Андрею Кончаловскому противны потные люди

Андрей Кончаловский
Андрей Кончаловский. Фото Бориса Кудрявова
42-й Московский международный кинофестиваль, отгремевший на минувшей неделе, стал одним из редких киносмотров в этом году, который прошел не онлайн, а в живом формате

Организаторы под руководством президента смотра Никиты Михалкова, отсутствующего на публичных мероприятиях, собрали большую и яркую программу.

В конкурсе участвовал документальный фильм Андрея Кончаловского «Человек неунывающий» — своего рода современная версия поэмы Некрасова «Кому на Руси жить хорошо». Только в прозе.

Нашему корреспонденту Анжелике Заозерской посчастливилось побеседовать с мэтром.

— Андрей Сергеевич, о вас ходит много легенд. Друг вашего брата Александр Адабашьян в недавнем интервью «Экспресс газете» назвал вас человеком изменчивым. Согласны?

— Я человек неунывающий — иначе бы не представлял свой фильм во время пандемии на Московском кинофестивале, и, да, я изменчивый. За свою длинную жизнь много раз и сам менялся, и менялись мои взгляды. Совершал много ошибок и часто был неправ. Моему любимому автору Чехову принадлежит выражение «человек поля», и я считаю себя вот таким человеком.

— К простому народу себя причисляете?

— Несмотря на то, что я — представитель золотой молодежи и прочее, всегда хорошо себя чувствовал и чувствую рядом с теми, от кого не пахнет потом. От тех, кто работает в поле, потом не пахнет. А пахнет от тех, кто ездит в метро и не пользуется дезодорантом. У меня с простыми людьми нет огромной дистанции. Россия — крестьянская страна, и наше сознание — крестьянское.

После интервью наша Анжелика в компании Юлии Высоцкой заслушалась лекции Андрея Сергеевича
Наша Анжелика в компании Юлии Высоцкой

— Чехову, как доктору, удалось поставить диагноз России?

— Когда у Антона Павловича спросили: «Чего не хватает русскому человеку?» — он сказал: «Желания желать». А это очень-очень важное качество. Один английский журналист, проработавший 15 лет в Москве, написал в своей влиятельной газете, что «весь мир не может простить русским то, что они первые». Мы — первые, но при этом мы в чем-то и последние.

— В вашем спектакле «Дядя Ваня» по Чехову на сцене Театра им. Моссовета жена Юлия Высоцкая играет добрую, трудолюбивую, светлую девушку Соню, а в «Вишневом саде» — развращенную аристократку Раневскую. Кто Юлия по сути?

— Непостижимая женщина. Я до сих пор за два десятка лет нашего брака не понял — кто она, поэтому и предлагаю ей разные роли. А в моем фильме «Дорогие товарищи!», который показали в Венеции, Юлия сыграла советскую чиновницу, и некоторые ее собственные черты в героине тоже присутствуют.

Читайте также: