Поргина рассказала о мистическом появлении собаки перед трагедией с Караченцовым

Поргина рассказала о мистическом появлении собаки перед трагедией с Караченцовым
Людмила Поргина и Николай Караченцов
До страшного происшествия актер всегда был очень занят и постоянно куда-то спешил: ему было не до питомцев. Неожиданное появление лабрадора Мили стало знаком свыше, считает вдова.

Людмила Поргина поделилась воспоминаниями об одном случае, который врезался ей в память. Вдова Караченцова уверена, что появление в их семье питомца было неслучайным.

Николай Петрович привык жить на бегу: спал четыре часа, бежал в душ, быстро завтракал — и ехал работать. Он даже гулять не спеша не мог, вспоминает актриса: не в его это было характере. Родные Караченцова надеялись, что если заведут собаку, глава семейства будет находить время для прогулок с ней и отвлечется от напряженной работы. Сын тоже мечтал о питомце, рассказала Поргина. И вот однажды случилось так, что на собачьей выставке Караченцову подарили щенка. Это был палевый лабрадор. Питомца решили назвать Милей. Впоследствии она сыграла важную роль в жизни актера, заявила Поргина.

Оказалось, что у четвероногого друга — эпилепсия. Из-за чрезмерного возбуждения или смены погоды могли начаться судороги. Болезнь питомца стала полной неожиданностью для всей семьи, призналась вдова Караченцова:

«Мы не знали, что у собак такое бывает».

Поргина взяла на себя заботу о питомце. Ей пришлось научиться делать уколы и давать животному лекарства. Только так можно было снять приступ у любимого лабрадора:

«Появление Мили стало некой предтечей. Как только у Мили был припадок — я ей сразу ставила укол реланиума, в рот заливала валокордин, и недуг отступал».

После страшной аварии и трепанации черепа Караченцов страдал от посттравматического эпилептического синдрома. И тогда то, чему научилась его супруга, очень пригодилось. Поргина делала актеру уколы, а он отпускал шуточки:

«Ну давай, потренировалась на собаке, коли и мне».