Итоги молдавских выборов принципиально важны для России

Традиционное государство сегодня противостоит власти мафии
Подпишитесь и читайте «Экспресс газету» в:

Михаил ДЕЛЯГИН

Михаил ДЕЛЯГИН

Традиционное государство сегодня противостоит власти мафии.

В Молдавии 29 июля пройдут повторные парламентские выборы. Предыдущие, по итогам которых победили коммунисты, привели к попытке государственного переворота - бессмысленного, безрезультатного и, слава Богу, бескровного.

Чего ждать от новых выборов, поразит ли Молдавию «зараза оранжевых революций» и вспышка антироссийского синдрома, мы попросили рассказать известного российского экономиста и политолога, главу Института проблем глобализации Михаила ДЕЛЯГИНА.

- Рассуждая о выборах, нужно понимать специфику Молдавии. Во-первых, это абсолютно уникальное государство: там действительно практически нет межнациональной розни. Я видел подобное поликультурное общество только на Кубе. Второе: это единственная страна на постсоветском, постсоциалистическом пространстве, которой руководит партия коммунистов. И третий аспект уникальности данного государства в том, что партия коммунистов является самой либеральной и самой демократической силой молдавского общества, да и всей Восточной Европы, по-моему, тоже.

Демократизм молдавских коммунистов проявляется во всем, но я как старый «аппаратчик» обратил внимание, прежде всего, на кортеж президента. Мы привыкли к тому, что чем меньше денег в государственной казне, тем роскошнее кортеж. А здесь едет средненькая машина, перед ней - единственная машина ГАИ. И это всё. Для сравнения - у нас заместители губернаторов ездят с огромным кортежем, мигалками, «крякалками» и разгоняют всех с дороги к чертовой матери.

Вторая картинка, которая меня потрясла, – научно-практическая конференция партийного актива и хозяйственных руководителей по стратегическим перспективам развития. Так получилось, что я чуть-чуть разбираюсь в охране первых лиц: в данном случае она свелась к тому, что напротив трибуны, с которой президент Воронин открывал эту конференцию, пять мест в первом ряду были пустые, и еще на одном месте сидел охранник. Перед началом конференции он проверил, включается ли в зале свет, и заглянул внутрь трибуны, - не сидит ли там кто. И на этом мероприятия по подготовке помещения закончились.

Удивительно, что при всей верности партийным идеям, молдавские коммунисты большие демократы, чем я могу себе представить. Когда в какой-то момент оппозиционеры обвинили их в воровстве из бюджета, Владимир Воронин сказал: «Раз вы считаете, что у нас есть воры, ставьте своего человека на пост главы Счетной палаты и ищите сами, кто здесь ворует. Я за вас вашу работу выполнять не буду». И отдал этот пост оппозиции.

Другой пример: почему Европа, которая к коммунистам относится хуже, чем к фашистам, была свято убеждена в честности прошедших в апреле молдавских выборов? Очень просто: потому что председатель Центризбиркома - представитель оппозиции. Грубо говоря, представьте себе, что на выборах Президента РФ в 2008 году председателем Центризбиркома был бы Гарри Каспаров. И он бы посчитал голоса, подвел итоги, потом вышел бы, развел руками и сказал: да, народ нашей страны проголосовал вот за этого человека, который мне совсем не нравится, но что же поделать, когда люди так решили. В моей голове это укладывается с большим трудом.

Мало кто помнит, что первая попытка «оранжевой революции» на постсоветском пространстве была в Молдавии в 2002 году. И в 2005 году попытка была повторена, но обе позорно провалились: «оранжевая революция» против настолько демократического правительства невозможна в принципе.

Я был на съезде их партии. Все было организовано абсолютно по-европейски: люди сидели не рядами в зале, а за большими столами, которые стояли боком к сцене. Присутствующие общались настолько непринужденно, что на столах явственно не хватало кувшинов вина. И вдруг я вижу, как по залу ходит оператор какого-то румынского телеканала в жилетике с надписью огромными буквами: «Бессарабия - неотъемлемая часть Румынии». Никто на эту враждебную пропаганду не обращает внимания. Я говорю: смотрите, у вас же вражеская пропаганда! - а мне отвечают: ну да, но человек имеет право выражать свое мнение, не выбрасывать же его со съезда!

Я описываю все это, может быть, излишне подробно, чтобы мы понимали, в каком обществе происходили события в апреле. Там победили коммунисты на выборах, победили честно, - и вдруг начались беспорядки. Почему?

Морарь совершенно не при чем

Наиболее распространенная  гипотеза заключается в том, что журналистка Наталья Морарь устроила рассылку по SMS и социальным сетям, и молодежь в едином порыве откликнулась на эту рассылку. Она так тоже, похоже, думает. Но это легенда, которая сочинена для нас с вами. Интенсивность обмена SMS-сообщениями накануне этих беспорядков была лишь чуть-чуть выше, чем в среднем в день по городу Кишиневу. На самом деле чудесный мэр города Кишинева тупо использовал административный ресурс и приказал вывести старшеклассников и студентов на центральную площадь. Приказ был выполнен. Вот и вся причина массового выхода молодежи, который всех потряс. А на штурм парламента и администрации президента пошли «затесавшиеся» в рядовой толпе 200 боевиков, очень хорошо обученных в одном из государств бывшей Югославии.

Идея была простая: полиция неизбежно оказывает сопротивление, боевики под шумок убивают в толпе несколько детей, включая, возможно, ту же Морарь. И все мировые СМИ получают возможность писать о «кровавом режиме палача Воронина». Коммунисты на долгие годы дискредитированы перед Европой, а другой политической силы в обществе нет. В возникшем хаосе планировалось возвращение, скорее всего, второго президента Молдавии Лучинского, который проиграл выборы в 2001 году Воронину. Он бы возглавил какой-нибудь комитет национального спасения.

Владимир ВОРОНИН

Владимир ВОРОНИН

Рассчитали всё, кроме одной малости: президент Воронин - как бывший Министр внутренних дел - такие провокации понимает очень хорошо. Поэтому полицейские получили строжайший приказ не оказывать сопротивления вообще. Есть видеозапись, как боец молдавского ОМОНа кладет на асфальт щит, снимает «сферу», наколенники, бронежилет и с упоением начинает швыряться в боевиков булыжниками. Кстати, для акции даже была специально подвезена на двух грузовиках брусчатка. Но полиция просто ушла, отдав на разграбление два центральных органа власти.

Причем выяснилось, что у так называемой оппозиции никакой программы нет, что это не политическая оппозиция, а погромщики. Если бы это были представители настоящей оппозиции, то, заняв парламент, они вели бы себя как большевики в Зимнем. Но захваченные здания были просто разгромлены, разграблены, подожжены, после чего боевики разошлись по домам. Большей дискредитации оппозиции и представить себе нельзя. И даже ответные действия властей были предельно демократичны. По горячим следам задержали сотню людей, но большинство было отпущено фактически сразу. Количество тех, в отношении которых возбуждено уголовное дело, крайне ограничено.

Оппозицию запугала мафия

У нас в России модны теории заговоров, и всякие люди сразу же начали обвинять товарища Лучинского. Я считаю, что это неправильно по той же причине, по которой арабы сами не могли устроить 11 сентября: это была операция тщательно и очень хорошо спланированная. Разные участники процесса действовали синхронно и точно, даже ничего не зная друг о друге.

У процесса были хорошие планировщики, а ведь никто и никогда не мог обвинить товарища Лучинского в том, что он хороший организатор. Организовывали попытку государственного переворота не его люди.

Ключом к пониманию этой попытки я считаю последующие события. Коммунистам нужен был один голос в парламенте, - один оппозиционер из нескольких десятков, чтобы утвердить президента. И найти такого оппозиционера должно было быть просто, - прежде всего потому, что либералы, как люди, поклоняющиеся деньгам, обычно не склонны к принципиальности, - если, конечно, рассматривать дела, а не слова. Это касается и правых либералов республики Молдавии.

Сергей Седлецкий /«Комсомольская правда»

Сергей Седлецкий /«Комсомольская правда»

Во-вторых, оппозиционные партии понимали, что за этот один голос они могли просить все, что угодно, - и не только деньги. А от человека потом на худой конец можно с гневом откреститься. В-третьих, оппозиционеры прекрасно сотрудничали с коммунистами, занимая, как я говорил, даже высокие государственные посты. Им не надо было перешагивать через себя, чтобы помочь коммунистам избрать президента, - тем более что ими предлагались весьма компромиссные фигуры.

И, наконец, последнее. Повторные выборы для оппозиции после провала попытки государственного переворота -  это самоубийство. Достаточно просто показывать по телевизору хронику погрома с коротким текстом: «Вот то, чего на самом деле хотят эти люди». И всё, тема закрыта, хотя не уверен, что молдавские коммунисты из-за своей склонности к демократии и общей культуре этот прием применят.

Но оппозиционеры прекрасно понимали, что, отказываясь от сотрудничества с коммунистами, от вполне компромиссных кандидатов на пост президента, предложенных коммунистами, они совершают политическое самоубийство. И, тем не менее, они пошли на это самоубийство с открытыми глазами.

Причину очень просто и честно объяснил один из оппозиционеров: «Жизнь дороже». То есть им очень серьезно пригрозили, - но кто может пригрозить депутату молдавского парламента?

И здесь мы уходим с твердой земли фактов, которые можно подтвердить и доказать, и переходим на почву предположений. Но и на этой почве есть твердые острова фактов. Например, такой: до прихода к власти коммунистов в 2001 году бывший советский военный аэропорт под Бельцами работал не хуже, чем аэропорт города Грозного при Дудаеве и, наверное, лучше, чем аэропорт города Грозного при Масхадове. Самолеты садились и взлетали почти каждую ночь не только с близлежащих территорий, но и из Африки и Латинской Америки. Это был глобальный центр международной контрабанды, который обслуживал весь регион. А коммунисты очень просто и быстро разобрались с оргпреступностью. У нас сейчас есть три страны СНГ, свободные от «воров в законе»: это Белоруссия, Молдавия и Грузия. После того как молдавские коммунисты лишили контрабандистов феерического бизнеса, глобальная преступность ничего не потеряла, - она просто переориентировалась на Албанию, Косово, другие сладкие места. Потеряли именно представители регионального криминалитета, в первую очередь изгнанные из Молдавии «воры в законе». Понятно, что с их стороны физическая угроза депутату представляется вполне органичным явлением.

Вторая сила, которая, вероятно, поучаствовала в перевороте - это румынский бизнес, тоже заинтересованный в возобновлении контрабанды. В Молдавии своих олигархов нет; насколько можно понять, это одна из причин, по которым Всемирный экономический форум назвал ее наиболее благоприятной для международной торговли страной.

И, наконец, третья сила, вероятно, причастная к попытке госпереворота - румынские спецслужбы. Причем, судя по панической реакции руководства, они действовали независимо от государства и своему начальству не докладывали. То есть это структуры внутри спецслужб, которые действовали как частные армии, а не как части государства.

Можно предположить, что заговорщики представляли собой конгломерат бывших молдавских «воров в законе», румынских бизнесменов и спецслужб, может быть, каких-то молдавских бизнесменов, которые работают за пределами Молдавии.

Хочу подчеркнуть, что в ходе попытки государственного переворота возникло противостояние не правых и левых, коммунистов и либералов, патриотов и националистов, демократов и фашистов. Нет, это оказалось противостояние традиционной, привычной всем государственности с властью теневых, мафиозных по своей сути структур.

Традиционное государство может быть хорошим или плохим, эффективным или не очень. Но в нем понятно, кто лидер, кто и как принимает решения, с кем вести переговоры, кого ругать и против кого протестовать. И мы видим, что традиционное государство все больше вступает в конфликт с иной, теневой, мафиозной властью, которая в условиях глобализации начинает проявляться все сильнее. Эта мафиозная власть превращает традиционные государственные структуры в пустые оболочки. Вы не можете даже вступить с ними в диалог, потому что  невозможно говорить с марионетками. С теми же, кто реально принимает решения, общаться невозможно потому, что они глубоко в тени. Мафия - это вещь «в себе», с ней нельзя рассчитывать на нормальное сотрудничество, на нормальные отношения.

Так что 29 июля в Молдавии традиционное государство будет противостоять, грубо говоря, власти мафии. Той власти, которая в дискуссии не вступает, даже в тюрьму не сажает, а просто говорит: «Мы тебя убьем».

Молдавские коммунисты так сказать не могут. Их государство полностью легально, цивилизованно и демократично. То, что происходит сейчас в стране, - одно из первых столкновений в огромной войне, которая разгорается на наших глазах. Эту войну во всем мире ведет с мафией традиционная государственность, которая старается быть демократичной, опирается на народ и, в конечном счете, отвечает перед ним. И выборы в Молдавии - «эхо грядущего», один из первых выстрелов будущих войн. Исход этого столкновения окажет огромное влияние на все будущие войны, в том числе и те, в которых придется участвовать нашей стране.

Поэтому исход молдавских выборов принципиально важен для России. Не только потому, что это постсоветское пространство, не только потому, что это коммунисты, не только потому, что они несут в себе будущее левой идеи как таковой, оседлывая глобализацию, а не противореча ей, в отличие от замшелой зюгановщины и сталинизма.

Главное не в этом.

На повестке дня стоит вопрос о том, как будет организовано будущее человечество: станет ли оно развиваться в рамках нормального государства, пусть даже и трансформирующегося, или же оно будет закабалено мафией.

Да, население Молдавии 3,5 млн. человек, но его выбор, его способность противостоять мафии - очень важное, принципиальное событие не только для России, но и для всего человечества: оно повлияет на то, каким будет само  человеческое общество.

Самое хорошее вино в Россию не пускают

Молдавия живет, помимо гастарбайтеров, за счет экспорта вина. Но на наш рынок мы пустили только тех производителей, которые теоретически могут быть куплены российским капиталом. А вот одно из лучших молдавских предприятий, «Криковские подвалы», - государственное и объявлено национальным достоянием. Именно эту роскошную продукцию в Россию не поставляют.

Логика здесь простая: раз наш бизнес никогда не сможет купить это предприятие, значит, мы его продукцию не будем пускать на свой рынок.  Но этот тот протекционизм, который оборачивается себе дороже.

Поскольку исторически молдавское общество ориентировано на нас, мы должны сделать все, чтобы это использовать. Кстати, Молдавия, по-моему, единственная страна, где половина газораспределяющей сети принадлежит «Газпрому», причем уже очень давно. Без всяких скандалов, без напряжений. И «Газпром», который предельно агрессивен по отношению к нам с вами, там практически не создает конфликтов.

В чем мы, безусловно, правы, - в том, что даем Молдавии кредит в полмиллиарда долларов на развитие дорог. Президент Воронин по этому поводу сказал: «Это хорошие деньги, но руки к ним не протягивайте, все посчитано. Нам дают на дороги, мы восстанавливаем только их, а еще строим один водопровод. На все остальное извольте заработать». Обратите внимание: у человека выборы на носу. Другой бы посулил за голоса «справедливое» распределение миллионов. Но он говорит строго противоположное: мол, не раскатывайте губенку, деньги целевые, «платы за лояльность» не будет.

Это не укладывается в голове. Это другой мир, очень правильный. И нужно, чтобы он оставался таким. Потому что плохие явления нужно ломать или менять, а вот явления хорошие нужно сохранять и развивать. И нынешняя Молдавия относится к числу очень хороших и очень правильных явлений в жизни человеческого общества.





Вам может быть интересно: