Валентин Житарев: Горбачев до сих пор со мной не расплатился

На приемах в советском посольстве в Вашингтоне накрывали 12 - метровые столы
Подпишитесь и читайте «Экспресс газету» в:

Хрущев отправил Насеру бочонок брусники

ВАЛЕНТИН ЖИТАРЕВ: в его руках любая свекла зацветет, как роза

ВАЛЕНТИН ЖИТАРЕВ: в его руках любая свекла зацветет, как роза

- Правда, что советские чиновники не жалели денег на изысканные блюда и деликатесы?

- В 1956 году, когда я только начал работать в МИДе, руководители страны экономили каждую копейку. Поэтому особой роскоши в меню не было. Иностранных гостей потчевали солянками, щами из квашенной капусты, картофелем с белыми грибами, заливной рыбой, варениками, блинами. На столе в российском посольстве в Вашингтоне всегда были семга, черная икра, мясо в горшочках, грибы, пирожки, беляши, напиток из клюквы, квас, грузинское вино, армянский коньяк, водка «Русская», «Столичная» и перцовая. Водку пили из тонких стаканов. Ни одно праздничное меню не обходилось без наших национальных блюд. Ими политические деятели с гордостью угощали иностранцев. Никита Хрущев, например, отправил президенту Египта Насеру бочонок брусники.

- Спиртного-то много употребляли?

- Ну как вам сказать. Иногда праздничные столы достигали в длину 40 футов. И деликатесов, и питья там хватало. Как писала одна американская газета, «аппетитные блюда омывались нескончаемыми запасами алкогольных напитков. Русская водка текла рекой. Стакан опустошался за стаканом. Закуска невероятно быстро исчезала со столов. Переводчик, призванный помогать общаться иностранным гостям, в силу того, что был чертовски пьян, не мог выполнять свои обязанности» и так далее. Американцы поражались непреодолимой любви русских к еде и особенно к выпивке. Шутили, что внимание советских руководителей больше приковано к блюдам, чем к политике. В памяти Вашингтона самые щедрые столы и теплые приемы были именно в советском посольстве.

- Вы пытались накормить дипломатов даже ромашками, маргаритками, розами и тюльпанами…

- Они были сделаны из овощей. Пунцовые розы вырезались из обыкновенной свеклы, желтые тюльпаны из репы, маргаритки с белыми лепестками из сельдерея и моркови, а нарядные ромашки из вареных яиц. Нередко съедобные букеты американские гости уносили с собой как сувениры.

- Что это за история, в результате которой вы попали в желтую заметку вполне приличного американского издания?

- В честь юбилея Игоря Стравинского в ресторане «Пауль Ианг» устроили шикарный праздник. Я, шеф Белого Дома Генри Халер и барон Андрес де Грут разговаривали по душам, попивая красную перцовую водку. Одна очень любопытная дама захотела узнать, о чем мы беседуем, не прибегая к услугам переводчика. Она наивно полагала, что мы шепчемся об интимных вещах. Каково же было ее удивление, когда дамочка услышала, что мы любезно обмениваемся рецептами приготовления вкусных блюд. Об этом смешном фрагменте застолья написала газета «Ивнинг Стар». Информация была подана под соусом «А дипломатический ли это был разговор на самом деле?»

- Где вы постигали поварское искусство?

- После окончания семи классов поступил в школу кулинарного ученичества, затем окончил техникум общественного питания. В 1955 году учился на высших курсах поваров при ресторане «Метрополь». Как-то заглянул к нам сотрудник МИДА и предложил: кто хочет поехать поработать в советское посольство в Эфиопии. Я согласился. Мне тогда было 23 года. Накануне заманчивого приглашения я стал отцом. Экзотическую страну, где вода закипала при температуре 90 градусов, я практически не видел. Нагрузка была огромная. Но впечатления от той поездки остались на всю жизнь. Например, как вместо воды из крана падали пиявки.

Брежнев обожал вяленую ряпушку

- Какие блюда чаще всего заказывал наши партийные боссы?

- В еде мои «клиенты» были не привередливы. Советские послы в США Анатолий Добрынин и Юрий Воронцов лакомились биточками и беляшами. Никита Хрущев любил борщи, генсек ЦК КПСС Леонид Брежнев обожал вяленую ряпушку. Это рыба такая. Я не могу похвастать тем, что был личным поваром Леонида Ильича. Но кормить его мне доводилось. По случаю приезда Брежнева в Штаты в начале июня 1972 года мы накрыли шикарный стол. Отведав мои фирменные закуски и мясо, Леонид Ильич смачно облизывал пальцы. Хотя на столах было много салфеток. С Эдуардом Шеварднадзе я проработал много лет, объездил с ним полсвета. Прекрасно знаю его семью. Эдуард Амвросиевич любил язык и мясо. По кулинарной части он всегда во всем полагался на меня. Несмотря на то, что у Шеварднадзе было 2 семейных повара, в дни приемов обычно вызывали меня. Эдуард Амвросиевич имел обыкновение опаздывать к столу. Бывало, закажет ужин на 8 вечера, а придет к 2 часам ночи.

НИКИТА ХРУЩЕВ: от питательных борщей Житарева на пиджаке не сходились пуговицы

НИКИТА ХРУЩЕВ: от питательных борщей Житарева на пиджаке не сходились пуговицы

- Кто из советской партийной элиты больше всего вам запомнился?

- Приятнее всего было работать с Андреем Громыко. Я сопровождал его во всех загранич-ных поездках. В том числе и на Генеральную Ассамблею ООН. Громыко любил заказывать соленую или заливную рыбу. Однажды, когда Андрей Андреевич пригласил меня к себе на квартиру, в числе других гостей к нему пожаловал и зять Никиты Хрущева Аджубей. Большого впечатления этот человек на меня не произвел. Когда я его увидел, сразу вспомнил популярную в те годы поговорку «Не имей 100 рублей, а женись как Аджубей» и сложенный народом анекдот про его лесть и угодничество Хрущеву. Приходит Аджубей к Никите Сергеевичу и спрашивает: «Как пишется «по попе» - слитно или раздельно? Хрущев отвечает: «Пишется-то раздельно, а дадут нам с тобой вместе!» В отличие от Эдуарда Шеварднадзе Андрей Андреевич Громыко никогда не опаздывал к столу. Всегда был пунктуален. Как сейчас помню, завтрак в 8.15, обед в 13.15, ужин в 17.15. И безгранично вежливым и внимательным. Всегда поздоровается, поблагодарит за вкусный обед, а напоследок справится: «Валентин Гаврилович, вы накормили охрану?» Жена Андрея Андреевича Лидия Дмитриевна, сопровождавшая мужа во всех его командировках, у плиты стояла редко, в кухонные дела старалась не лезть, полностью доверяя мне содержимое семейного стола.

- Что вам мешало стать личным поваром Хрущева или Брежнева?

- Попасть на кухню к советским руководителям я не мог по одной причине. Мой отец попал в плен, откуда благополучно сбежал. Позже его реабилитировали, он даже имел награды. Но все равно моя репутация была сильно испорчена. При устройстве на службу к высокопоставленным лицам тщательно изучали характеристику каждого кандидата, досконально проверяли документы. Меня наверняка бы не взяли.

- Почему вы отказались работать поваром у Александра Бессмертных?

- С Сашей мы знакомы более 40 лет. Это мой сосед по дому и хороший приятель. Когда его выдвинули министром иностранных дел, я решил для себя, что не стану входить в состав его команды. Чтобы потом не было никаких разговоров, что я, мол, устроился за его счет.

В Афганистане меня приняли за Шеварднадзе

ПРИЕМ В СОВЕТСКОМ ПОСОЛЬСТВЕ В ВАШИНГТОНЕ: стол ломится от русских блюд

ПРИЕМ В СОВЕТСКОМ ПОСОЛЬСТВЕ В ВАШИНГТОНЕ: стол ломится от русских блюд

- За границей вы известны не только как лучший русский повар, но еще и как…двойник Михаила Горбачева.

- И не только за границей. С Михаилом Сергеевичем меня путали даже в России. Хотя я не вижу между нами разительного сходства. В США я прилетел в составе советской делегации. На всех были шляпы с загибающимися полями и одинаковые драповые пальто темного цвета. Американские дипломаты, плохо знавшие русских руководителей в лицо, прямиком направились ко мне засвидетельствовать свое почтение. При крепком дружеском рукопожатии называли меня Михаилом Сергеевичем. Другой курьезный случай произошел уже в Москве, на Старом Арбате. Выходя из магазина «Антиквариат», я оступился и угодил в лужу. Брызги попали на проходящего мимо мужчину. Я как тот герой из произведения Чехова, рассыпался в многочисленных откровенных извинениях. Незнакомец долго не мог прийти в себя, после чего вымолвил: «Просто удивительно! Как вы похожи на Горбачева!» Скажу честно, радости от прозвучавшего «комплимента» не испытал. Я бы не хотел быть похожим на Михаила Сергеевича. Однажды меня приняли и за Эдуарда Шеварднадзе. Дело было в Афганистане. Ко мне подошли представительного вида люди, взяли под локоток и усадили в машину. С Эдуардом Амвросиевичем у нас действительно похожая комплекция. Да и одежду в то время я носил такого же покроя, что и советские государственные деятели. Факт подмены персоны раскрылся быстро.

- Вы обижены на Горбачева или мне это показалось?

- Когда-то я работал заведующим производством в кафе «Президент» при Фонде Михаила Горбачева на Ленинградском проспекте, 39. Шеф-директором там был мой давний знакомый - Сергей Пехтерев. Мы хотели открыть один из лучших ресторанов в Москве, где будет вкусная и недорогая еда. Мечтали сделать в ресторане «Президент» кузницу кадров, готовившую профессиональных поваров для наших посольств и представительств за рубежом. В кафе я трудился ровно три месяца, а заплатили мне только за два.

- А звезд эстрады и кино вам приходилось кормить?

- Я не люблю набиваться в друзья, тем более к людям не своего круга. Хорошие отношения у меня сложились с Людмилой Зыкиной. Мы с ней познакомились в Штатах. Потом она приезжала в особняк МИДа. Зачем Зыкиной домашний повар, когда она сама прекрасно готовит.

- Где вы работаете в настоящее время?

- В ресторане «Чайка», расположенном в Турчининовом переулке. Обедают здесь в основном рядовые москвичи и гости столицы. Я рад, что кормлю сейчас простых российских граждан. Как говорится, от чего ушел, к тому и вернулся. Политические деятели нашего государства, много лет питавшиеся моими блюдами, вряд ли теперь смогут оценить их достоинства. Свою работу я делаю на совесть. И не вижу большой разницы между тем, как накормить посла в Америке или проголодавшегося инженера.





Вам может быть интересно: