Римас Туминас ничего не должен Юрию Полякову

Юрий Поляков
Юрий Поляков
Спор писателя и драматурга с театром имени Вахтангова, начавшийся лет пять назад, достиг своей кульминации

Конфликт возник, с первого взгляда, на пустом месте — Юрий Поляков на заседании Общественного совета при Министерстве культуры РФ доказывал, что худрук театра имени Вахтангова, режиссер с мировым именем Римас Туминас равнодушен к современной драматургии, а, следовательно, возглавляемый им театр не отвечает запросам времени.

Римас Туминас ставит во всем мире русскую и зарубежную классику, при этом авторы пьес «Улыбнись нам, господи» и «Ветер шумит в тополях» Григорий Канович и Жеральд Сиблейрас — наши современники. Юрий Поляков продолжает настаивать на том, что худрук большого театра обязан ставить современные российские пьесы, и переубедить его в этом практически невозможно. Понимаю тщетность своих усилий, но все же попытка — не пытка. А вдруг?

Не стала бы вмешиваться в эту войну (идет настоящая война — директора театра имени Вахтангова Кирилла Крока по заявлению Юрия Полякова приглашали на допрос в СК РФ), если бы на днях сама неожиданно не подверглась буквально атаке актера и режиссера Николая Сахарова. Он пригласил меня на свой спектакль «Я подарю тебе Москву» в Театральный центр «Вишневый сад», а когда услышал мое спокойное мнение, стал кричать, что «я не знаю современных писателей, поэтов, а, значит, не могу оценить его шедевр».

Римас Туминас
Римас Туминас. Фото Д. Дубинского

Не буду оправдываться, что с творчеством многих наших писателей и поэтов знакома, но признаю, что больше люблю Мандельштама, Цветаеву, Галича. При этом согласна, что надо читать больше современных авторов. Только лично мне приятнее проводить время в обществе своих любимых. Агрессия человека, который якобы знает кому что читать, а кому что ставить, мне видится непозволительной. Но сейчас о другом.

У Николая Гумилева есть строки: «Я вежлив с жизнью современною, // Но между нами есть преграда, // Все, что смешит ее, надменную, // Моя единая отрада». Среди нас были, есть и будут люди, у которых по разным причинам с современностью существует дистанция. Римас Туминас — один из них. Он любит XIX век, с Пушкиным, Лермонтовым, Львом Толстым (в настоящее время репетирует спектакль «Война и мир»), досконально его знает и предлагает зрителям совершить по нему путешествие. Зритель начинает дышать воздухом героев XIX века, ощущать вкус той эпохи...

Римас Туминас умеет создавать «из мертвой материи» — театрального реквизита — живую материю. Этот дар превращать смерть в жизнь, прошлое в настоящее, персонажей в людей пришел к нему, как и к другим большим художникам, свыше. И, возможно, пришел из того же XIX века. Если Римас Туминас не находит вдохновения в нашей современности, зачем же принуждать его к этому? Разве Римас, прославивший своими постановками российский театр во всем мире, должен ставить пьесы Юрия Полякова? На мой взгляд, Туминас вообще никому ничего не должен. Уж точно он не должен Юрию Полякову.

Не секрет, что есть люди, оказавшиеся в своем времени. Счастливые люди. Юрий Поляков — прекрасный современный писатель (если бы это было не так, то Олег Табаков не открыл бы свою легендарную Табакерку со спектакля «ЧП районного масштаба» по произведению Полякова). Несколько поколений зачитываются ироничным, пронзительным романом «Парижская любовь Кости Гуманкова». Рискну предположить, что этот роман не увлечет Римаса Туминаса, потому что ему чужды его юмор, стиль, дух. Режиссер — человек из другого времени, и не видеть это не может разве что слепой.

Кирилл Крок
Кирилл Крок

Трагедия каждого человека — попасть не в свое время. Люди, которые подвергаются такой участи, находят спасение в творчестве, где нет временных границ. Спасение Римаса Туминаса — в театре. Но как каждый великий художник, он не только сам спасается, но и спасает других.

Вряд ли бы директор театра имени Вахтангова воевал с Юрием Поляковым, если бы не понимал — как сложно худруку Туминасу спасать наши души в столь трудный век. Каждому несовременному человеку жить сегодня, в наше время виртуальной реальности, уже огромное испытание. Сегодня искусственный интеллект может написать очень даже симпатичные пьесы. Серьезно. Но искусственный интеллект не может написать второй роман «Война и мир». Многие режиссеры способны ставить вполне любопытные спектакли, как тот же Николай Сахаров, но только единицы могут создавать на сцене воздух, луну, новую жизнь и новый мир. Для этого нужно быть волшебником или мастером.

К сожалению, мы не ценим своих мастеров. Ищем их болевые точки и вонзаем в них стрелы. Только после того, как на своей шкуре ощущаем — каково это быть «без вины виноватым», — ловим себя на мысли: «А ведь я тоже судил и наносил удары!» Не отрицаю, что и я — одна из них.

Что касается театра имени Вахтангова, который в этом году отмечает 100-летний юбилей, он начался с явно несовременной постановки Евгения Вахтангова пьесы Карло Гоцци «Принцесса Турандот». Но именно она, что называется, попала в точку, и в трудный 1922 год дала людям ощущения праздника и чуда. Если бы над Вахтанговым стоял современный драматург, к примеру Владимир Маяковский, и требовал поставить его «Мистерию-буфф», то не было бы сегодня театра Вахтангова. Не надо требовать от людей того, что им не близко. Найдутся режиссеры (их очень много), которые будут счастливы поставить и Юрия Полякова, и других современных авторов. А Римас Туминас пусть спокойно репетирует «Войну и мир». И пусть наконец-то прекратятся все эти театральные и литературные войны, конфликты...

Читайте также: