Наркома Ежова расстреляли с именем Сталина на устах

Климент Ворошилов, Вячеслав Молотов, Иосиф Сталин и Николай Ежов на канале Москва - Волга
Климент Ворошилов, Вячеслав Молотов, Иосиф Сталин и Николай Ежов на канале Москва — Волга. Фото: Globallookpress.com
Выражение «ежовые рукавицы» вошло в повседневный язык благодаря имени Николая Ежова, одиозного и грозного наркома внутренних дел

Злая ирония судьбы в том, что сам он, ответственный за «Большой террор» 1930-х, стал его жертвой. Трудный подросток из бедной семьи достиг политических высот и даже пережил личный, пусть и краткий период «культа личности». Официально арестованного за мужеложество, его расстреляли 4 февраля 1940 года.

Сын дворника, ученик сапожника

О детстве Коли Ежова известно мало. Он сам приложил к этому немало усилий, скрывая свою биографию и запутывая анкетные данные. По собственным свидетельствам, он всегда оказывался рядом с важными историческими событиями, будь то революционное движение Петербурга, участие в Первой мировой войне или служба в Красной Армии. Но в то же время никогда не оказывался в гуще. Такую изворотливость он воспитывал в себе с детства. Самый маленький из мальчишек, щуплый, он рано осознал, что проложит себе путь интригами и «гибкостью». В скудных и противоречивых воспоминаниях, говорится, что его отец был петербургским дворником (литературовед Елена Скрябина), или то, что он был учеником сапожника, а затем слесарем на разных заводах (личные анкеты Ежова, которые не смогли подтвердить историки). Скрябина писала, что любимым занятием Коли было истязать животных и издеваться над младшими; когда он выходил во двор, вся детвора разбегалась. По слухам, Ежова даже наблюдали в психиатрической больнице.

Наполеон а ля рюс

Николай Ежов был низкого роста. 151 см не хватило для того, чтобы нормально служить в армии. В 1916-м его признали негодным к строевой службе, но благодаря грамотности назначили полковым писарем. Низкий рост и, видимо, самооценку Ежов компенсировал частым враньем. В анкетах он писал, что еще весной 1917 года вступил в ячейку РСДРП в Витебске и принял участие в Февральском восстании. Однако найденные архивные документы подтвердили только год, но месяц — август. В 1938 году он узнал, что его жена Евгения изменяет ему с писателем Михаилом Шолоховым. Однако, несмотря на возможности, ничего с писателем не сделал. Тот был любимчиком Сталина.

Народный комиссар пищевой промышленности СССР Анастас Иванович Микоян, народный комиссар внутренних дел СССР Николай Иванович Ежов, народный комиссар тяжелой промышленности СССР Лазарь Моисеевич Каганович и народный комиссар обороны СССР Климент Ефремович Ворошилов (слева направо на первом плане) на первой сессии Верховного Совета СССР первого созыва
СССР. Москва. 12 января 1938 г. Народный комиссар пищевой промышленности СССР Анастас Иванович Микоян, народный комиссар внутренних дел СССР Николай Иванович Ежов, народный комиссар тяжелой промышленности СССР Лазарь Моисеевич Каганович и народный комиссар обороны СССР Климент Ефремович Ворошилов (слева направо на первом плане) на первой сессии Верховного Совета СССР первого созыва. Фото: © «ИТАР-ТАСС»

Убил жену?

В том же 1938-м неуязвимость Ежова пошатнулась. Скрытая борьба внутри партии, которую развязал Лаврентий Берия, все больше угрожала ему. По одной из версий, планировался арест его жены Евгении, которая могла бы дать показания против мужа. Когда в 1988 году рассматривался вопрос о реабилитации репрессированного наркома, Военная коллегия СССР отказала с формулировкой:

«Ежов организовал ряд убийств неугодных ему лиц, в том числе своей жены Ежовой Е. С., которая могла разоблачить его предательскую деятельность. Ежов… провоцировал обострение отношений СССР с дружественными странами и пытался ускорить военные столкновения СССР с Японией. В результате операций, проведенных сотрудниками НКВД в соответствии с приказами Ежова, только в 1937–1938 гг. было подвергнуто репрессиям свыше 1,5 млн граждан, из них около половины расстреляно».

Версия о том, что Николай Ежов передал жене пузырек с сильным снотворным и указанием убить себя, все же не считается однозначно доказанной. Евгения Соломоновна долгие годы жила с психическом расстройством. А когда в 1937–1938-м годах были арестованы многие ее друзья и вся страна жила в страхе, они только усилились.

Спал с мужчинами

Гомосексуализм Ежова послужил формальным фактом для ареста. В 1934 году в Уголовном кодексе СССР появилась статья № 154 «О мужеложестве». В признательных показаниях Ежов рассказал о связях с мужчинами. Однако в обвинительный приговор они вошли с парадоксальной формулировкой:

«Действуя в антисоветских и корыстных целях, Ежов организовывал убийства неугодных ему людей, а также имел половые сношения с мужчинами (мужеложество)».

Однако главное обвинение заключалось в измене Родине, шпионаже и попытке захвата власти при помощи террористических акций. На суде Николай Ежов все отрицал и произнес знаменитое:
— Я почистил 14 000 чекистов, но огромная моя вина заключается в том, что я мало их почистил.

Ежовые рукавицы

Знаменитые рукавицы, в которых нарком держит всех врагов Советской власти и «контру», появились на рисунке выдающегося советского карикатуриста Бориса Ефимова в 1937 году. В этот период Николай Ежов достиг апогея своей власти и популярности. Его портреты висели на стенах домов по соседству с портретами Иосифа Сталина. Он воспринимался как второй человек в государстве, который железной рукой правит и наказывает всех неугодных. Одно имя этого невысокого человечка вызывало ужас. Кстати, брат Бориса Ефимова, писатель Михаил Кольцов, был расстрелян 2 февраля 1940 года, за два дня до казни Ежова.

Имя хозяина

Николая Ежова арестовали 10 июня 1939 года в кабинете секретаря ЦК КПСС Георгия Маленкова. Ежов в этот момент активно пытался стать членом Политбюро. В аресте с нескрываемым удовольствием участвовал Берия. Перед казнью Николай Ежов попросил передать Сталину, что умрет с его именем на устах. В своих письмах он называл генсека «Хозяин».


Читайте также: