальника, царя. Он вынужден быть диктатором — иначе не удержать власть и артистов в своих руках. Таким образом, из самого гуманного, человечного, тонкого, нежного он превращается в тирана. Это очень грустно, потому что театр не стоит таких жертв. Театр не стоит того, чтобы люди продавали ему свои чистые души.

Алексей Серебряков убежал из театра как из ада

Алексей Серебряков
Фото: Кудрявов Борис

Один из первых и, бесспорно, самых лучших учеников Олега Табакова — Алексей Серебряков — 20 лет навсегда закрыл двери престижного «Ленкома» и сказал: «Гудбай, сцена, на веки вечные». Алексей Серебряков и умный, и верный, и хороший, и честный, и правдолюб. В актерской среде его по праву считают интеллектуалом. Он окончил школу всего с одной четверкой и был силен не только в гуманитарных предметах, но и в математике, физике. Неспроста его выбрали на роль математика и создателя пирамиды МММ Сергея Мавроди в фильме «Пирамида». После премьеры фильма Алексей Серебряков объяснил мне в интервью, почему он никогда не вернется в театр:

— Театральная конструкция слишком рискованная. Грубо говоря, если я попадаю в плохую картину, то знаю, что будет конец и прозвучит команда: «Стоп. Снято. Свободны!» И все, с картиной я прощаюсь. А вот если понимаешь, что участвуешь в плохом спектакле, то должен тянуть эту лямку, пока спектакль не умрет. Многие актеры вот так и тянут лямку, пока есть силы выходить на сцену. Эта нужда накладывает определенные обязательства, и ты становишься заложником ситуации, а я этого избегаю... Больше всего на свете боюсь стать заложником, да еще вечным заложником. Мне совершенно не хочется стать пленником театра и быть на услужении у худрука, директора. Нет ничего дороже свободы, а театр — это абсолютная несвобода.

Можно по-разному относиться к личности Алексея Серебрякова и к его высказываниям. Но он никому не причинил зла, никого не предал, не бросил. Он — верный семьянин, порядочный человек. Воспитывает приемных детей. Много занимается благотворительностью, но никому об этом не рассказывает. Он любит свою жену, свою профессию, людей и свободу.

Стали ли лучше другие ученики Олега Табакова — Евгений Миронов, Сергей Безруков, Ирина Апексимова — после того, как возглавили театры, — сложный вопрос. Все они были очень хорошие людьми. Прекрасными. Насчет порядочности Сергея Безрукова — большие сомнения. Не суди – не судим будешь, но как не судить, если вся публика, СМИ невольно переживали за бывшую супругу Сергея Безрукова — Ирину Безрукову. Он бросил ее после того, как погиб ее единственный сын — Андрей. В свое время увел Ирину у отца ее ребенка — очень хорошего человека Игоря Ливанова, и бросил, когда нашел другую. Изменял во время брака — у Безрукова дети от другой женщины. А ведь Ирина не просто была женой и актрисой театра. Она много сделала для театра полезного. Например, под ее руководством Губернский театр оснащен специальной техникой, позволяющей глухим детям смотреть спектакли… Можно все свалить на любовь, но порядочность и сострадание никто не отменял.

Юрий Грымов начал рулить «Модерном» с дресс-кода

Юрий Грымов
Фото: Кудрявов Борис

Каким образом деятель рекламы Юрий Грымов стал худруком театра «Модерн» — покрыто мраком. У него нет вообще никакого диплома о высшем образовании. Этакий самоучка. Он снял несколько фильмов, поставил один спектакль в РАМТе, и получил назначение возглавить театр в 2018 году. Я хорошо знала Юрия Грымова и много раз брала у него интервью. Человек он специфический, но нормальный… Я была шокирована, увидев в первый же день назначения Грымова в театре, — совсем другого Грымова. Высокомерного, заносчивого. Какой же он был любезный, когда общался ради продвижения своих фильмов. А став начальником, худруком, — изменил тон.

Грымов начал свое руководство театром с введения дресс-кода для зрителей. Вспомнил, как работал манекенщиком… На тот момент он не поставил ни одного спектакля в театре — вообще ничего не сделал, но решил переодеть публику на свой вкус. Я написала об этом статью, и как следствие - приказ: «Не пускать в театр». Замечательная актриса Ирина Мазуркевич, которая снималась в фильме Юрия Грымова «Три сестры», спросила у меня: «Анжелика, неужели Юрий Грымов правда вводит дресс-код и так себя ведет?» Увы, да. Как выяснилось, дресс-код был просто рекламным трюком Юрия Грымова — привлечением внимания к театру. На тот момент бывший демонстратор одежды ничего другого придумать не мог.

Некоторые крупными театрами руководят люди абсолютно необразованные, грубые, неотесанные. В их руках огромная власть. Я была свидетелем, как директор самого знаменитого театра Москвы в приемной, где я сидела, орал матами на молодого артиста только за то, что тот открыл дверь общежития в голом виде… выбежал из ванной. Уборщица пожаловалась на него директору. Как этот директор, кстати, без высшего образования, унижал выпускница «Щуки», — не передать. Но артисты все терпят, потому что устроиться в театры сегодня невероятно сложно, а играть хочется.

27 марта — Международный день театра. Во всем мире театры зарабатывают деньги сами, и только в нашей стране театры находятся на государственном обеспечении, и это миллиарды рублей. Нужен ли театр, который из хороших людей делает плохих? Театр, где бал правит тиран?

Читайте также: